Инновации и интеллектуальная собственность

2017 год

Новые рефераты в 2017 году

- Нейронный подход к машинному переводу патентной информации//сентябрь

- Всемирный инновационный  указатель 2017/август

- Google: Что стимулирует творчество и инновации в цифровой экономике/июль

-Реализация Интернет вещей в программируемом мире/июнь

- Содействие развитию Интернет вещей/май

- Вопросы патентования в среде Интернет вещей / апрель
- Интернет вещей: в ожидании очередной  волны патентных споров / март

- Индустрия 4.0: обзор ключевых технологий и тенденций / февраль
- Интернет вещей с позиции патентной охраны / январь

Содержание рефератов

Сентябрь 2017

Нейронный подход к машинному переводу патентной информации

Making sense of patent information

By Catherine Jewell, Edward Harris and Steven Kelly, Communications Division, WIPO,wipo.intwipo_magazine…2016/06/article_0005.html

Патентная система предназначена как для признания и поощрения изобретателей, так и для предоставления технологической информации широкой общественности с целью стимулирования новых инноваций. Патентные документы содержат огромное количество технологической информации и являются ценным источником бизнес-аналитики.

ВОИС разработала множество новых услуг и инструментов, позволяющих новаторам и компаниям добывать эту информацию в поддержку своих собственных исследовательских или деловых целей. Осенью 2016 года он запустил два новых инструмента: усовершенствованные системы машинного перевода и поиска химических структур, которые сделают еще проще поиск и понимание огромного объема патентной информации, создаваемой каждый год на разных языках по всему миру.

Далее несколько более подробно рассматривается первая из них: система машинного перевода ВОИС (WIPO Translate). Это  новаторский инструмент перевода патентных документов на основе искусственного интеллекта, который обещает разблокировать богатство ранее недоступной технологической информации.

В системе применяется метод нейронного машинного перевода (GNMT), разработанный компанией Google. В нем  используется искусственная нейронная сеть для повышения надежности и точности перевода. GNMT постепенно улучшает качество перевода обучаясь путем сопоставления и статистической переработки миллионов примеров ранее осуществленных «человечесих»” переводов документов, хранящихся в базах данных патентных ведомств.

Предлагаемая архитектура системного обучения GNMT была впервые опробована на более, чем ста языках, поддерживаемых системой Google Translate. Благодаря большой сквозной структуре, система со временем учится создавать более качественные и естественные переводы.

Система WIPO Translate изначально обеспечивала  новаторам перевод информации между 16 парами различных языков. Количество охватываемых системой языков неуклонно увеличивается. Важно подчеркнуть, что   в системе WIPO Translate накоплено более 60 миллионов предложений из китайских патентных документов, предоставленных Государственным ведомством интеллектуальной собственности Китайской Народной Республики через базу данных  WIPO PATENTSCOPE, где они  сравнивались с их эквивалентным на официальным английском языке. Такое языковое сопряжение признано приоритетным из-за все более высокого уровня патентования в Китае, который в еще 2015 году составлял около 15 процентов глобальной патентной деятельности.

Доступ к системе WIPO Translate через базу данных PATENSCOPE является бесплатным. Чтобы перевести текст, его нужно скопировать и вставить в поле “Text to be translated”. Затем выбирается  нужный язык перевода и нажимается  кнопка «Translate» (или «WIPO Translate», если требуемый текст был найден базе данных PATENSCOPE). В любом случае требуемый текст будет переведен  мгновенно.

Август 2017

Всемирный инновационный  указатель 2017

Global Innovation Index 2017, Geneva, June 15, 2017 – wipo.intMedia…/2017/article_0006.html

Всемирный указатель подготовлен совместными усилиями, Корнельского университета, INSEAD и ВОИС. В нем представлены результаты ежегодно проводимого обследования  около 130 национальных экономик по десяткам показателей, имеющих отношение к их инновационному развитию – от подачи патентных заявок до затрат на образование. Указатель 2017 года отражает продолжающийся разрыв  инновационных возможностей развитых и развивающихся стран. Для последних  характерны низкие показатели роста ассигнований на исследования и разработки (НИОКР) –  как на правительственном, так и на корпоративном уровнях.

В число стран с наиболее высокими показателями инновационного развития входят Швейцария, Швеция, Нидерланды, США и Великобритания, а  Индия, Кения и Вьетнам  превосходят другие страны, относящиеся к той же категории экономического  развития.     Помимо ведущих азиатских экономик – таких как Китай, Япония и Республика Корея – отмечается  и  группа стран, включающая Индонезию, Малайзию, Сингапур, Таиланд, Филиппины и Вьетнам. Они  активно работают над улучшением своих инновационных экосистем и занимают относительно высокие места по ряду важных показателей, связанных с образованием, НИОКР, ростом производительности труда, высокотехнологичного экспорта и др.

Региональные лидеры инноваций
(Ранг Страна в  Глобальном рейтинге)
Северная Америка
1 Соединенные Штаты Америки 4
2 Канада 18
К югу от Сахары
1 Южная Африка 57
2 Маврикий 64
3 Кения 80
Латинская Америка и Карибский бассейн
1 Чили 46
2 Коста-Рика 53
3 Мексика 58
Центральная и Южная Азия
1 Индия 60
2 Иран 75
3 Казахстан 78
Северная Африка и Западная Азия
1 Израиль 17
2 Кипр 30
3 Объединенные Арабские Эмираты 35
Юго-Восточная Азия, Восточная Азия и Океания
1 Сингапур 7
2 Республика Корея 11
3 Япония 14
Европа
1 Швейцария 1
2 Швеция 2
3 Нидерланды 3

В рейтинге  самых инновационных стран Россия опустилась на  45-ю строчку из 127. В прошлогоднем рейтинге страна занимала 43-ю позицию  (тогда она поднялась на пять строк). Прошлогоднее место России в новом рейтинге заняла Турция. Украина заняла в новом рейтинге 50-ю строчку. Соседние с Россией строчки в рейтинге занимают Греция (44) и Чили (46).

Как отмечают составители, ослабление России в рейтинге связано с ухудшением позиций университетов страны в международных рейтингах, уменьшением числа цитируемых трудов и числа поданных патентных заявок. В сегменте стран со средним уровнем доходов Россия заняла третье место, уступив Китаю и Индии.

Подробнее на РБК:

http://www.rbc.ru/economics/15/06/2017/594271b19a79473ed86548d0

Горячие точки изобретательства
Во Всемирном Указателе 2017 особое внимание уделялось  инновациям, проводимым в сельском хозяйстве и продовольственных системах. Они позволяют заключить, что  в течение следующих десятилетий сельское хозяйство и продовольственный сектор столкнутся с огромным ростом мирового спроса и усилением конкуренции в борьбе за ограниченные природные ресурсы, адаптируясь к  климатическим изменениям. Ключевыми факторами для поддержания роста производительности, необходимого для удовлетворения этого растущего спроса, являются инновации и содействие расширению пищевых систем, которые интегрируют устойчивое производство, обработку, распределение, потребление и управление отходами пищевых продуктов.

Участвующие в проекте специалисты этой связи  отметили, что  в мире уже наблюдается  появление « цифрового сельского хозяйства », включающего в себя беспилотные летательные аппараты, спутниковые датчики и полевую робототехнику. И это неудивительно, если учесть, что существует настоятельная потребность в« умном сельском хозяйстве » для оптимизации цепочек поставок и распределения, создания новых креативных бизнес-моделей, которые минимизируют потребность в  земельных угодьях, энергии и другиих природных ресурсах,  а также для удовлетворения потребностей самых бедных регионов  мира.   К 2050 году население планеты, по оценкам, достигнет 9,7 млрд. человек. Это ставит глобальный аграрный сектор перед непростой задачей. Если разработчики, политики и другие заинтересованные стороны не смогут внедрить сельскохозяйственные инновации, значительно повышающие производительность труда, мир столкнется с потенциальным глобальным продовольственным кризисо.

Назначение Всемирного указателя

Издаваемый  ежегодно с 2007 года Указатель теперь является ведущим инструментом анализа для руководителей бизнеса, политиков и других лиц, которые нуждаются в  понимании состояния инноваций и оценки прогресса во всем мире. Указатель обеспечивает  ранжирование инновационных возможностей и результатов мировой экономики. Учитывая ключевую роль инноваций как движущей силы экономического роста и процветания, а также необходимость широкого горизонтального видения инноваций, применимого к развитым и развивающимся экономикам, в Указателе используются показатели, выходящие за рамки традиционных измерений инноваций, базировавшихся на оценке  уровня исследований и разработок. Они включают 127 профилей по каждой стране / экономике, включая их ранги, сильные и слабые стороны.

Полный отчет о проведенном исследовании можно скачать по адресу  - www.globalinnovationindex.org.

