Интеллектуальная собственность и инновации

Полные тексты моих журнальных статей (2014-2017 г.г .)

  • Социально-экономические и правовые проблемы инновационного развития// Патентная информация сегодня – 2014, №2. Инновационные                                                                            процессы    должны быть  практически увязаны  с социально-экономическими  аспектами жизни человечества в целом и подвергнуться                                                                              соответствующему     правовому регулированию
  • Страна в ожидании новых  Нобелевских лауреатов//Патентная информация сегодня” - 2014, №1. Многие изобретения уходят своими корнями в  открытия фундаментальной науки. Поэтому нам небезынтересно, в частности, посмотреть, какие научные достижения наших ученых получили международное признание, проявившееся во вручении им Нобелевских премий

  • Развитие стратегий инновационного партнерства//”Патентная информация сегодня”, 2013, №1. Развитие инновационного партнерства направлено на построения «открытой инновационной сети»,  предполагающей разрушение традиционных корпоративных барьеров, которое сопровождается миграцией идей, ИС  и участвующих в этом специалистов  в обоих направлениях – в данную организацию и из нее,  с возможностью вмешательства в инновационный процесс любых  действующих лиц

  • Современные  формы использования  интеллектуальной собственности в инновационном процессе//”Патентная информация сегодня”, 2012, №3. Долгосрочное рыночное господство компании может быть обеспечено посредством информационно-аналитической поддержки комплексного использования в инновационном процессе  преимуществ, присущих  разным формам  правовой охраны интеллектуальной собственности

  • Моральные и социальные аспекты инновационного развития//  “Патентная информация сегодня”, 2012, №1. Влияние инноваций на экономику, политику и повседневную жизнь никогда не было столь сильным, как сегодня. Однако их создание и охрана все в большей степени становятся  вопросом этики и морали, ориентация на создание ценностей, которые отвечают насущным социальным и экономическим нуждам

  • Современные стратегии инновационного использования интеллектуальной собственности // «Патентная информация сегодня» №3-2011. Современные инновационные стратегии различаются в зависимости от широты охвата представленных в них
  • Расширение возможностей  сетевых патентно-информационных ресурсов при решении задач инновационного развития //Патентная информация сегодня – 2009, №2. Современные инновационные стратегии различаются в зависимости от широты охвата представленных в них форм охраны ИС, характера участия компаний в создании и освоении активов ИС  и  занимаемой ими позиции в конкурентной борьбе
    • Охрана интеллектуальной собственности в эпоху Четвертой промышленной революции//Л.Г.Кравец и А.А.Молчанова,  “Патенты и лицензии”, 2017, №6. В статье показано, что Индустрия 4.0 несет с собой принципиальные перемены, связанные со слиянием разных технологий и стиранием граней между физическими, цифровыми и биологическими сферами. Это не может не привести к обострению проблем охраны интеллектуальной собственности, усложнению процессов  обретения и осуществления  патентных прав, вызванных появлением новых инноваций. В свою очередь, эти процессы могут обусловить необходимость совершенствования  патентного законодательства,  а также разработку инновационных методов и средств преодоления новых рисков в условиях дальнейшего обострения конкуренции.

    Текст опубликованной статьи:

    Охрана интеллектуальной собственности в эпоху четвертой промышленной революции // Патенты  и лицензии, 2017, №6

    Индустрия 4.0 несет с собой принципиальные перемены, связанные со слиянием разных технологий и стиранием граней между физическими, цифровыми и биологическими сферами. Это, по мнению авторов статьи – Л.Г.Кравеца – канд. филолог. наук, доцента и А.А.Молчановой – начальника отдела маркетинга ФИПС (Москва, molchanovaal@gmail.com), не может не привести к обострению проблем охраны интеллектуальной собственности, усложнению процессов обретения и осуществления патентных прав, вызванных появлением новых технологий. В свою очередь, указанные процессы могут привести к совершенствованию патентного законодательства, а также разработке инновационных методов и средств преодоления новых рисков в условиях обострения конкуренции.

    Ключевые слова: индустрия 4.0., интернет вещей интеллектуальная собственность, патентование, патентоспособность, конкуренция, патентные войны.

