Социально-экономические и правовые проблемы инновационного развития

7 декабря, 2015

Социально-экономические и правовые проблемы инновационного развития// Патентная информация сегодня – 2014, №2.

Л.Г.Кравец. Главный редактор журнала «Патентная информация сегодня», к.ф.н., доцент. Инновационные процессы должны быть  практически увязаны  с социально-экономическими  аспектами жизни человечества в целом и подвергнуться соответствующему  правовому регулированию.

Экономика XXI века провозглашена экономикой  знаний, которая рассматривается как  высший этап постиндустриального экономического развития. Часто термин экономика знаний используют как синоним инновационной экономики.  В экономике знаний основными факторами развития считаются  знания и человеческий капитал. Процесс развития такой экономики заключен в повышении качества человеческого капитала, в повышении качества жизни, в производстве высоких технологий,инноваций и высококачественных услуг.

Вместе с тем, в последнее время мировая общественность проявляет озабоченность относительно возможностей практической увязки инновационных процессов с социально-экономическими  аспектами жизни человечества в целом и состоянием их правового регулирования.  Не осознав актуальность этой проблемы, будет трудно обеспечить должную эффективность информационной поддержки современной инновационной деятельности.

Экономическая значимость инноваций.

Вся история человечества представляет собой непрерывную череду открытий, направленных на использование природных сил и материалов для улучшения жизненных условий. Это проявилось в огромном прогрессе наук, технологий, культур,  искусств и проявлений гуманизма. Инновации – внедрение новых или существенно улучшенных технологий, методов или продуктов и их широкое использование в обществе также  сопровождают человечество с самого его зарождения. Однако их влияние на экономику, политику и повседневную жизнь никогда не было столь сильным, как сегодня. Причем их важность в ближайшем будущем еще более возрастет.

Главное предназначение инноваций заключается в  развитии экономики и решении вновь возникающих глобальных проблем. Прошли времена, когда компании могли годами пожинать плоды за счет выпуска той или иной успешной продукции. В условиях глобализации, обострения конкуренции, непрерывного изменения технологий, перемен в образе жизни и возрастания потребностей такое вряд ли возможно. Сегодня компании и целые отрасли оказались под давлением острой необходимости обновления своей продукции в кратчайшие сроки. Жизненный цикл новой модели компьютеров, например, порой исчисляется  какими-то  месяцами. Успешная инновационная стратегия и регулярное обновление продукции играют жизненно важную роль в экономической деятельности современных компаний.

Для того чтобы выжить, компаниям и странам приходится непрерывно изыскивать новые и устойчивые источники дальнейшего развития. И инновации представляются одним из ключевых условий создания рабочих мест, ускорения экономического развития и сохранения накопленных богатств. Поэтому меры по интенсификации инновационных процессов занимают в наши дни приоритетные позиции в политических программах многих стран и регионов.

Социальные ценности инноваций

Но при этом неизбежно возникает вопрос: получает ли общество действительную выгоду от непрерывного ускорения инновационного процесса.          Получение прибыли – не единственный показатель общественного развития. Помимо экономических ценностей человечеству  надлежит создавать и ценности социальные, содействуя инновациям, которые отвечают насущным нуждам человечества.  Каким образом взаимосвязаны экономические и социальные ценности и как они воздействуют друг на друга? Что понимается под выгодой для людей и как она измеряется?  Какие инновации приносят выгоду обществу, а какие – нет?

При поиске ответов на эти вопросы можно, для примера, обратиться к двум важнейшим проблемам, стоящим перед человечеством: экологическому кризису и охватившей землю крайней нищете. Какую роль в решении этих проблем может сыграть создание и передача новых технологий?