Июль 2017

Google: Что стимулирует творчество и инновации в цифровой экономике

Фред фон Ломанн, директор по авторским правам в Google – WIPO Magazine, 28.05.2017

Google on what is driving creativity and innovation in the … – WIPO

www.wipo.int/wipo_magazine/en/2016/02/article_0006.html


Было пролито много чернил, объясняющих, как защита исключительных прав на интеллектуальную собственность (ИС) способствовала инновациям, творчеству и культуре. Однако в современной цифровой экономике проявилось следствие этой аксиомы: разумные ограничения исключительных прав так же важны для инноваций, творчества и культуры. В отношении авторских прав, в частности, ограничения на исключительные права приводят к экономическому росту, открывают новые возможности для создателей и инкубируют новые технологии.

Рассмотрим   четыре примера современной цифровой экономики: платформы, частное копирование, ремиксы и машинное обучение. Что связывает эти, казалось бы, разрозненные темы? Во всех четырех случаях разумные ограничения авторского права играют ключевую роль в создании стимулов для разработчиков  и новаторов.

Платформы*

* Платформа может обозначать  компанию, занимающуюся поставкой программного обеспечения для веб-медиа.

Сегодня на YouTube каждую минуту загружается более 400 часов видео. Большая часть этого нового творческого продукта  не возникла бы без наличия онлайн-платформ, таких как YouTube, которые позволяют любителям и профессиональным творцам обращаться к глобальной аудитории. Аналогичные процессы взрывного творчества наблюдаются и  на многих других онлайн-платформах, таких как Facebook, Twitter и Snapchat, где каждый день выкладывается более 1,8 миллиарда новых фотографий.

Разработчики программного обеспечения создают  больше, чем когда-либо прежде,  новых программ благодаря возможностям, предоставляемых  такими платформами, как GitHub, Apple iTunes App Store и Google Play App Store. Писатели и журналисты находят свои творения  на таких платформах, как Blogger, Medium и Tumblr. Новые музыканты приобретают известность  на BandPage, SoundCloud и, конечно же, на YouTube. Короче говоря, творчество демонстрирует внезапный и выдающийся  рывок роста. Множество новых онлайн-платформ позволяют творцам находить аудиторию по низким ценам или без каких-либо затрат.

И именно, когда дело доходит до онлайн-платформ, в центре внимания оказывается авторское право. Без «безопасных гаваней» авторских прав эти платформы не существовали бы сегодня в их нынешнем виде. Например, Соединенные Штаты в 1998 году ввели Закон об авторском праве в цифровую эпоху (DMCA), который ограничивает ответственность за авторские права поставщиков онлайн-услуг в обмен на их меры по осуществлению «уведомления и удаление»*, для оказания помощи правообладателям в борьбе с онлайн-нарушениями.

*Уведомление и удаление – это процесс, осуществляемый онлайн-хостами в ответ на судебные постановления или утверждения о незаконности контента. Содержимое удаляется хостом после уведомления о нарушении авторских прав

В 2000 году Европа ввела аналогичные «безопасные гавани»авторских прав, а в последнее время этот подход применяется в ряде многосторонних и двусторонних торговых соглашений.

Частное копирование

В сегодняшней цифровой среде можно получить доступ ко всем своим личным файлам с любого устройства в любом месте. Жесткое применение законов об авторском праве, однако, будет рассматривать эти повседневные действия как потенциальные нарушения. К счастью, в большинстве современных экономик есть исключения для авторских прав, учитывающие  современную цифровую реальность. Некоторые страны, такие как Франция и Германия, предусматривают  «исключения для частного  копирования» (“private copying” exceptions), тогда как другие, например, США, полагаются на более общие исключения, такие как «добросовестное использование»(fair use). В  любом случае, закон об авторском праве должен предоставлять современным потребителям возможность воспользоваться  «плодами цифрового века».

В противном случае наиболее частые операции, такие как просмотр веб-страниц,  резервное копирование вашего компьютера или копирование музыки на телефон, могут привести к правовым конфликтам. Столкновение между мобильными компьютерами и авторским правом могут привести к тому, что поставщики «облачных услуг» (услуг глобальной сети) выйдут из рынков, в ущерб инновациям, конкуренции и благосостоянию потребителей.

Необходимость утверждения частного исключения, рекомендованного в отчете Харгривза еще в 2011 году, вызвана двумя причинами: во-первых, чтобы сохранить законность авторских прав в глазах общественности, а во-вторых, способствовать инновациям в мобильных и облачных технологиях, которые зависят от частного копирования.

.

Ремикс

Тот факт, что создатели часто полагаются на предыдущие работы, чтобы строить свои собственные, не является чем-то новым – все мы «стоим на плечах гигантов». Но в сегодняшнем цифровом мире «ремикс»* стал центральным в работе многих создателей, которые перерабатывают и трансформируют существующие работы, чтобы комментировать, критиковать, отмечать и высмеивать  нашу медиа-ориентированную культуру.

* Ремикс (англ. Remix) — версия музыкального произведения, записанная позже оригинальной версии, как правило, в более современном варианте аранжировки.

Американские комедийные программы, такие как The Daily Show, каждый вечер высмеивают кабельные новости, полагаясь на клипы, почерпнутые из новостей других кабельных сетей. Создатели YouTube редактируют и комментируют содержимое друг друга, как само собой разумеющееся.

В сегодняшней «культуре ремиксов» становится очевидным, что закон об авторском праве не может рассматривать трансформированные работы как разновидность пиратства. Разумные ограничения исключительных  прав могут выступать в качестве стимула для дальнейшего творчества и инноваций. Например, в странах, которые признают «справедливое использование», ремиксы могут распространяться, не нарушая прав создателей от использования, подрывающего существующие рынки. Канада, например, недавно ввела исключение, предназначенное для того, чтобы дать зеленый свет некоторым некоммерческим методам видео-ремикса. Традиционные исключения в пользу цитаты могут быть также модернизированы с учетом новой культурной практики, позволяя новым  творцам «стоять на плечах великих предшественников.

Машинное обучение*

*Машинное обучение (англ. Machine Learning) — класс методов искусственного интеллекта, характерной чертой которых является не прямое решение задачи, а обучение в процессе применения множества сходных задач.

Хотя онлайн-платформы, мобильные устройства и облачные сервисы уже утвердились в своих правах, следует  помнить, что ценность грядущих  изобретений всегда превышает ценность всего, что было изобретено до сих пор. И хотя предсказать будущее невозможно, имеются признаки того, что машинное обучение может стать ключевым компонентом следующего скачка вперед в области инноваций и экономического роста.

Сегодня на YouTube каждую минуту загружается более 400 часов видео. Без  разумных авторских прав «безопасных гаваней» онлайн-платформы, подобные  YouTube, не существовали бы сегодня в их нынешнем виде. И большая часть созданного благодаря им нового творчества сегодня бы не существовала.

Здесь также важны разумные ограничения в отношении авторского права. Технологии машинного обучения часто зависят от наличия необходимого для анализа большого набора данных и информации. Эти данные могут в некоторых случаях включать материалы, защищенные авторским правом. Возьмем, например, создание: а) автоматизированной системы перевода текста с использованием набора книг, переведенных на несколько языков, б) системы медицинской диагностики с использованием медицинских текстов и журнальных статей, в) системы распознавания изображений с использованием миллионов фотографий. Эти виды промежуточного использования защищенных авторским правом работ  не нанесут вреда рынку произведений, защищенных авторским правом. Это еще один пример того, насколько хорошо разработанные ограничения авторского права могут и должны способствовать стимулированию экономического роста, конкуренции и инноваций.

В качестве основного фактора инвестиций в инновации, культуру и творчество     слишком долго основное внимание уделялось именно исключительным правам. Без сомнения, исключительные права являются важной частью глобальной системы интеллектуальной собственности. Но мы должны признать, что ограничения и исключения из этих исключительных прав имеют столь же важное значение в формировании условий, которые стимулируют творчество, культуру и технологические инновации.

.

Июнь 2017

Реализация Интернет вещей в программируемом мире

Making Sense of “Things” in a Programmable World | Intellectual …By Peter H. Hanna, a senior associate at Jenner & Block LLP in Chicago, Illinois. – June 29, 2016 -

apps.americanbar.org/…/summer2016-0716-making-sense-o

Хотя многие из технологий, необходимых для оснащения Интернета Вещей (ИВ), уже существуют,  немало требуемых технологий еще недостает – от встроенных датчиков до микроэлектромеханических систем, способных  контактировать  и без проблем работать вместе. Тысячи инженеров и ученых по всему миру работают над созданием инструментов, необходимых для того, чтобы наши предначертания  стали реальностью, прилагая  усилия по обеспечению патентной охраны протоколов, платформ и систем ИВ. В сеть подключается все новые устройства, ставя важные юридические вопросы на пересечении действующих законов и развивающихся ИВ. Они  бросают  вызов сложившимся представлениям о конфиденциальности, правах собственности на генерируемые данные и интеллектуальную собственность (ИС) в целом. По мнению некоторых глобальных аналитиков, к 2025 году во всем мире будет задействовано около 1 трлн подключенных к Интернету потребительских и промышленных устройств, поэтому  настало  время рассмотреть, как ИВ повлияют на патентно-правовой ландшафт – причем не в далеком 2025 году, а уже  в ближайшие дни. К счастью в патентной сфере можно опираться на   некоторые рекомендации и прецеденты, которые были сравнительно недавно порождены технической революцией, вызванной  массовым производством и распространением смартфонов.