    В последующие 20 лет мировая экономика будет проходить этап, получивший на всемирном экономическом форуме в Давосе в 2016 г. название «Четвертая промышленная революция» (индустрия 4.0). Участники форма утверждали, что она в той или иной мере является продолжением третьей, или цифровой революции. Очередная революция проявляется в слиянии технологий, размывании границы между физической, цифровой и биологической сферами, в развитии робототехники, искусственного интеллекта и виртуальной экономики.

    Эти преобразования, порождающие нетрадиционные виды инноваций и выходящие за рамки действующего патентного и авторского права, традиционных норм охраны корпоративных брендов с использованием товарных знаков, – не могут не сказаться на действующей системе интеллектуальной собственности. Потребуются решения возникающих проблем с использованием как дополнительных законодательных норм, так и современных технологий претворения их в повседневную практику. Рассмотрим названные проблемы, используя накопленный зарубежный опыт в этой сфере.

    Место и роль интеллектуальной собственности в среде Интернет вещей

    Индустрия 4.0 и Интернет вещей. Сущность четвертой промышленной революции тесно переплетается с понятием «Интернет вещей» (Internet of Things – IoT)». Четвертая промышленная революция и Интернет вещей (ИВ), обозначающие взаимосвязанные понятия, не имеют четких определений. Интернет вещей, например, определяется в литературе как интеллектуальная взаимосвязь умных устройств (smart devices), посредством которых объекты могут восприниматься и связываться друг с другом, определяя, как, где и кем должны корректироваться решения относительно физического мира.

    Обозначение «индустрия 4.0» подразумевает принципиально новые преобразования, характеризующиеся слиянием разных технологий и стиранием граней между физическими, цифровыми и биологическими сферами. Миллиарды людей, соединенных мобильными устройствами с беспрецедентной вычислительной мощностью, емкостью запоминающих устройств и доступом к знаниям, обретают небывалые возможности преобразований. И эти возможности будут умножаться за счет новых технологических прорывов в таких областях как искусственный интеллект, робототехника, Интернет вещей, автономные транспортные средства, 3-D печать, нанотехнологии, биотехнологии, материаловедение, хранение энергии и квантовые вычисления.

    Например, в условиях индустрии 4.0 это система контроля движения, в которой представлены: дорожное управление, автоматизированные машины (технология которых уже испытывается), метеорологические станции, местные системы регулирования движением транспорта в городах и даже связанный с Интернетом автосервис. Каждый участник движения поставляет информацию о своем пребывании в дорожной сети согласно протоколам Интернета, предоставляя возможность другим участникам реагировать соответствующим образом. Так, пассажир, начиная свое движение в Лондоне, мог бы направиться в Эдинбург, ориентируясь в реальном времени с учетом дорожных пробок, ремонтных работ, погодных условий, наиболее подходящих цен на дизельное топливо и исправности заправочных станций, наличия на станциях технического обслуживания нужных запасных частей и даже сэндвичей с сыром на завтрак.

    Такая система предполагает систематическое информирование и встречную информированность об окружающих нас объектах через Интернет, который сейчас находящийся еще на начальной стадии развития. Потребуется очень сложная техническая структура с возможностью обрабатывать множество встречных информационных потоков. Эта структура должна располагать внедренными во всех объектах датчиками, позволяющими сообщать свое местоположение и статус; беспроводным подключением к Интернету; соответствующим программным обеспечением для взаимосвязи объектов; Интернетом и другими объектами сети; операторскими интерфейсами; алгоритмами шифрования для обеспечения безопасности; операционными платформами и протоколами для управления огромным массивом конкурирующих данных[1]. Понятно, что порождаемая индустрией 4.0 столь нетрадиционная ИВ-среда усложняет процессы правовой охраны обращающихся в ней объектов интеллектуальной собственности и повышает актуальность поиска методов и средств решения возникающих в связи с этим проблем.

    Усложнение охраны интеллектуальной собственности в ИВ-среде. Независимо от того, рассматривается ли ИВ-среда лишь как дальнейшее расширение мобильной революции Интернета или как самостоятельная технологическая сфера, нельзя отрицать, что развитие ИВ приведет к интенсификации инновационных процессов и обострению конкуренции, пересмотру законодательства об интеллектуальной собственности и появлению обновленных патентных прав. У этого предположения имеются объективные обоснования.