Экологический кризис становится все более угрожающим. Изменение климата, опустынивание, снижение продуктивности сельскохозяйственных регионов, обезвоживание  рек и сведение лесов в экваториальных и тропических регионах  – все это стало реальностью. Быстрое и все возрастающее использование энергии, основанной на потреблении органического топлива, и ускоряющееся потребление природных ресурсов продолжают наносить ущерб ключевым экосистемам, угрожая запасам продуктов питания, питьевой воды, древесины и др. Подсчитано, что если мы будем продолжать жить по-прежнему, к 2050 году все ресурсы Земли будут израсходованы дважды.

Преодоление экологического кризиса невозможно без обращения к инновациям. Ряд научных исследований и технических разработок обещают удовлетворительное решение некоторых из перечисленных проблем. Так, необходимо стимулировать разработки по эффективному использованию солнечной энергии, решению проблемы рационального потребления и всемирного круговорота воды, крайне важного для поддержания жизни на Земле – особенно в условиях изменения климата. Существует острая необходимость в применении форм энергии с минимальным воздействием на окружающую среду и в глобальном перераспределении энергетических ресурсов – с доступом к ним стран, не имеющих таковых. Бизнесу предстоит адаптироваться ко всем этим новым условиям. И изыскивать экономные решения, отвечающие нуждам и пожеланиям потребителей.

В частности, перед человечеством  встали глобальные угрозы изменения климата, подорожания топлива и нестабильности его поставки. Поэтому в последнее время  особое внимание стали уделять технологии ветровой энергии, которая  расценивается как одно из наиболее быстро развивающихся средств   создания возобновляемых источников энергии. В 2008 году Евросоюз, например, поставил цель покрытия 20% потребности в электроэнергии за счет создания ее возобновляемых источников.  Предполагается, что доля ветровой энергии должна возрасти с 4% в 2008 году до 12 и даже 14-18% в 2020 году. Для решения этой задачи предлагаются различные методы и модели прогнозирования дальнейшего развития  этой отрасли (1).

Ориентируясь на общественное благосостояние, экономический рост не должен сопровождаться разрушением экосистемы и расточительным использованием материалов. Необходима модель развития, основанная на сбалансированном использовании восстановляемых ресурсов и рециркуляции того, чего восстановить уже нельзя. Проблемы окружающей среды требуют пересмотра нашего потребительского образа жизни. Он неприемлем как с социальной, так и с экономической точки  зрения.  Требуется  пересмотреть суть понятий процветания и  жизненного успеха, а задачи  технического прогресса и создания ценностей должны рассматриваться многосторонне и в долгосрочной перспективе, с учетом общего блага и охраны окружающей среды.

Проблема крайней нищетыстановится все более  угрожающей. В течение последних десятилетий круг экономически развитых держав существенно расширился. Однако нищета не только сохранилась, но и продолжает распространяться. Неравномерное распределение богатств становится одной из острейших проблем человечества. В период с 1990 года глобальные богатства возросли почти вдвое, однако около  90% этих богатств принадлежат узкой группе высокоразвитых стран. Если учесть, что к 2050 году численность населения Земли может достичь  9 миллиардов человек, а более 85% населения будет проживать в развивающихся странах, темпы возрастающего неравенства распределения богатств приобретут драматический характер.

Каким может быть вклад предпринимательства и инноваций в  спасение человечества от голода, лишений, эпидемических заболеваний и неграмотности, в обеспечение достойной жизни каждому? Наиболее радикальной инновацией следовало бы считать  осознание того, что жители бедствующих  регионов могут   стать не «обузой человечества», а деловыми партнерами, потребителями и рабочей силой. Их следует рассматривать не как «бремя», а как недостаточно используемый ресурс, даже с чисто экономической точки зрения. Уже сегодня эти регионы нередко рассматриваются,  как рынки сбыта, роль которых в будущем может только возрастать.