ИВ как среда взаимосвязанных судеб

В будущем мире все будет связано. Охватив  этот взаимосвязанный мир, мы преобразим процесс  своей работы, жизни  и обучения, улучшив нашу жизнь кумулятивным воздействием всех грядущих преобразований. И все это – не вымышленная научная фантастика:  достижения в области маломощной электроники и миниатюризации датчиков делают житейские (и другие, намного более амбициозные) цели осуществимыми в течение уже нескольких лет, а не десятилетий. Как бы захватывающе это ни звучало, ИВ сегодняшнего дня – это одновременно и  концепция, и реальность. Это абстрактная конструкция, образованная объединением всех уникально идентифицируемых объектов, способных воспринимать и передавать данные в реальном времени. Если смартфоны – это просто «умные» телефоны, которые делают то, что им предписано,  то ИВ представляется нам  как совокупность всех  умных вещей  мира, которые могут действовать самостоятельно, даже если они находятся в разных экосистемах программного обеспечения. Это требует создания новых пользовательских интерфейсов, технологий и платформ данных; полезных и надежных протоколов и коммуникационных стандартов; преодоления ограничений, присущих существующим сетям связи.

При этом, ИВ-революция будет создавать  огромные ценности и возможности для бизнеса монетизировать их с использованием патентной охраны и  умения побеждать в конкурентной борьбе..

Реализация  «невообразимых» ИВ-достоинств

Революция IoT создаст новые потоки доходов и уникальные возможности для бизнеса компаний во всех отраслях. Сегодня в мире насчитывается около шести миллиардов подключенных потребительских устройств, но эта цифра, как ожидается, взорвется в течение следующего десятилетия, что приведет созданию ежегодного многомиллиардного ИВ-рынка. Уже в в пресс-релизе Gartner от 10 ноября 2015 года сообщалось, что уже в 2016 году должны использоваться 6,4 миллиарда подключенных «вещей. Там же были названы  10 лучших интернет-технологий для 2017 и 2018 годов. Компании во всех отраслях и секторах стремятся  приобщиться к  огромному потенциалу ИВ. Например, IBM объявила в прошлом году, что она инвестировала 3 млрд. долл. США и распорядилась о создании нового ИВ-предприятия, укомплектованного  тысячами сотрудников (31 мара 2015). Недавно генеральный директор компании Samsung заявил, заявил, что к 2020 году все продукты Samsung будут подключены к Интернету (11 января 2016). Интервью Samsung Newsroom с BK Yoon, CEO BK Yoon подчеркивает «невообразимую ценность» IoT (янв. 11, 2016). Аналогичные заявления сделали в мае 2016 года руководители  компаний General Electric, Ashley Carman и др

Однако «невообразимая» ценность ИВ будет проистекать не только от  продаж ИВ-продуктов широкого потребления. Она будет также   поступать из других источников, занятых  разработкой более сложных сервисов аналитики данных, преодолением технологических барьеров, связанных с коммуникационной инфраструктурой, которая не предназначена  для работы с ИВ-устройствами, а также с обработкой поступающих оттуда данных, а также с изобретением новых систем и решений, делающих  работу ИВ-систем  более бесперебойной.

Как бы захватывающе это ни звучало, ИВ сегодняшнего дня – это одновременно и концепция, и реальность. Это абстрактная конструкция, образованная объединением всех уникально идентифицируемых объектов, способных воспринимать и передавать данные в реальном времени. Если смартфоны – это просто «умные» телефоны, которые делают то, что мы им предписываем, то   ИВ – это совокупность  всех умных вещей в мире, которые могут действовать самостоятельно, даже если они находятся в разных экосистемах программного обеспечения. Это машины и датчики, которые могут разговаривать друг с другом без участия человека. Для приведения всего этого в действие  требуется создание новых пользовательских интерфейсов, технологий и платформ данных; создание полезных и надежных протоколов и коммуникационных стандартов связи; преодоление ограничений, присущих существующим сетям связи. ИВ- революция  обеспечит создание огромных преимуществ  и предоставит бизнесу возможность  их монетизации путем использования  патентной охраны и  способности побеждать в конкурентной борьбе.

Аналитика данных. За последнее десятилетие скорость создания, хранения и трафика данных возросла экспоненциально. В мире ежедневно генерируется около 2,5 квинтиллионов байт данных; этого достаточно для того, чтобы более 90 процентов всех существующих в мире данных не устаревали более чем на два года. Огромный объем пользовательских данных, генерируемых подключенными сенсорными устройствами, можно отслеживать, агрегировать, расчленять и анализировать для  выявления  закономерностей их  использования, а также тенденций и склонностей потребителей. Изучение этих данных поможет компаниям создавать более привлекательные и еще лучшие продукты. В определенных обстоятельствах компании смогут продавать свои ИВ-данные IoT в собрания  «больших данных» с еще более сложными функциями анализа и моделирования.

Адаптация к ИВ предшествовавшей инфраструктуры. Целесообразно также разрабатывать инструменты, необходимые для преодоления технологических ограничений предшествовавшей инфраструктуры, например – ограничений в существующей инфраструктуре беспроводной связи; отсутствия единой коммуникационной платформы, приложений или услуг для ИВ-устройств; трудности гармонизации разрозненных средств обеспечения безопасности разных  коммуникационных устройств. Это  будет стимулировать процесс создания инноваций и регистрации  новых патентов в ИВ-пространстве.

Дальнейшее совершенствование. Как и в любой развивающейся технологии, компании, работающие в ИВ-пространстве, стремятся изобретать  все новые системы и протоколы, чтобы их ИВ-устройства работали лучше,  быстрее и безопаснее. Например, компании Amazon, Microsoft, Cisco и Hewlett-Packard уже развертывают ИВ-платформы для управления различными подключенными устройствами. В индустрии чипов компания  Intel заняла лидирующие позиции в продвижении стандартов Open Interconnect Consortium*, бросая вызов рабочей группе AllSeen Alliance компаии Qualcomm (разработка и исследование беспроводных средств связи) для запуска «универсальных» стандартов связи между ИВ-устройствами. Хотя немногие из этих стандартов совместимы друг с другом, компании и организации не бросают  попыток определить, какой из них обеспечит наиболее прибыльный ландшафт.

* Open Interconnect Consortium (OIC) – отраслевая  группа, чья миссия состоит в разработке стандартов и сертификации для устройств, участвующих в ИВ-среде

Создание более «умных» устройств, творческое использование получаемых из этих устройств данных; разработка систем и методов, обеспечивающих более эффективную и безопасную работу ИВ-устройств создадут бесчисленные возможности для получения новых источников дохода, что вероятно, будет подкрепляться  усилиями по обеспечению соответствующей патентной охраны.

Всплеск регистрации ИВ-патентов

Масштабы и глобальное распространение ИВ в сочетании с их огромной рыночной стоимостью и потенциалом означает, что нас ожидает интенсифтикация патентования в ИВ-среде. Уже сейчас рассматриваются патентные заявки, относящиеся к ИВ-технологиям, которые затрагивают широкий круг дисциплин: программное обеспечение устройств и датчиков, оборудование, сетевые соединения и протоколы связи, безопасность и шифрование данных, управление энерг, атиескими ресурсами, анализ данных, пользовательские интерфейсы и приложения.

Некоторые новые ИВ-патенты США проливают свет на меняющийся технический ландшафт. Например, компания Apple получила 15 сентября 2015 г.патент на  автономное управление электронным устройством для поиска и идентификации  других устройств с близким диапазоном действия. Охраняемая им технология может, например, использоваться для отслеживание относительной позиции или автоматического  облегчения  связь между смартфоном и ближайшим проектором. В связанных патентных заявках Apple стремится закрепить притязания на  свою систему автоматизированного  определения местоположения (например, включение источников света в зависимости от местоположения мобильного устройства).  Другие крупные игроки отрасли, такие как LG Electronics, Samsung, Qualcomm и IBM (которые, кстати, обладают  четырьмя из первых пяти патентов США, которые содержат  в своем названии фразу «Интернет вещей»), также активно расширили свои портфели ИВ-патентов. Согласно отчету LexInnova, распределение ИВ-патентов не концентрируется ни у одного доминирующего игрока. Кроме того, в отчете отмечается, что некоторые известные  организации, не  практикующие в данной области – такие, как Interdigital и ETRI – также обращались за ИВ- патентам, предполагая, что в будущем здесь  появятся большие шансы на ведение патентных тяжб.