    Мир вступил в век индустрии 4.0, когда природные богатства все заметнее уступают главенствующую роль результатам их переработки, созданию продуктов и систем, которые несут в себе основную дополнительную стоимость. В условиях подобных экономических преобразований трудно переоценить важность интеллектуальной собственности как базового условия обеспечения инновационного процесса и конкурентоспособности предпринимательства. Экономическая ценность творческой деятельности обеспечивается лишь тогда, когда результаты интеллектуального труда обретают права собственности, а обладатель этих прав в состоянии их защитить и компенсировать возрастающие затраты на осуществление и реализацию инноваций.

    Происходящие в индустрии 4.0 слияние технологий, размывание границ между физической, цифровой и биологической сферами, развитие робототехники, искусственного интеллекта и виртуальной экономики не дает точного ответа на вопрос: кто же на самом деле владеет интеллектуальной собственностью, создаваемой в этой сфере? По мнению экономиста П.Донована[2], верховенство останется за правами интеллектуальной собственности. Утверждается, что «важность закона возрастает в четвертой промышленной революции потому, что экономика, вероятно, во все большей степени станет виртуальной, а торговля в области интеллектуальной собственности будет вытеснять торговлю физическими продуктами. Соответственно, охрана прав интеллектуальной собственности будет приобретать все большее значение, как средство стимулирования инноваций и вознаграждения за усилия новаторов»[3].

    Век индустрии 4.0 порождает новые проблемы защиты практически всех попадающих в ИВ-среду объектов интеллектуальной собственности, которые охраняются с использования патентного и авторского права, законодательства об охране товарных знаков и прочих нормативных документов. Ключевую роль в системе охраны интеллектуальной собственности играет, конечно, патент на изобретение или промышленный образец, предоставляющий исключительное право его обладателю на использование запатентованного технического или художественно-конструкторского решения на установленный законом срок действия. В ИВ-среде патентная охрана подвергается новым испытаниям. Так, современные технические стандарты в областях, подобных сотовой связи, защищаются сотнями патентов. А их массовое использование неизбежно приводит к обостряющимся конфликтам между патентообладателями и провайдерами охраняемых этими патентами услуг.

    В последнее время небывало возросла экономическая значимость объектов авторского права, в число которых вошли особо важные для ИВ-среды программы для ЭВМ, базы данных и топологии интегральных микросхем. К тому же сегодня трудно представить повседневную жизнь без Интернета, компьютеров и смартфонов. А в этих технических достижениях в возрастающих масштабах перемещаются тексты, охраняемые авторским правом, с присущим ему принципом территориальности. Отслеживание нелегитимного использования множества разновидностей обращаемого в ИВ-среде контента становится все более трудным.

    Возрастающее использования в ИВ-среде информационных технологий и телекоммуникаций обострило и проблему охраны прав владельцев товарных знаков. Они в массовом порядке сталкиваются в Интернете с доменными именами, применяемыми в сети, хотя и нигде не регистрируемыми, словесными обозначениями ссылок, фреймов, метатэгов, а также с ключевыми словами в онлайновой рекламе. Получающая все более широкое распространение 3-D печать выдвигает дополнительные вызовы действующему законодательству о товарных знаках, создавая трехмерные знаки и др.

    Каждая разновидность объектов интеллектуальной собственности располагает своими особенностями, причем на практике нередко наблюдается пересечение различных форм правовой охраны. В результате для охраны объектов интеллектуальной собственности или их частей могут использоваться разные законодательные системы. Поэтому компаниям, входящим в сферу интеллектуальной собственности с ее разнообразными и переплетающимися технологиями, необходимо разработать стратегию приобретения тех или иных прав на ее объекты. Такая стратегия, будучи составной частью общей бизнес-стратегии компании, должна обеспечивать, как минимум, проведение оценки будущего бизнеса, идентификации предпринимательских возможностей, а также предотвращения наиболее существенных угроз.

    Сохранит ли интеллектуальная собственность свою значимость и порядок охраны в современной цифровой среде? Потребуются ли радикальные перемены в действующей системе или будет достаточно индивидуальных изменений с учетом новых технологических систем и процессов? Хотя обсуждение этих вопросов находится еще в самом начале, ответ на один из них уже сейчас вряд ли подлежит сомнению: действующие права интеллектуальной собственности сохранили свою легитимность в цифровом мире, хотя вступили в силу еще в аналоговую эпоху. Поэтому предстоящим нововведениям придется подстраиваться к фундаментальной системе интеллектуальной собственности и проблеме патентной охраны.