Если развивающиеся  регионы рассматриваются как рынок будущего, крайне важно, чтобы разрабатываемые технологии действительно содействовали их развитию, а не сводились к производству «дешевых товаров для бедных».  Инновационные  программы должны, например, содержать ответы на вопросы о том, может ли предлагаемый продукт использоваться неквалифицированным персоналом, в реальных условиях колебаний напряжения электроэнергии, высокой влажности, запыленности и т.п. Инновационный бизнес должен возглавить работы по удовлетворению главных потребностей: обеспечения питьевой водой, санитарии, энергетики, жилищного строительства, здравоохранения, средств транспорта и связи.

Возможности совмещения экономических и социальных ценностей

Возможность совмещения  целей  обретения экономических и социальных ценностей зависит от ряда факторов.  Радикальные изменения и инновации, сами по себе, не всегда являются особо желанными. Та или иная оценка инноваций определяется конечной  целью, в  достижение которой они встраиваются. Так, с одной стороны, инновация может быть главным условием обеспечения занятости населения, а с другой – привести к устойчивой тенденции утраты рабочих мест, если она не встроена в эффективно функционирующие рынки труда. Этот актуальный вопрос далее рассматривается более подробно.

Социально обоснованная инновация может составить угрозу окружающей среде, если ее осуществление будет направлено на обеспечение исключительно краткосрочных экономических интересов.  Поэтому в самом начале инновационного процесса  должен быть поставлен  вопрос о предназначении новшества и о сопутствующих ему долгосрочных социальных последствиях – как для отдельного человека, так и для общества в целом.

Цель достижения общего блага может быть увязана с  экономическими целями предпринимательства лишь в том случае, если она будет изначально вписана в их стратегию и будет приниматься во внимание с самого начала процесса коммерциализации инновации. Получение прибыли следует  рассматривать не как самоцель, а как средство решения социальных и экологических  задач. Главным показателем предпринимательской стратегии должна стать ответственность перед обществом.

Различные аспекты глобальных проблем, включая финансовые кризисы, нерегулируемое потребление природных ресурсов, нищету, массовую миграцию и др., все более тесно взаимосвязаны и воздействуют друг на друга. Поэтому долгосрочной целью технологических и социальных инноваций должно стать реальное и всеобъемлющее развитие, охватывающее все аспекты человеческих потребностей, во всех слоях общества,  с учетом интересов грядущих поколений.  Успех в этом деле во многом зависит от укрепления связей между  наукой, бизнесом, правительствами, общественными организациями, акционерами   и инвесторами.

Новое не обязательно означает лучшее.   Сферы науки, инноваций и экономики не являются этически нейтральными. Важно разработать отсутствующие сегодня методы и средства измерения долгосрочного воздействия технологий на общество, поскольку инновации могут  быть как конструктивными, так и потенциально деструктивными (2).

Инновации и  экономическая деятельность поставляют материал для развития человечества, но они  не могут в одиночку решить все социальные проблемы. Важно учитывать общий уровень культурного развития населения разных стран и регионов и ряд других социальных аспектов.  Поэтому сегодня требуется такая инновационная модель, в центре которой будут  как отдельные личности, сообщества, так и человечество в целом.

Инновации и социальное неравенство

В средствах массовой информации США широко обсуждается недавняя публикация  в    «PandoDaily» своеобразного  «Манифеста Силиконовой долины», в которой утверждается, что с развитием  Интернета на смену демократии приходит «меритократия». Это значит, что люди, занятые в сфере высоких технологий, ощутили  себя оказавшимися в мире, созданном преимущественно для «заслуженных» людей. Под воздействием Интернета происходят экономические трансформации, в результате которых к заслугам относятся, в первую очередь, зарождаемые в Силиконовой долине инновации – результаты работы основанной на знаниях. Подобное развитие событий обостряет антагонизм Силиконовой долины и профсоюзов, призванных обеспечивать справедливое распределение доходов между трудом и капиталом. На деле же состоявшееся в последние три десятилетия развитие технологий, связанных с широким применением Интернета и микросхем, повлекло за собой усиление неравенства доходов и сокращение среднего класса.