Впрочем, будущее стало проявляться и в настоящее время: судебные процессы  по ИВ-патентам уже идут полным ходом. Одной из областей,  в которой в настоящее время оспариваются ИВ-патенты, является одежда. Например, Adidas подала в суд на Under Armour за якобы нарушение нескольких патентов, касающихся систем и методов, предлагающие  фитнес- маршруты (например, маршруты бега), обеспечивающие отслеживания данных о выполнении процедуры, физическом состоянии  и местоположении пользователя, а также передачу  соответствующей  информации через Интернет. А год спустя уже Adidas в числе  некоторых других производителей одежды оказались ответчиками по иску  маленькой компании Sarvint Technologies о  нарушении  патентов США,  охраняющих «Ткань или одежду с интегрированной гибкой информационной инфраструктурой»  и «Датчик на основе ткани для мониторинга жизненно важных симптомов». Эти судебные процессы предвещают дальнейшую патентную войну в более широком масштабе.

Однако ИВ-патенты, особенно те, которые касаются зондирования и передачи данных между платформами, скорее всего, будут сталкиваться с еще более серьезными проблемами. Многие из этих проблем будут подвергать сомнению даже получение патентной защиты на преобразования, связанные исключительно с использованием компьютера (в соответствии с известным судебным решением по делу Alice Corp. Pty. V. CLS Bank International от 2014 года)*.  По мере роста ИВ-портфелей адвокатам следует  информировать своих клиентов, что отказное решение по делу Alice Corp может найти еще больше сторонников в нетрадиционной ИВ-сфере, чем в любой другой технологической области.

*См. «Интернет вещей с позиции патентной охраны» в  разделе «Инновации и ИС»

(январь2016)

Опыт патентных войн эпохи смартфонов

Революции часто порождают войны.  Это происходит  в торговле так же, как и в геополитике. Вглядываясь в будущее, чтобы  предсказать, как ИВ-революция  изменит патентный ландшафт, следует  также оглянуться на последнюю великую техническую революцию в поиске  ключевых параллелей, моделей и уроков. Не так давно коммуникационные устройства смартфонов предоставили своим пользователям  доступ  богатейшим  человеческим знаниям. Неудивительно, что технологии, необходимые для того, чтобы совершить это современное чудо, были защищены множеством патентов,  распространявших свое действие на аппаратные средства, программное обеспечение, коммуникации, пользовательский интерфейс, ввод / вывод и многое другое. В преддверии революции крупнейшие производители смартфонов вложили средства в свои патентные портфели, главным образом в качестве защитной меры от возможных рисков. В 2009 году, через два года после того, как компания  Apple впервые поразила массы своим «волшебным» iPhone, по ней раздался первый залп. В последующие  несколько лет 10 крупнейших производителей смартфонов были втянуты в судебных процессах по тысячам патентных исков.

Уроки этой истории не должны быть забыты, поскольку с развитием ИВ-технологий возникает все больше патентных споров.  На примере смартфонов мы увидели, что происходит, когда фрагментированная индустрия использует несколько конвертированных технологий, чтобы сделать привлекательное устройство. Каждый компонент смартфона от сенсорного экрана до операционной системы может иметь тысячи собственных подкомпонентов, любое количество которых может подпадать под действие патентов, охватывающих одну или несколько функций смартфона. Поскольку смартфоны являются невероятно сложными машинами, объединяющими многочисленные технологии, разработчикам смартфонов было сложно провести тщательный предварительный патентный поиск по каждой составляющей своей продукции. ИВ-устройства представляют ту же проблему, но в еще более широких масштабах. Компании, производящие ИВ-устройства, существуют во всех отраслях, а ИВ-продукты, как и смартфоны, работают, объединяя широкий спектр и разнообразие технологий, компонентов и подкомпонентов.

Патентные войны смартфонов продемонстрировали также важность установления стандартов. В ИВ-среде многие стандарты уже существуют или находятся в стадии разработки. Некоторые из них возглавляются устанавливающими стандарты организациями, такими как Международное общество автоматизации (International Society of Automation), которое работает над установлением стандарта беспроводной связи ISA100 для обеспечения ИВ-совместимого промышленного сетевого протокола. Наряду с этим разрабатываются «собственнические» стандарты, вряд ли совместимые с другими аналогичными стандартами. Сосредоточение протоколов и платформ ИВ вокруг некой оптимальной группы  стандартов и появление патентов, охватывающих свойства, которые ассоциируются с определенными стандартами, скорее всего, повлечет за собой увеличение судебных рассмотрений  патентных споров. И, как показали патентные войны вокруг смартфонов, сторонам, которые стремятся обеспечить соблюдение патентов охватывающих стандартизованную технологию, возможно, потребуется предоставлять патентные лицензии на разумных условиях.

Пожалуй, самый важный урок из прошлых патентных войн можно сформулировать очень просто: вряд ли стоить вести войну, в которой  никто не выигрывает. Спустя годы после объявления  Стивом Джобсом «термоядерной войны» против созданной в Google операционной системы Android, прочие выпускающие  смартфоны компании осознали,  что судебным процессам не угнаться за развитием  технологий, а  накапливающиеся патентные  портфели не обязательно обеспечивают реальное  стратегическое преимущество. Судья Познер, рассматривавший в 2012 году иск Apple против Google, полагал, что ни один разумный экономический субъект предпочтет ведение яростных  патентных войн по поводу различных «умных» устройств  вместо мирных переговоров о заключении перекрестных лицензиях. И  его аргументация была оправдана, когда Apple и Google решили покончить со своим  спором в середине 2014 года. Следует надеяться, что участникам ИВ-процесса учтут  все эти уроки и не ввяжутся в еще одну дорогостоящую и отнимающую много времени патентную войну.



Май 2017

Содействие развитию Интернет вещей

Fostering the Development of the Internet of Things// THE DEPARTMENT OF COMMERCE, INTERNET POLICY TASK FORCE & DIGITAL ECONOMY LEADERSHIP TEAM

January 2017- ntia.doc.govfiles/ntia…iot_green…01122017.pdf

Интернет вещей (ИВ) представляет собой новую форму  технологического развития, которая трансформирует содержание нашей жизни и ведения предпринимательства. Вместе с тем, для полного осуществления потенциала ИВ необходимо создать  требуемую инфраструктуру, разработать  соответствующую политику и стратегию реагирования на вновь возникающие вызовы.

В апреле 2016 года от заинтересованных организаций в  Министерство торговли США поступил запрос «Преимущества, проблемы и потенциальная роль правительства в содействии развитию ИВ».  В сентябре 2016 года в Министерстве была создана рабочая  группа для  анализа нынешнего технологического  и политического  ландшафта, связанного  с развитием ИВ. В подготовленном ею  документе, датированном январем 2017 года, определяются ключевые проблемы, которые могут повлиять на развертывание технологий ИВ, освещаются потенциальные преимущества и проблемы, а также обсуждается роль, которую надлежит играть  на этом эволюционирующем ландшафте Правительству США и, в частности, Министерству торговли для содействия развитию ИВ. В их числе – рассматриваемые далее проблемы охраны интеллектуальной собственности (ИС) в сфере ИВ вообще и, в частности, вопросы, касающиеся охраны авторских прав, патентов, коммерческой тайны и товарных знаков.

Авторское право

Связанные с авторским правом вопросы ИВ касаются  владения, доступа и использования данных, программного обеспечения, а может быть также того,  кому принадлежат данные в ИВ-среде и что  с этим надлежит делать. Ответы могут  частично зависеть от характера «данных»: содержатся ли они в  компиляции, защищенной авторским правом; применимы ли  здесь условия исключения или ограничения прав. Простые «факты» (например, температура дома) не подпадают под защиту авторских прав.  Однако если выходы данных, производимые ИВ-устройствами, включают звуки или изображения, защищенные авторским правом, или отражают достаточно оригинальный выбор и представление данных, может потребоваться разрешение копировать, распространять или модифицировать полученные результаты.

Некоторые члены рабочей группы задавались  вопросами о том:

а) как условия лицензирования могут повлиять на характер  взаимодействия потребителей с защищенным авторским правом программным обеспечением, встроенным в ИВ-устройства;

б) какие  решения могли бы  позволить потребителям пользоваться копиями программного обеспечения, встроенного в покупаемые ИВ-устройства.

Отмечалась также важность:

а)  недопущения неумышленного подрыва  ИВ-политикой прав ИС;

б) ослабления  установленных методов лицензирования;

в) соблюдения  ответственной   роли авторского права в сдерживании контрафактных мобильных приложений посредством  отказа от поддельных приложений, которые могут содержать  вредоносное программное обеспечение.