    Проблемы обретения и осуществления патентных прав

    Условия патентования технологий в ИВ-среде. Одна из наиболее важных характеристик патентования в ИВ-среде заключается в том, насколько многие элементы технологии, необходимой для построения системы ИВ, обладают патентоспособностью вообще.

    Проведенное в Великобритании исследование показало, что с 2004 по 2013 г. почти 22 тыс. опубликованных заявок на патенты во всем мире были ориентированы на ИВ-технологии и подключенные к Интернету умные (smart) устройства. Возможности патентования изобретений относятся ко всей ИВ-цепочке: от конечных устройств, используемых ими датчиков, способов подключения и взаимодействия с другими устройствами до способов безопасного хранения данных, энергоснабжения, системной архитектуры, использования возможностей внешней ИВ-среды и т.д.[4].

    Вместе с тем при определении патентоспособности решений возникают противоречивые ситуации. Например, одна из специфических сфер патентования – ИВ-приложения, которые, скорее всего, будут стимулировать развитие рынка ИВ-устройств, – могут не попасть в число патентоспособных. Это направление развития – сбор данных, их анализ и последующее использование его результатов – находится в компетенции законодательных и судебных органов США. Верховный суд США, например, рассматривавший в 2014 г. дело «Элайс корпорэйшн против КЛС Бэнк» («Alice Corp v. CLS Bank»), постановил, что абстрактные идеи, как таковые, не подлежат патентованию согласно ст. 35 §101 кодекса США, если притязания заявителя не содержат чего-либо «существенно большего». При этом суд подчеркнул, что простой реализации абстрактной идеи с помощью обычной компьютерной системы недостаточно, чтобы претендовать на получение патента.

    После вынесения такого решения многие патенты по программному обеспечению и методам предпринимательства были признаны недействительными как не соответствующие §101. Последовавшие за этим решения нижестоящих инстанций и практика патентных ведомств делают очевидным факт, что изобретения, направленные на сбор и анализ данных с последующим использованием его результатов, подвергаются риску быть не подлежащими патентной охране.

    До конца 2014 г. дело «ЛЛК против Хотелз ЛП» («LLC v. Hotels.com LP») стало единственным, в котором суд отверг претензии «Элайс корпорэйшн». В решении федерального окружного суда была признана правомочность оспариваемого патента, поскольку “заявленное решение неизбежно уходит корнями в области компьютерных технологий, позволяющих преодолевать проблемы, возникающие, в частности, в области компьютерных сетей»[5].

    Судебная практика Великобритании и Евросоюза также показывает, что программное обеспечение и методы предпринимательства не могут быть запатентованы. Хотя реализованные на компьютерах изобретения, имеющие техническую применимость, потенциально патентоспособны, при условии, что они выполняют другие требования, такие как новизна и изобретательский уровень. Все эти решения и вытекающие из них проблемы имеют непосредственное отношение к процессам патентной охраны в ИВ-среде.

    Широко применяемая в индустрии 4.0 встроенная система (embedded system) представляет собой компьютерную систему, предназначенную для выполнения одной или нескольких специализированных функций, часто в режиме реального времени и вычислительных ограничений. Она представляет собой компонент устройства, часто включающего также аппаратные средства и механические элементы. Такие системы контролируют множество устройств, находящихся уже сегодня в широком употреблении. Однако их патентование затруднено тем, что зачастую при экспертизе возникает сомнение в должном изобретательском уровне.

    Другая сложность патентования состоит в том, что для бесперебойной согласованной работы ИВ-системы должна использоваться стандартизованная технология. Для этого придется соединять объекты из различных коммерческих источников и пополнять их новыми объектами, не нарушая существующую архитектуру и нетребуя создания альтернативой структуры. Однако, если стандартизированные элементы технологии в архитектуре уже запатентованы, это создает дополнительную проблему, потому что без лицензии от патентообладателей сторонние пользователи этой технологии могут нарушить его права[6].