Консерваторы, либералы и поклонники высоких технологий не согласны с таким мнением, считая, что профсоюзы являются тормозом прогресса. Даже допуская  возможность кратковременного усиления  неравенства, они убеждены, что рост производства вкупе с технологическими инновациями приведут к ускоренному экономическому развитию во всеобщее благо. Однако сейчас мы живем в ином мире. И это нетрудно подтвердить цифрами. За 20 лет инициированных Интернетом существенных преобразований неравенство и поляризация общества только усилились. И если эта тенденция сохранится, может потребоваться вмешательство правительства для перераспределения богатств, а Силиконовой долине придется искать пути своего дальнейшего  развития, обратившись, сколь бы иронично это не звучало,  к теориям    социализма: почему же столь бурное повышение производительности труда, вызванное небывалыми технологическими переменами, не привело к повышению  уровня жизни всего общества?

Исследования, опубликованные в NewYorkTimes в декабре 2012 года, показали, что в 1996-2006 годах только 10% населения США ощутили реальный рост семейного дохода, равный или превышающий средний рост производительности труда. В 2012 году средний рост семейного дохода оказался даже ниже, чем в 1997 году. При этом доля заработной платы в ВВП была  самой низкой, а корпоративные доходы – самыми высокими за все времена.

Конечно, в то же время, благодаря информационно-коммуникационным  технологиям, появилась электронная почта и электронная торговля, смартфоны и бесплатный картографический сервис Google, а также  множество других вещей, жизнь без которых уже трудно себе представить. Миллиарды долларов были затрачены только на приобретение 250 млнiPhones. Загадка в том, что те же   именно информационные и коммуникационные технологии,  бесспорно, способствовали «поляризации труда», при которой в соответствующих отраслях на вершине пребывают так называемые работники умственного труда, а внизу – множество низкооплачиваемого «вспомогательного» персонала.

Предостережения о негативных последствиях технологических прорывов, проявляющихся в росте безработицы и социальном неравенстве, звучали и прежде. Но с развитием информационно-коммуникационных технологий социальные контрасты становятся острее. А в Силиконовой долине формирование «меритократии» особенно заметно. Что же делать? Ученые предлагают разработать долгосрочную политику установления «гарантированного минимального дохода», подкрепляемого вознаграждениями за повышение образовательного уровня и значительно более крупной инвестиционной  поддержкой сферы образования и программ профессионального обучения.

Усиление наметившихся тенденций в инновационном развитии современных технологий может подтолкнуть политиков  к установлению тех или иных форм перераспределения богатств. Таков любопытный  парадокс  новой экономики.  Если наметившийся в Силиконовой долине  сбой капиталистического развития приведет к формированию общества, в котором меньшинство будет  пожинать непропорциональные прибыли, вынуждая   большинство бороться за средства выживания, в долгосрочной перспективе станет  неизбежным политически взрывоопасный ответ:  перераспределение богатств. Узнав об этом на том свете, Карл Маркс, видимо, усмехнулся бы и, поглаживая свою бороду, сказал: «А я что  вам говорил!» (3).

Инновации и рынок труда

Инновации напрямую способствуют замене человеческого труда управляемыми компьютером автоматами. Согласно статистике Департамента труда в США в период между 2000 и 2010 годами потеряли работу более 1,1 млн секретарей,  64% телефонных операторов, 53% машинисток, 46% туристических агентов и 26% бухгалтеров, с чьими функциями успешно справляются  компьютеры. И число вытесняемых информационными технологиями сфер деятельности со временем будет только возрастать.

Согласно традиционной экономической теории вытесненные инновациями категории работников должны обосновываться в других секторах экономики. Но в условиях обострившейся конкуренции удается это меньшинству, обладающему более высокими знаниями и навыками работы в избранной сфере.  Остальные опускаться в социальную среду с менее высоким жизненным уровнем. По сообщению NewYorkTimes сегодня в ряде компаний Силиконовой долины средний возраст работников не превышает 29 лет (Google) и 28 лет (Facebook).