Высказывались опасения, что неограниченная возможность доступа и модификации встроенного программного обеспечения будет угрожать надежности, безопасности и удобству использования ИВ-устройств, а  меры технологической защиты воспрепятствуют исследованиям в области безопасности, что усилит угрозу конфиденциальности и безопасности потребителей.

2. Патенты

Можно ожидать, что – как и в любой технологической области – патенты будут играть ключевую роль в развитии ИВ. Обеспечивая исключительные права собственности для создателей  технических новшеств, патенты стимулируют разработку новых ИВ- устройств, совершенствование производственной практики и инфраструктуры. Некоторые вопросы патентной политики могут повлиять на развитие ИВ-отраслей в будущем.

В процессе разработки в разных странах ИВ-стандартов могут возникать те же вопросы, связанные со стандартизацией существенных патентов и лицензирования, что уже имеют место в  информационных  и коммуникационных технологиях. При разработке  новых согласованных стандартов частные организации стандартизации  поощряют или требуют от участников  этого  процесса  декларировать принадлежащие им патенты (или ожидающие рассмотрения патентные заявки), которые потребуются для внедрения стандарта. Это противоречит  принятым в США подходам, которые отвечают потребностям организаций  и отраслей, в которых эти стандарты будут использоваться -

надлежащим образом уравновешивая различные заинтересованные стороны и справедливо компенсируя  обладателей используемых в стандартизации технологий.

Качество патентов – еще одна важная проблема, которая привлекает значительное внимание заинтересованных сторон, особенно в связи с судебными разбирательствами. Действующие в отрасли конкуренты и представители общественности должны четко понимать,   какие функциональные возможности или действия охватываются патентом, когда им нужно прибегать к  лицензированию или иным  альтернативным мерам. Правительству рекомендовано  активизировать противодействие патентным троллям в целях сокращения неприглядных  патентных споро. согласно двум комментаторам.

Необходима более четкая формулировка требований к патентоспособности  объектов в сфере ИВ. В 2014  году Патентным ведомством США уже  издано руководство для патентных экспертов относительно того, как применять соответствующие решения Верховного суда в процедуре патентования.

Развитие ИВ  может также обострить проблемы принудительного применения патентов. Например, распределенный характер ИВ может вызывать ряд вопросов, касающихся ответственности за «многопользовательское правонарушение» (multi-party infringement liability). Иногда несколько сторон действуют вместе таким образом, что объединенный результат вызывает  патентные претензии. В таких ситуациях у отдельных патентовладельцев ограничиваются  возможности  осуществления  своих прав – в частности, поскольку Интернет открывает возможность невидимого эффективного взаимодействия с несколькими участниками данного процесса.

3. Коммерческая тайна

Коммерческая тайна является конфиденциальной, коммерческой ценной информацией, которая предоставляет компании конкурентные преимущества, Она может включать  списки клиентов, методы производства, маркетинговые стратегии, информацию о ценах и химические формулы. В данном случае речь идет о том, как развитие ИВ влияет на защиту коммерческой тайны.

Секреты производства имеют решающее значение для предприятий,  создающих  и внедряющих инновации в ИВ-пространстве. Между тем, распространение ИВ-устройств и соединений усиливает  уязвимость коммерческой тайны. Значимость ИВ-продуктов  будет оцениваться не только их большими данными, но и алгоритмами, которые превращают эти данные в действия и, в конечном счете, оказывают воздействие на потребителя.

Дополнительные риски возникают при совместном использовании данных в ИВ-среде без надлежащего контроля за непреднамеренным раскрытием  конфиденциальной информации.  Соответственно, защита коммерческой тайны является одним из ключевых элементов стимулирования инноваций в ИВ-среде.

4. Товарные  знаки

Товарные знаки выполняют несколько функций для потребителей и владельцев брендов. Они  являются  индикаторами  качества, а также способствуют установлению  ответственного  за некачественный продукт. Использование бренда третьими лицами, минуя лицензирование, приводит к к правовым конфликтам, вероятность которых существенно  возрастает в Интернете, где товарные знаки сталкиваются со сходными знаками других лиц, доменными именами и прочими, нигде не регистрируемыми словесными обозначениями (ссылками, фреймами, метатэгами, а также с  ключевыми словами в  онлайновой рекламе). Не все упомянутые  проблемы не являются специфическими для ИВ-среды, но их следует учитывать при принятии решения о том, как наилучшим образом использовать бренды при распространении новых ИВ-технологий.

…………………………………………………………………………………………………..

В последние несколько лет Министерство торговли США (в систему которого входит Патентное ведомство страны) опубликовало «зелёную книгу» (официальный правительственный документ) Copyright Policy, Creativity, Innovation, and the Digital Economy, в которой представлен тщательный анализ политики в области цифрового авторского права, включающий вопросы ИВ. Кроме того, была также опубликована «белая книга» Remixes, First Sale, and Statutory Damages, затрагивающая вопросы стандартов и функциональной совместимости в контексте онлайновой торговли. В дальнейшем будет  продолжена  работа по содействию позитивной эволюции системы ИС и ее защите в цифровой экономике Интернета.

Апрель 2017

Вопросы патентования в среде Интернет вещей

Patents Issues and the Internet of Things. IOT League.  A. Aggarwal, K.Bhutani Manager, – iotleague.compatents-issues…internet-of-things/

Беспрецедентный рост среды Интернет вещей (iOt) вынудил многие крупные корпорации, нетрадиционных  предпринимателей и стартапов вторгаться в IoT-технологии, которые заставляют компании перестраивать  бизнес в целях удовлетворения изменяющегося потребительского спроса. Многие предприятия сталкиваются с различными  проблемами, связанными с адаптацией  традиционных бизнес-моделей к Iot для более успешного конкурирования. В их числе  - проблема  столкновения компаний, уже располагающих  сильными патентными портфелями в сложившихся  технологических областях, с предприятиями начинающими патентовать новые IoT-приложения.

В результате происходит стремительное распространение  IoT – экосистемы, определяемой,  в широком смысле, как  объединение людей и устройств, стимулируемых  ростом объединяемых Интернетом “умных вещей”, облачных вычислений на основе общих компьютеров  и подключаемых к ним  всевозможных приложений. Рост и распространение технологий направляется инвесторами из числа научно-исследовательских учреждений, стартапов и поставщиков, подключающихся к различным глобальным  IoT – инициативам. Крупные корпорации получают  возможность запуска инновационных услуг посредством IOT-технологий,  подключаться и обмениваться данными друг с другом.

Картирование глобального  ландшафта

Согласно отраслевым  оценкам IoT-затраты  находятся сейчас  на уровне 655 млрд. долларов США и, по прогнозам, к 2020 году достигнут 1,7 триллионов долларов. Ошеломляющий рост в IoT-среде будет осуществляться за счет  подключенных устройств. По мере развития  IoT- системы многие предприятия будут осваивать iOt- технологии для освоения новых бизнес-моделей и повышения  своих доходов в будущем. При этом они будут сталкиваться и с  множеством новых проблем.

Многие из этих проблем порождаются столкновением компаний, уже располагающих в тех или иных отраслях солидными патентными активами, и теми, кто вторгается соответствующие сферы с новыми IoT-технологиями.

В миллиардах взаимосвязанных устройств таится множество запатентованных технологий, которые могут быть использованы для разработки новых продуктов или услуг, для роста и развития Iot-экосистемы. Эти технологии могут дополнительно развиваться  путем внесения в них изменений и предъявления притязаний на  вновь появляющиеся  технологий, товары, услуги и рынки их реализации.  В результате перед бизнесом встанет необходимость принятия решений относительно выбора предпочтительных технологий,  альтернатив стандартизации, бизнес-моделей и патентных стратегий.

Крупным корпорациям и современным предпринимателям придется разрабатывать  жизнеспособную стратегию IoT в соответствии со своими  бизнес-целями и общей корпоративной стратегией. Между тем, стратегии  IoT будут варьировать от компании к компании с учетом специфики их предпринимательской стратегии.  Некоторые из них предпочтут  стандартизированные технологии, в то время как другие могут ставить целью создание уникальных технологий или продуктов.  Оценивая специфику будущего бизнеса с применением IoT-технологий, , компаниям потребуется  разработать и соответствующую стратегию охраны прав интеллектуальной собственности (ИС).  Это поможет обоснованно  выявлять  как бизнес-возможности, так и угрозы, преобладающие на IoT-рынке.

Заключение

Ряд компаний, ведущих бизнес в области программного обеспечения, автомобилестроения и т.д. и располагающих значительными патентными активами,  теперь приступили к регистрации патентов в и области IoT, что приводит к патентным спорам  с компаниями, уже обосновавшимися в этой области. Последним же будет непросто соперничать с компаниями, имеющими сильный патентные портфели в конкретных технологических областях, например, с новыми потребительскими IoT-приложениями. Поэтому для оценки угроз и защиты прав ИС необходима  стратегия защиты IoT-инноваций от потенциальных нарушителей. А вступающим в  IoT- экосистему компаниям,  использующим  существующие технологии, может потребоваться приобретение лицензий у третьих лиц. Для всех предприятий, вступающих на рынки iOt, крайне важно исследовать формирующийся таким образом  патентный ландшафт во избежание нарушения прав третьих сторон, особенно в тех областях, где существующие игроки пользуются доминирующим положением за счет  сильных патентных портфелей.