    Еще одной проблема, стоящая перед обладателями ИВ-патентов – правильное определение объема патентных притязаний. Как уже отмечалось, ИВ-системы часто неоднородны и содержат различные типы устройств, совместно работающих для выполнения конкретной задачи. Патентообладатели хотели бы, чтобы их ИВ-патент претендовал на широкие притязания, не допускающие нарушения их прав на всю систему, включающую определенный тип узлов или объектов. Однако, если притязания в формуле изобретения определены слишком широко, к ним могут быть применены ограничения, определяемые как «средство плюс функция» (means-plus-function limitations). Если описание средства несовершенно, притязания могут быть признаны неопределенными и недействительными[7].

    Приведенные примеры показывают, что для обеспечения новизны ИВ-заявок очень важно сформулировать и описать те аспекты изобретения, которые способствуют улучшению работы системы или любого ее компонента. Например, способствует ли изобретение повышению быстродействия, надежности или безопасности одного или нескольких компонентов? Позволяет ли изобретение работать с уменьшенным объемом памяти, сокращенным числом циклов центрального блока обработки или сниженным энергопотреблением? Увеличит ли оно гибкость системы и позволит ли упростить ее модернизацию или ремонт? Изложение этих технических преимуществ в описании изобретения может стать основой для подтверждения патентоспособности заявляемого в ИВ-среде решения.

    Возможности отстаивания патентных прав в ИВ-среде. Сфера ИВ набирает обороты, и ее ожидаемый рост имеет первостепенное значение, учитывая, как число подключаемых устройств, так и размеры потенциального бизнеса. Вступающие в эту сферу компании сталкиваются с обостряющейся конкуренцией. На рынке появляются новые игроки, в числе которых, например, оказались даже производители автомобилей «Тесла», «Ауди» и др., которые предлагают также и услуги мобильной связи.

    Бесплатное предоставление операционной системы Android разрушило лицензионный рынок программного обеспечения, поддержав, таким образом, свой интенсивный маркетинг. Создание открытой среды ИВ-приложений «АйТьюнз» («ITunes»), «АндроидПлэй» («AndroidPlay») и др. существенно меняет патентный ландшафт и связанные с ним бизнес-модели. В десятку лидеров подачи ИВ-заявок по системе РСТ, по данным ВОИС, за 2014 г., входят «Хуавей текнолоджиз» («Huawei Technologies»), «Куолкомм» («Qualcomm»), «ЗТЕ» («ZTE»), «Панасоник» («Panasonic»), «Мицубиши электрик» («Mitsubishi Electric»), «Интел» («Intel»), «Эрикссон» («Ericsson»), «Майкрософт» («Microsoft»), «Сименс» («Siemens») и «Филипс электроникс» («Phillips Electronics»).

    Согласно существующим оценкам, вступающему на рынок игроку, возможно, придется заплатить в виде роялти до 15% от стоимости нетто-продаж его телефонов/устройств, если он не располагает какими-либо патентами, защищающими его бизнес. Это в большинстве случаев окажется непосильным бременем для устойчивого бизнеса. Самые заметные изменения в последние годы привнесли на рынок такие китайские компании как «Хуавей» и «ЗТЕ». Активизировав свои усилия, они вышли на один уровень с сильнейшими конкурентами из США, Европы и Кореи.

    На ИВ-рынке получают развитие две разновидности конкуренции: горизонтальная и вертикальная. Горизонтальная конкуренция представляет собой конкуренцию субъектов, находящихся за пределами основного бизнеса компании. Например, «Гугл» («Google») может поглотить компанию по производству термостатов, а энергетические компании типа «Эон» («Eon») внедрять новые услуги в области домашнего наблюдения.

    Вертикальная конкуренция формируется в сфере основной деятельности компании, и, вступая в ИВ-бизнес, она будет вынуждена контактировать с все большим числом телекоммуникационных игроков, обладающих правами интеллектуальной собственности в области будущего бизнеса. В подобных условиях становится жизненно важным не только умело оценивать потенциальные угрозы нарушения чужих патентных прав, но и активно разрабатывать и осуществлять собственную стратегию формирования активов интеллектуальной собственности для свободы действий на последующих этапах.