Недавно изданная книга (JaronLanier.WhoOwnstheFuture?) начинается с  изложения поучительного совпадения. Банкротство гиганта фотоиндустрииKodak произошло в течение нескольких месяцев после приобретения компанией Facebookсайтадля обмена фотографиямиInstagram, обошедшегося ей в миллиард долларов. Это всего лишь один из примеров разрушительной динамики американского капитализма: в годы своего расцвета в компании Kodakбыло занято 140.000 работников,  в компании жеInstagram, когда в апреле 2012 года ее поглотила компания  Facebook, трудились 13 человек.А прибыль трудившихся в  Kodakпредставителей среднего класса утекла в сферу «информационной экономики», которая не в состоянии предоставить среднему классу такое же количество рабочих мест.

Одна из насущных проблем американской экономики заключается в том, что все меньшее число ее обитателей занято в производстве физических товаров – всего 9% вместо 40% в годы второй мировой войны. Однако общий объемпроизводства продолжал расти, превышая показатели всех стран, включая Китай. Причина – в автоматизации производства. А если со временем начнется массовое производство самоходного транспорта? Трудно себе представить, куда денутся миллионы людей во всем мире, зарабатывающих себе на жизнь, используя различные транспортные средства. И причина здесь кроется не в недостатках, присущих по Марксу капитализму, а в том пути, который мы избрали для развития информационной экономики.

Мощные силывиндустрии высоких технологийумноубедил нас в возможности якобы бесплатного труда. В качестве примера можно привести предлагаемые компаниями Googleили Microsoftуслуги моментального, хотя и несовершенного, машинного перевода с одного языка на другой. По сути же машинный  перевод осуществляется  не с привлечением какого-то искусственного интеллекта. Вместо этого накапливается множество ранее осуществленных человеком образцов перевода, которые затем сопоставляются с предложением, которое вы направили на машинный перевод. И почти всегда найдутся уже созданные человеком образцы, которые сходны  по своему содержанию с нуждающимся в переводе текстом.Информационная технология создала, казалось бы, чудотворный продукт, предлагаемый практически бесплатно. Но это всего лишь иллюзия, если учесть что в подлинном переводе участвовали многие тысячи человек. Робот лишь облегчил доступ к результату предшествовавшего человеческого труда. Иэта бизнес-модельпронизывает фактически всю Силиконовую долину.

Вслед за «реальной» экономикой аналогичная судьба не может не постигнуть и работы, основанные на информационных технологиях. Десятилетие назад это произошло с музыкой, на очереди – образование. Если автоматизация охватит все, что мы считаем работой, как мы будем проводить наше время и распределять создаваемые машинами ресурсы? От более судьбоносных событий нас отделяет, возможно,  целое поколение, но правительствам надлежит задуматься уже сейчас, какая экономика  формируется на наших глазах. В мире, где наиболее ценные ресурсы становятся виртуальными, политикам предстоит играть все более важную роль (4).

Правовое регулирование инновационного процесса

Инновации— это успешно реализованные новшества. За этим кратким определением  скрываются, как минимум, три составляющи:

- инновация является результатом интеллектуальной деятельности человека, его фантазии, творческого процесса, открытия, изобретения, рационализации;

- закрепленная в инновации интеллектуальной деятельности человека должна получить правовую  охрану, которая закрепляет за правообладателем  монопольную возможность  использования новшества в обмен на обобществление информации о его существе;

- охраняемая правом инновация должна захватить рынок, обеспечить  на нем конкурентные преимущества и  прибыль правообладателю.

Интенсификация инновационных процессов получила свое объективное отображение в динамике регистрации объектов интеллектуальной собственности и, прежде всего, в патентовании изобретений.  В последнее 10-летие наблюдается   непрекращающийся и весьма впечатляющий  рост количества подаваемых патентных заявок, о котором сообщалось в последнем докладе Международной группы IP5. Однако есть основания полагать, что он не будет постоянным, и вскоре в потоке патентных заявок наметится спад.