Март 2017

Интернет вещей: в ожидании очередной  волны патентных споров

The Internet of Things – Planning for the Next Wave of Patent Litigation. C. Mammen,21 September 2016 – https://www.hoganlovells.com/…/iot-planning-for-the-next-

Примечание:Д-р К. Мэммен – партнер Hoganlovells.com  (Сан-Франциско) был участником судебного оспаривания патентов и охраноспособности  технологий с начала первого бума развития Интернет-компаний в конце 1990-х годов.

В недавнем интервью К.Мэммен высказал свои соображения относительно тенденций развития патентных споров в истекшие 20 лет и ожидаемых тенденций на ближайшие годы, а также как эти столкновения  влияют на игроков, задействованных в стремительно развивающейся среде Интернет вещей .

В истекшие 10-20 лет , наряду с широко обсуждавшимися в прессе тяжбами патентных троллей, большое внимание привлекли к себе патентные споры в сфере новых технологий. Причем, их интенсивность возрастала по мере развития тех или иных технологических направлений и обострения притязаний на право владения этими технологиями. Одна из крупных конфликтных волн была вызвана развитием технологии мобильной связи 3-го поколения (3G), за которой 9 лет назад набежала новая волна  – телекоммуникационных технологий 4G, за которой через 5-летие последовали смартфоновые войны.

Чего нам ожидать в будущем? По мере того, как Интернет вещей (IoT) воспринимается потребителями в качестве коммерческой реальности, у обладателей прав интеллектуальной собственности (ИС) в этой сфере происходит усиление экономических стимулов для исследования взаимодействия ИС и новых технологий, включая возможности получения лицензионных платежей от  других участников этого рынка.

В этой связи встает вопрос о роли патентных троллей и прочих лиц, занимающихся монетизацией патентных прав этой новой сфере. В случае появления возможности зарабатывать деньги на вторичном рынке за счет связанных с IoT патентов или их монетизации посредством лицензирования, принуждения соблюдать патентные права или  судебного разбирательства, следует ожидать вторжения этих лиц в данную сферу. Однако следует учитывать ряд существенных различий в общем патентном ландшафте, если сравнивать его с тем, что наблюдалось в недавнем прошлом. Изменения в правилах определения патентоспособности дают основание полагать , что активность  вышеназванных лиц в сфере IoT будет не столь интенсивной, как в технологиях, преобладавших 5-7 лет тому назад. Достаточно упомянуть решение Верховного суда США по делу Alice Corp. v. CLS Bank International (ограничивавшее патентоспособность программного обеспечения методов предпринимательства), недавние реформирование Федеральных правил гражданского судопроизводства (FRCP), процедур оспаривания охраноспособности заявляемого (IPRs) или уже выданного (PGRs) патента в Апелляционной палате Патентного ведомства США.

В любом случае компании, работающие в сфере Интернет вещей, должны быть готовы к судебным процессам. Если компании разрабатывают технологии у себя дома, они должны располагать надежной программой подачи собственных патентных заявок – даже если они не планируют противопоставлять их своим конкурентам. По крайней мере, это позволит им занять выгодную позицию при возникновении споров относительно прав на ИС. Если же компания приобретает лицензию на технологию другого правообладателя, очень важно убедиться, что соглашения о лицензировании этой технологии содержат надежные гарантии против  нарушения прав и возмещения убытков в случае предъявления исков  в правонарушении.

Существует ряд причин,  по которым исследование патентной чистоты  (FTO) создаваемой или приобретаемой технологии не является предпочтительной стратегией. В техническом пространстве существует   так много патентов и столь  много различных потенциальных применений действующих патентов и охраняемых ими технологий, что детальное осуществление такого исследования  становится практически невозможным или экономически неоправданным. Кроме того, имеются основания предъявления более серьезных обвинений ответчику, если ему заранее было известно о существовании конкретного патента. Поэтому в действующей системе бывает предпочтительнее не обременять себя детальными сведениями относительно объектов, которые компания не собирается активно оспаривать. Гораздо предпочтительнее  ограничиться знанием о существовании релевантных патентов, чем затрачивать средства на разработку решений в обход всей совокупности патентов,  выявленных в ходе детального анализа. Здравый смысл часто подсказывает о нецелесообразности такого пути.

Обеспечение преимуществ в предстоящих патентных спорах невозможно без применения инновационных методов и средств, адаптированных к сфере Интернет вещей.  В англо-американской юридической фирме Hogan Lovells, например, применяются методы “кросс-практики”, предполагающей гибкое реагирование на изменения производственных планов; революционных «финансовых технологий» в  платежных системах, управлении капиталом, кредитовании, страховании и валютных операциях; “криптовалюты” - средства обмена с использованием криптографии для обеспечения безопасности транзакций и контроля за созданием альтернативных цифровых валют и др. Все эти методы и средства предназначены для участия в  решении не только технических вопросов, связанных с конкретными нарушениями патентных прав, например, при создании беспилотных летательных систем, “подключенных автомобилей”, оборудованных доступом в Интернет и беспроводную локальную сеть, или при обеспечении неприкосновенности частной жизни, но, как правило, также  и для стратегическое позиционирование в более широком рыночном пространстве.


Февраль 2017

Индустрия 4.0: обзор ключевых технологий и тенденций

INDUSTRY 4.0: a review of the key technologies and trends/ the Cipher report, blog.aistemos.com, Wednesday, 2 November 2016 -…/industry-40-review-of-key-techn.

Четвертая промышленная революция, известная как “Индустрия 4.0″ (или “Интернет вещей”), все более широко охватывает автоматизированные и компьютеризированные отрасли промышленного производства. Для рассмотрения  макроэкономических тенденций в этой сфере отобраны  пять технологий, часто  определяемых в качестве  краеугольных камней  Индустрии 4.0: облачные вычисления, робототехника и автоматизация, интеллектуальные датчики, 3D-печать и радиочастотная идентификация (RFID)*

*RFID-   способ автоматической идентификации объектов, в котором посредством радиосигналов считываются или записываются данные, хранящиеся в так называемых транспондерах, или RFID-метках (Dbrbgtlbz)

Анализ Индустрии 4.0 через призму патентного представления инноваций:

  • обеспечивает уникальную информацию о ключевых технологиях,
  • подтверждает  проявившееся в последнее время доминирование Китая в промышленном производстве, все нагляднее отражающее его глобальное лидерство,
  • указывает на необходимость увеличения корпоративного сотрудничества как средства обеспечения  конкурентных преимуществ.

Ключевые технологии
Только 1% из числа проанализированных организаций (9000 +) располагают патентами в каждой из ключевых технологий, причем в рамках каждой технологии 75-90% всех патентов принадлежат компаниям , не входящим в тридцатку лидеров. Причем в Индустрии 4.0 ни один игрок не доминирует бесспорно в какой-либо из ключевых  технологий.  Технологии довольно равномерно распределены по продуктивным  патентным семействам, и ни один игрок не тройку лидеров, владеющих патентами  сразу в двух  технологических отраслях.

География распространения тезнологий

Кроме различий в технологической направленности компаний существуют также четкие тенденции географического распространения технологий.  Только в 10 странах обнаружены  организации, входящие в тридцатку лидеров одной из технологий. Из их числа  Франция, Швейцария, Индия, Гонконгг и Тайвань представлены только отдельными компаниями. Индустрия 4.0 развивается,  главным образом, усилиями  пяти стран: Китая, США, Японии, Кореи и Германии.
Азия, а конкретнее – Китай, доминирует в Индустрии 4.0 преимущественно в робототехнике и  датчиках. Другие технологии, более равномерно распределены по странам их изначального развития..

Позиция Китая

Анализ больших объемов глобальных
патентных данных позволяет подтвердить  всплеск технологической активности  Китая за последние годы. Хотя США опережали  Японию по объему патентования, с 2008 года эта тенденция затормозилась  после затмевающего весь мир всплеска активности патентования китайскими заявителями. .

Однако, при оценке позиции Китая  следует учитывать  два важные фактора, имеющего отношение к интеллектуальной собственности.  чтобы отметить с Китаем из IP точки зрения. Несмотря на инновационный характер развития, вопрос доминирования Китая еще  далеко не решен. Учитывая уклон преобладание  внутреннего патентования, а также наличие 10 крупнейших патентующих предприятий и университетов,  находящихся под контролем государства, размер потенциала Китая в Индустрии 4.0 еще не доказана. По активности заграничного патентования Китай отстает, например, от Гавайских островов, получающих  около половины своих патентов в Китае.