    Обостряющаяся конкуренция в ИВ-среде показывает, что, создавая потенциальные преимущества для потребителей и бизнеса, система интеллектуальной собственности одновременно привносит и проблемы, связанные с ее защитой. Отраслевые игроки должны быть осведомлены о преимуществах и недостатках быстро растущей и разнообразной сферы ИВ-деятельности, чтобы занять в ней благоприятные позиции. В их числе, готовность к обострению патентных споров. В последнее время, наряду с широко обсуждавшимися в прессе тяжбами патентных троллей, большое внимание привлекают патентные споры в сфере новых технологий. Их интенсивность возрастала по мере развития тех или иных технологических направлений и обострения притязаний на обретение в них господствующих позиций. Одно из крупнейших конфликтных столкновений было вызвано развитием технологии мобильной связи третьего поколения (3G). За ним 10 лет назад последовала новая волна – телекоммуникационные технологии 4G, а еще через 5 лет были развязаны смартфоновые войны. Война за рынок смартфонов с использованием в том числе и патентного троллинга, поссорила бывших союзников «Эппл» («Apple») и «Гугл»[8].

    Ожидается, что сфера ИВ-вещей, учитывая ее масштабы и объемы капиталовложений, может стать новым полем патентных войн. Практически все участники потенциальных столкновений (и малые, и большие) уже располагают или накапливают большие патентные активы. Все эти факторы не могут не вызвать подлинный шторм патентных споров. Соответственно обостряются и проблемы компаний, заинтересованных в обретении, осуществлении и лицензировании своих патентных прав. Сейчас ряд компаний активно судится по поводу ИВ-технологий. Недавно «Алифком» («AliphCom») и «БодиМедиа» («BodyMedia») – родственные компании «Джобоун» («Jawbone») – производителя переносных устройств, которые синхронизируются по беспроводной связи с другими ИВ-устройствами, предъявили иск о нарушении их патентных прав компанией «Фитбит» («Fitbit»). Патенты «БодиМедиа» и «Алифком» покрывают область переносных устройств для идентификации и статистики состояния здоровья человека, включая температуру тела, частоту сердечных сокращений, и хранение этой информации для последующей обработки и представления ее через Интернет. «Фитбит» продает аналогичные переносные устройства. Сначала истцы заявили о нарушении компанией «Фитбит» трех патентов, к которым затем добавили еще три. Дело находится на рассмотрении[9].

    Чего ожидать в будущем?

    По мере того, как интеллектуальная собственность воспринимается потребителями все более в качестве коммерческой реальности, у ее обладателей усиливаются экономические стимулы для исследования форм взаимодействия интеллектуальной собственности с новыми технологиями, включая возможности получения лицензионных платежей от других участников этого рынка. При этом нужно учитывать ряд существенных различий в общем патентном ландшафте, если сравнивать его с тем, что наблюдалось в недавнем прошлом. Предполагаемые изменения в правилах определения патентоспособности ИВ дают основание полагать, что действия патентных троллей в этой новой сфере будут не столь интенсивными, как в технологиях, преобладавших 5-7 лет назад, например, в случае ограничения судебных решений, подвергающих сомнению патентоспособность нетрадиционных решений, ожидаемых в ИВ-среде.

    В любом случае компании, работающие в ИВ-сфере, должны быть готовы к судебным процессам. Если компании самостоятельно разрабатывают технологии, они должны располагать надежной программой подачи собственных заявок на патенты даже если не планируют противопоставлять их своим конкурентам. По крайней мере, это позволит им занять выгодную позицию при возникновении споров о правах на интеллектуальную собственность. Если компания приобретает лицензию на технологию другого правообладателя, очень важно убедиться, что соглашения о лицензировании этой технологии содержат надежные гарантии против нарушения прав и возмещения убытков в случае предъявления исков третьими лицами. Организации типа англо-американской юридической фирмы «Хогпн ловелз» («Hogan Lovells») предлагают специализированные методы и средства комплексной правовой поддержки компаний, чей бизнес перемещается в ИВ-среду[10].

    Можно также предположить, что потребность в новых формах управления инновациями в индустрии 4.0. обусловит более широкое применение открытой инновационной модели. Данная бизнес-модель предполагает создание партнерств для совместного проведения исследований и разработок, что может быть особенно востребовано в сфере ИВ, сочетающей технологии в различных областях знаний (физика, цифра, биология). Открытые инновации приобретают межотраслевой и многофункциональный характер, разрушают привычные отраслевые и корпоративные барьеры, обусловливают обмен идеями, технологиями и интеллектуальной собственностью, стимулируют налаживание взаимодействия и кооперацию всех участников инновационного процесса.