На первый взгляд это предположение кажется нелогичным. Несмотря на экономический спад и сокращение инвестиций на НИОКР число заявок, поступивших в пять крупнейших ведомств  (США, ЕПВ, Японии, Кореи и Китая) в последние годы неуклонно росло,  а в  2012 году оно увеличилось еще на 11%. Это было веселое время для связанных с патентованием инвесторов, адвокатов, патентных ведомств и поверенных. Однако имеются основания полагать, что эти тенденции не вечны.

Во-первых, не будем забывать, что последнее пятилетие, прежде всего, характеризуется взлетом азиатских экономик. Согласно данным IP5  в Китае подача первых заявок в период с 2007 по 2011 год возросла на 271%, в то время как в европейских странах, Японии и США этот показатель фактически снизился.

Можно полагать, что соотношение показателей со временем выровняется – особенно, если Китай ужесточит процедуру патентования.

Во-вторых, следует учитывать отрасли, активно прибегающие к патентованию.

По данным IP5 наиболее значительная доля патентования в 2012 году приходилась на электротехнику: 29% заявок в Европе, 36% – в Японии, 37% – в Корее, а  в США даже на 50%. Правда, существуют подозрения, что ведущую роль здесь сыграло оборонительное патентование высокотехнологичных компаний, готовящихся к перекрестному лицензированию и опротестованию правонарушений.

Патентоведы этих компаний скорее не согласятся с такой трактовкой активизации патентования. И все же здесь имеет место «гонка вооружений», в которой каждая сторона накапливает  патентный арсенал, хотя каждому понятно, что большая часть этого арсенала окажется ненужной  или неэффективной и вряд ли на нее кто-либо станет посягать. Здесь имеет значение, скорее, количество, чем качество.

Иными словами, наметились расхождения между собственно инновационными процессами и их отображением в динамике патентования изобретений. Конечно, можно полагать, что, во всяком случае,  фармацевтическая промышленность позволить  поддерживать общий уровень патентования. Однако и здесь возможно снижение активности патентования с учетом  введения принудительного лицензирования особо эффективных лекарств и трудности отслеживания новыхтерапевтических примененийизвестныхактивных ингредиентов.

Еще одним вызовом жизненности патентной системы является порождаемая ею лавина данных.  Существует предположение, что экспоненциальный рост информации об уже известном уровне техники приведет к тому, что патентные ведомства (при должном выполнении своих функций) со временем вынуждены будут отклонять 100% поступающих к ним патентных заявок (5).

Претензии к патентной системе

В последнее время у аналитиков складывается впечатление, что компании затрачиваю больше времени на патентные войны, чем на создание новшеств.Apple предъявляет иски компании Samsung.Samsung и Google оспаривают патенты Apple, а Microsoft судится с  Google . В недавно представленном в Федеральный резервный фонд США докладе (M.Boldrin, D. K. Levine. “TheCaseAgainstPatents”) авторы утверждают, что патенты не столько содействуют инновациям, сколько препятствуют им. При этом  приводятся следующие  аргументы.

Еще в 2006 году авторы  провели 23 исследования, почти не обнаружив подтверждений, что усиление патентного режима ускоряет инновации. В небогатых странах это привело к удорожанию НИОКР, не обеспечив должной компенсации расходов. Еще больше удручает тот факт, что активизация патентования не коррелируется с   ростом производительности труда. Следовательно, рост числа патентов не является бесспорным подтверждением ускорения инновационного процесса.