Будущее Индустрии 4.0

При анализе пяти крупнейших организаций, которые владеют патентами, относящимися к Индустрии, очевидно, что все компании различаются своими  сильными сторонами и применяемыми стратегиями. Хотя  корпоративные гиганты по-прежнему оказывают значительное влияние на развитие технологий, их патенты, относящиеся к Индустрии промышленность 4.0,  составляют лишь небольшую часть общего объема их портфелей. Вместе с тем, появляется  огромное количество новых компаний и создаваемых ими технологий.

Компании начинают фокусировать свои усилия на конкретных областях, с тем чтобы обеспечить себе сильные позиции в новой промышленной революции. В то же время ощущается  повышенная потребность в сотрудничестве. На начальной стадии зарождения новых  отраслей еще не ясно, что будет формировать будущее – корпоративное сотрудничество или монопольное господство. В любом случае, для достижения успеха в Индустрии4.0  потребуется функциональная совместимость и совместные работы с опорой на общие стандарты и платформы, а также  дальнейшее развитие  лицензирования.

История учит нас, что в подобных  ситуациях  решающая роль принадлежит ИС, отслеживанию перемещения интеллектуальных ресурсов. Достижения в области искусственного интеллекта и машинного обучения открывают новые возможности анализа изменений в  патентном ландшафте. Получаемая при этом информация может быть интегрирована в основной процесс  принятия решений.

.


Январь 2017

Интернет вещей с позиции патентной охраны

A Look at Patent Protection for the Internet of Things// Митчелл С. Феллер, July 2016 -

www.grr.com/patent-protection-for-the-internet-of-things.htm

Интернет вещей (“IoT) представляет собой совокупность объектов со встроенными датчиками и электроникой. С помощью датчиков поддерживаемые Интернетом объекты, типа  холодильников, автомобильных коробок передач или  одежды, автоматически обмениваться данными с другими интернет-устройствами  для их последующей обработки. Собранные данные могут быть проанализированы для  принятия  решений по управлению подключенными устройствами или их настройке. Неудивительно, что IoT – патенты обычно относятся к трем областям: (1) техническим характеристикам  конечных устройств для сбора данных или реагирования на импульсы  управления; (2) сетевым протоколам и коммуникационным системам; (3) приложениям, использующим собранные данные. Вообще говоря,  в отраслях, предшествовавших  IoT, подача заявок и выдача патентов осуществлялись в тех же областях.

Компании стремятся занять лидирующие позиции в патентных играх, прежде чем утратившие ореол новшества IoT- технологии  получат   повсеместное распространение, напомнив о лопнувшем в 1990-х годах  ”пузыре” интернет-патентов, последующих  судебных процессах, смартфон-войнах и т.п. Количество IoT- патентов растет в геометрической прогрессии,  что наглядно проявилось  во все более частом упоминанием словосочетания “Интернет вещей” в патентных заявках США, опубликованных в период с 2006 по 2015 г. Среди выданных патентов США, только около 350 включают в себя термин “Интернет вещей”, причем около 75 процентов таких патентов приходится только на прошедший 2015 год. Проведенное в более широком масштабе  исследование Великобритании показало, что с 2004 по 2013 год почти 22 000 опубликованных патентных заявок во всем мире были ориентированы на  IoT-технологии  и подключенные к Интернету “умные” (smart) устройства.
Возможности патентования IoT-изобретений относятся ко  всей IoT- цепочке: от конечных устройств, используемых ими датчиков, способов их  подключения и взаимодействия с другими устройствами до  способов безопасного хранения  данных,  энергоснабжения, системной архитектуры, способов использования возможностей внешней IoT-среды и т.д. Как и в прочих  патентах, изобретения могут быть сфокусированы на  создании новых технологий, усовершенствовании существующих,  на конкретных компонентах или на более широких системах.

Препятствия на пути IoT- патентования

Одна из специфических сфер патентования имеет дело с    приложениями, использующими инфраструктуру IoT. Такие приложения, скорее всего,  и будут  стимулировать развитие рынка IoT- устройств. Однако это направление  развития – сбор данных, их анализ и последующее использование его результатов – находится полностью в компетенции  Верховного суда США, рассматривавшего в  2014 году дело  Alice Corp. v. CLS Bank и вынесшего решение относительно патентоспособности спорного объекта.  Верховный суд постановил, что абстрактные идеи, как таковые,  не подлежат патентованию согласно  статье 35  § 101 Кодекса США,  если притязания  заявителя не содержат чего-либо «существенно  большего». При этом суд подчеркнул, что простой реализации абстрактной идеи с помощью  обычной  компьютерной системе недостаточно, чтобы  претендовать на получение патента. После вынесения такого решения многие патенты по программному обеспечению и методам предпринимательства были признаны недействительными как  несоответствующие духу  § 101. Последовавшие за этим решения нижестоящих инстанций и соответствующая практика патентных ведомств делают очевидным факт, что  изобретения, направленные  на сбор и анализ данных с последующим использованием его  результатов, подвергаются риску быть неподлежащими  патентной охране.

Например, недавно компания  Jawbone обвинила FitBit Inc. и другие фирмы в нарушении патентов на носимые системы мониторинга сна и самочувствия. Рассматривавшиеся  патенты содержали притязания на  систему с несколькими датчиками, процессором и приемопередатчиком, а также на  центральный блок мониторинга. Сославшись на принятые ранее решения, признававшие непатентоспособными заявки на охрану методов  сбора и анализа данных, суд постановил, что рассматриваемые притязания были направлены на абстрактное понятие сбора  с помощью датчиков информации для мониторинга состояния здоровья и самочувствия пользователя. При этом суд  разъяснил, что патентовладелец “не претендовал на  изобретение компактных датчиков, процессоров и приемопередатчиков, позволяющих системам быть размещенными в носимом устройстве”, и что в формуле изобретения не было ничего “более существенного” в использовании “общепринятых компонентов” или в размещении компонентов в носимом устройстве. До конца  2014 года  дело  LLC v. Hotels.com LP стало единственным случаем, в котором суд отверг претензии Alice Corp. В решении федерального окружного суда была признана правомочность оспариваемого патента, поскольку “заявленное решение неизбежно уходит корнями в области компьютерных технологий, позволяющих преодолевать проблемы, возникающие, в частности, в области компьютерных сетей».

В  более позднем решении федерального окружного суда по делу  Enfish LLC v. Microsoft Corp было сформулировано дополнительное  конкретизирующее руководство относительно рассмотрения  IoT -споров.   Суд постановил, что притязания относительно  “самоссылающихся” логических моделей компьютерных баз данных (фактически касающихся  программного обеспечения и усовершенствований в области компьютерной технологии) не являются, по своей сути,  абстрактным. Суд также сформулировал  более общие указания: ” При внесении первоначального определения, является ли заявленное изобретение  абстрактным,  необходимо сначала установить,  обеспечивает ли это изобретение усовершенствование  компьютерных возможностей или использует компьютер просто в качестве инструмента”.  Применяя этот подход, суд постановил, что данный  патент содержит   преимущества, “направлены на улучшение функционирования ЭВМ» и проявляющиеся в  ”повышенной гибкости, сокращении времени поиска, а также в снижении  требований к запоминающим устройствам”.

Способы преодоления сложностей IoT- патентования

Описанные примеры показывают, что при поиске для оценки  новизны подаваемых IoT- заявок очень важно сформулировать и описать те аспекты изобретения, которые  способствуют  улучшению работы системы или любого из ее компонентов. Например, способствует ли  изобретение повышению быстродействия, надежности или безопасности одного или нескольких компонентов? Позволяет ли изобретение работать с уменьшенным объемом  памяти, сокращенным  количеством циклов центрального блок обработки или сниженным энергопотреблением? Увеличит ли оно гибкость системы и позволит ли упростить модернизацию или ремонт системы? Изложение  эти технические преимуществ  в описании изобретения  может стать  основой для подтверждения патентоспособности заявляемого решения.
Оборотной стороной получения   патентных прав является способность предотвращения  IoT-правонарушений. Хотя бы  потому,  что в IoT-технологии потенциально применимы тысячи заявляемых патентов,  в связи с чем анализ различий  между ними становится    весьма полезным. Он  предназначен для выявления и обхода релевантных патентов с учетом    широты  притязаний  IoT – решений и бескрайности сферы действия Интернет вещей, который затрудняют проведение исчерпывающего поиска соответствующих патентов. Он еще больше усложняется из-за неуклонно увеличивающегося числа ожидающих рассмотрения  IoT – заявок, многие из которых могут быть даже еще неопубликованными. Кроме того, обладатели патентных активов, по всей видимости, накапливают  IoT-патенты с  широкими притязаниями, намереваясь предъявлять  свои права   по мере становления соответствующих рынков.
Для  хотя бы частичного смягчения  этой проблемы игроки отрасли формируют свои патентные пулы и организуют приобретение лицензий. Параллельно начинают предприниматься  усилия по созданию  отраслевых органов стандартизации для ускорения инновационного процесса.  Участники таких формирований обязаны, как правило, идентифицировать соответствующие патенты и предлагать их для лицензирования на справедливых условиях. Риск может быть также ослаблен посредством  страхования случаев правонарушений, дорогостоящие возможности которого ограничены, и некоторых других мер.