    Технологическими площадками открытой инновационной сети могут стать информационные платформы, создаваемые различными инновационными агентствами, в том числе и патентным ведомством. Так, ВОИС осуществляет проект «Открытые совместные проекты и модели, основанные на использовании интеллектуальной собственности»[11]. Чтобы обеспечить максимально широкий обмен технической информацией и опытом со всеми заинтересованными сторонами в рамках проекта ВОИС, предполагается создать интерактивную платформу по открытым совместным проектам и моделям, основанным на использовании интеллектуальной собственности.

    Рассмотренные выше процессы обретения и осуществления патентных прав на ИВ-устройства и системы, протекающие в обостряющейся конкурентной среде, нуждаются во всесторонней патентно-информационной поддержке. При этом она будет также претерпевать радикальные изменения как по своему информационно-аналитическому содержанию, так и по оснащенности новейшими информационными технологиями. Потребуются, например, новые идеи классифицирования поисковых массивов в условиях преобразования конфигурации и переплетения отраслей, систематизации и визуализации данных с учетом интеллектуальной взаимосвязи «умных устройств» («smart things») и построения платформ типа «ТингУоркс» («ThingWorx»), предназначенных для сборки инновационных приложений, запуска и коммерциализации интеллектуальных сетевых изделий.

    Отмеченное выше переплетение различных форм правовой охраны инноваций сферы ИВ может стимулировать создание интегрированных информационно-поисковых систем, обеспечивающих одновременный кросс-поиск в базах данных различных видов патентной информации и авторского права (информации о патентах, средствах индивидуализации, программах для ЭВМ, базах данных, топологиях интегральных микросхем и др.). Особенностью таких систем также могло бы стать включение информации о судебных разбирательствах, последующих этапах передачи и осуществления прав собственности. На основе таких систем, вероятно, получат развитие и новые инструменты анализа этих интегрированных массивов информации и соответствующие информационно-аналитические службы. В ФИПС, например, уже сейчас ведется разработка нового поискового инструмента, призванного обеспечить углубленные патентные исследования[12].

    В ожидании очередной волны заявок на патенты на новые технологии встанет и проблема дифференцированного подхода к переработке и распространению в системе интеллектуальной собственности неуклонно возрастающего потока патентной информации. Особенно, если задачи информационных органов не ограничены удовлетворением только ведомственных задач патентной экспертизы, а направлены также на информационно-аналитическую поддержку инновационных процессов в новой среде ИВ. Потребуются новые методы и формы дифференцированного подхода к избирательной переработке и распределению патентной информации в интересах ученых, инженеров и юристов, работающих в этой новой среде, сочетание их с требованиями полноты и точности для удовлетворения традиционных нужд патентной экспертизы.

    Представляется, что дальнейшее внимательное отслеживание и анализ событий, происходящих в индустрии 4.0, обеспечит методологическую основу для решения охарактеризованных в статье проблем, а также развитие отечественной практики правовой охраны интеллектуальной собственности и ее информационной составляющей в эпоху четвертой промышленной революции.

    Список литературы

    1 A Look at Patent Protection for the Internet of Things//Mitchell Feller. July 2016. www.grr.com/patent-protection-for-the-internet-of-things.htm

    2. Alice Tracker: DDR Holdings, LLC v. Hotels.com L.P//Fish www.fr.com/alice/ddr-holdings

    3. Apple и Google мобилизовали патентных троллей//www.trolli.org/?entry=entry100304-230141

    4. Internet of Things: Another Industry Patent War? //Kenie No, November/December 2015. www.finnegan.com

    5. Fourth Industrial Revolution great for lawyers// Elena Holodny. Mar. 3, 2016. 12:34 PM. www.businessinsider.com/fourth-industrial-rev

    6. Patent issues and the Internet of Things. Paul England looks at the application of the patents system to the Internet of Things//https://united-kingdom.taylorwessing.com/…/article_patent_i

    7. Seven Things to Know about the Internet of Things and Industry 4.0. When everything is connected to everything else, manufacturing will have a very different face. Article From: 9/1/2015 Modern Machine Shop, Mark Albert, Editor-in-Chief.

    8. The Internet of Things – Planning for the Next Wave of Patent Litigation. C. Mammen, 21. September 2016.

    9. Three Challenges for Internet-of-Things Patents, Authored by Kenie Ho and James D.Stein, June 10, 2016 – articles…challenges-for…things-patent law360.coms