Обратившись к развитию автомобилестроения в начале 20 века, а также к индустрии разработки компьютерных программ в 1980-1990 годах, авторы отметили, что на начальных этапах патенты играли минимальную роль, уступая коммерческой тайне.   Позднее компания Apple получила огромные доходы от продажи iPhone просто потому, что она оказалась первой, А интенсивное патентование началось позднее, когда возникла необходимость оградиться от конкурирующих компаний Samsungи Google.

Патенты часто используются компаниями, уже укрепившими свои позиции, либо теми, чей бизнес уже достиг стадии застоя, и остается хоть как-то удерживать свои рыночные сегменты. В 1991 году, в период подъема,  Бил Гейтс относился к патентам на компьютерные программы весьма пренебрежительно.  Сегодня же компания Microsoftконцентрирует свой патентный арсенал, чтобы нокаутировать соперников типа Google, рвущихся вперед в смартфонной гонке.

У сильных патентных законов имеется и обратная сторона. Предоставляя монополии, они удорожают новые технологии и снижают конкурентные возможности других фирм. Бесконечные судебные тяжбы также ложатся на компании тяжким бременем. Только в 2011-1212 годах производящие смартфоны компании затратили на это 20 млрд долларов. А тут еще подключаются «патентные тролли», Которые, фактически ничего не производя, накапливают патентные активы и возбуждают судебные дела исключительно ради наживы. Недавние исследования Бостонского университета подтвердили, что в период после 1990 года патентные тролли ежегодно обходятся американской экономике в 500 млрд долларов.

Исследования показывают, что любая патентная система с годами вводит все новые ограничения. Они отвергают возможность создания более совершенной системы, считая, что как только правительство приступит к выдаче патентов, система станет приобретать все более ограничительный характер, пока окончательно не задушит инновации. Происходит так потому, что крупные компании с большими патентными активами заинтересованы в сохранении  своей власти в интеллектуальной собственности. И они лоббируют законодателей, выступающих за  усиление охраны. А патентные ведомства и поверенные имеют личную заинтересованность в выдаче все большего количества патентов – пусть и тривиальных – и более частом участии в судебных процессах.

Наиболее радикальные критики  патентной системы считают, что наилучшим выходом стало бы ее полное упразднение. Суды остановили бы расширение сферы охраноспособных изобретений типа компьютерных программ. Политики отстаивали бы только те отрасли, которые действительно нуждаются в патентной охране либо переключились на поддержку, например, премиальной системы стимулирования инноваций.

У этой  концепции имеется немало противников. Указывается, например, что авторы недооценивают важность патентов в области фармацевтики или генетической модификации семян, чего не скажешь о патентах на компьютерные программы. Что у ограниченных патентных  реформ больше шансов продвигать инновации, чем у полного упразднения патентов (6).

Сказанное выше не означает, что патентная система вскоре  утратит свою экономическую роль, что изобретатели и компании внезапно прекратят ее использование, а сотрудники патентных ведомств будут распущены по домам. Однако нельзя не реагировать на отмеченные тенденции. История  наглядно показывает,  что бумы редко длятся вечно и лучше заранее подготовиться к их кончине.

Литература

  1. 1. Dubaric E. et al. Patent data as indicators of wind power technology development//WPI-2011-v.33-#2-p.144-149
  2. 2. Madl L. Profit and common good: friend or foe in technology transfer? // Les Nouvelles. – 2011. – V. XLVI. – № 2. – Р. 92–99
  3. 3. Leonard A. The Internet’s greatest disruptive innovation: Inequality. The logical consequences of Silicon Valley capitalism: Social stratification and class antagonism, Friday, Jul 19, 2013 03:45 PM +0400 - www.bustpatents.com/‎
  4. 4. MatthewsCh. How Silicon Valley Is Hollowing Out the Economy (and Stealing From You to Boot). May 07, 201359 Commentswww.bustpatents.com
  5. 5. Nurton J. The patent party won`t last forever//WPI-2913-v.35-#4-p.1
  6. 6. The case against patents. Plumer B. - washingtonpost.com…2013/10/10/the-case-against…