Таким образом, Интернет вещей создает  потенциальные преимущества  для потребителей и бизнеса, одновременно  привнося и  связанные с патентованием проблемы. Отраслевые игроки должны быть осведомлены о преимуществах и недостатках этой быстро растущей и разнообразной сферы деятельности, чтобы занять в ней благоприятные позиции.

2016 год

Новые рефераты   в 2016 году

Декабрь

- Ключевое значение интеллектуальной собственности для открытых инноваций

-Глобализация и дигитизация возвестили новую эру хищения интеллектуальной собственности

Ноябрь

- Патенты непригодны для оценки инноваций

- Комментарий к статье посетителя сайта

- Оценочные ограничения не снижают важности патентов

Октябрь

- Патентный ландшафт как инструмент конкурентной разведки в сфере интеллектуальной собственности (ИС)

Сентябрь

= Ключевые вопросы интеллектуальной собственности и конфиденциальности данных в Интернет вещей

Август

- Интеллектуальная собственность: Индустрия 4.0 влечет за собой ряд изменений в существующем промышленном ландшафте

Июль

- Интеллектуальная собственность в век Индустрии 4.0

Июнь 2016

-Четвертая промышленная революция и интеллектуальная собственность

- Экономические и правовые вопросы Индустрии 4.0

- Пригодность современного права  к  условиям четвертой  промышленной революции

Май 2016

Индикаторы инноваций и интеллектуальной собственности

Апрель 2016

Инновационное развитие России и охрана интеллектуальной  собственности

Март 2016

- Инновации в прорывных технологиях продвигаются небольшой группой стран - Россия – не аутсайдер в мире инноваций

- Колебания инновационного рейтинга России по оценке агентства Блумберга

Февраль 2016

Прогнозируемый уровень развития искусственного интеллекта

Январь 2016

Важность статистического анализа  интеллектуальной собственности (ИС) для лиц, принимающих инновационные решения

……………………………………………………………….

Содержание рефератов

Декабрь 2016

- Ключевое значение интеллектуальной собственности для открытых инноваций

-Глобализация и дигитизация возвестили новую эру хищения интеллектуальной собственности


Ключевое значение интеллектуальной собственности для открытых инноваций*

Intellectual property is key to open innovation, says Fortune 500 IP leader Richard Lloyd //The Intellectual Asset Management magazine (IAM) – a bimonthly magazine published in English and focused on “intellectual property from a business point of view, 28 Jan 16  - www.iam-media.com/blog/detail.aspx?g=497f1864-f6a6

*Открытая инновация. (англ. Open innovation) — термин,  обозначающий парадигму ведения бизнеса, предусматривающую, в отличие от господствовавших ранее подходов, более гибкую политику в отношении НИОКР и интеллектуальной собственности. Имеется в виду  использование как входящих, так и исходящих потоков  знаний для совершенствования внутрикорпоративных  инноваций и расширения их освоения на внешнем рынке посредством договоренностей между заинтересованными в них учреждениями.- Википедия

Открытые инновации (ОИ) и интеллектуальная собственность (ИС) имеют сложные отношения. Восприятие  первого можно рассматривать как отказ от ограничений, налагаемых вторым. Однако, по мнению  М. Locascio, разрабатывающего  стратегию в области ИС для химической компании Fortune Global 500, сказанное выше является слишком простым  прочтением отношений между ОИ и ИС. В своем  блоге он объясняет, почему охрана  ИС играет важную роль в  поощрения и содействии  ОИ.

Хотя многие люди ошибочно полагают, ОИ является синонимом ранней стадии осмысления проблемы  с участием нескольких организаций, в действительности ОИ может и часто в действительности  охватывает все уровни инновационного процесса – от разработки первоначальной концепции до коммерциализации. По своей сути, ОИ представляет собой альтернативу сложившейся инновационной методологии, которая выполняется в рамках одной, обычно интегрированной фирмы. Вместо этого, сторонники ОИ придерживаются мнения, что более существенные  инновации достигаются за счет формирования нового взгляда  на потребности рынка, альтернативных подходов к решению проблем, а также сочетания экспертных и исследовательских возможностей нескольких фирм. По сути дела, ОИ взламывает преграды вокруг  замкнутых  компаний, участвуя, вместо этого,  в организации  сотрудничества  учреждений в целях ускорения  инноваций.

Противники  правовой охраны  ИС, как правило, адресуют свои критические замечания  программному обеспечению, сразу же переходя к описанию открытых программных платформ типа  Linux, Android и Apache в качестве примеров успешного и предпочтительного осуществления  ОИ без ограничений, налагаемых системой ИС. Многие критики также призывают к увеличению степени участия государства в разработке открытых для всех технологий, не  обремененных  нормами охраны ИС. При этом они указывают на природу ИС, предназначенную для запрета  использования охраняемых изобретений третьими лицами и, по своей сути,  враждебную ОИ, которые отличаются  готовностью делиться полученными знаниями. Однако даже  беглый анализ в состоянии  развеять эти мифы.

Важно отметить, что индустрия программного обеспечения далеко не  монолитна. Программное обеспечение, разработанное и используемое для промышленного контроля, бортового оборудования, коммуникационных технологий, медицинской визуализации и множества других приложений, значительно отличаются – с точки зрения сложности, надежности и долговечности – от  большей степени  потребительски ориентированных форм программного обеспечения. Критики надежных прав ИС, как правило, ссылаются на последние, а не на приведенные вначале виды приложений, хотя именно они  ассоциируются с  традиционно понимаемой необходимостью охраны ИС.

Но даже в отношении потребительски ориентированного программного обеспечения,  разработанного посредством  открытых инноваций, важно признать (хотя это и не всегда делалось), что многие фирмы с якобы свободным (открытым)программным обеспечением не всегда предлагают интерфейсы программирования приложений (Application Programming Interfaces – APIs), крайне необходимые  для их общедоступности. Несмотря на то, что API-приложения, как правило, не патентуются, они представляют  ИС в качестве коммерческой тайны, охраняющей ее от использования  другими разработчиками. Так почему же тогда открытое программное обеспечение выдвигается  для подтверждения  ценности развития, не обремененного охраной ИС? Один из ответов заключается в том, что критики  правовой охраны  ИС распространяют стоимостные оценки, определенные для потребительски ориентированных форм программного обеспечения, на  программное обеспечение в целом и прочие технологии в более широком смысле этого термина.

Открытое программное обеспечение предназначено для увеличения масштаба и скорости инновационного процесса  посредством  поощрения параллельной разработки приложений и многочисленных корректировок с предоставлением  ”исходного кода” – удобочитаемых инструкций программирования. Ценность защиты вложенных в инновации усилий посредством  правового обеспечения  ИС в некоторых ситуациях снижается, препятствуя  удовлетворению  реальной потребности в скорости инновационного развития.  Однако, поскольку большинство отраслей промышленности, в том числе многие виды программного обеспечения, не зависят от “сетевого эффекта”  ( который пользователь товара или услуги оказывает на их ценность для других пользователей), открытое программное обеспечение в целом не может  иллюстрировать инновационную бесполезность ИС.

Финансируемое  правительством технологическое развитие имеет свои собственные проблемы, что делает его непригодным для замены частной  инновационной деятельности и потребности в  ИС. Правительства не обязаны  приносить прибыль инвесторам, а их капиталовложения  имеют долгосрочный характер. Поэтому они особенно хорошо подходят для финансирования фундаментальных исследований на ранних этапах  развития технологий с неизвестной коммерческой ценностью и сроками  запуска продукции, выходящими  далеко за пределы того, что было бы приемлемым для частной компании. Это подтверждается  многими технологическими достижениями – особенно теми разработками, которые связаны с вооружением, аэрокосмосом, Интернетом и полупроводниками.

С другой стороны, правительства не испытывают  того  же конкурентного давления, как частный сектор, не реагируют на ценообразование и другие рыночные воздействия. Обремененные   бюрократическими правилами, они, по своей сути, малопригодны для создания  продукции, имеющей  коммерческую ценность для реальных потребителей – даже тогда, когда на основе инноваций, финансируемого или непосредственно разработанной правительством. Между тем, коммерциализация – не простая задача, почти всегда нуждающаяся в финансировании дополнительных научных исследований и разработок для производства товарной продукции. И не удивительно, что эти усилия, а также   значительный риски, связанные с инвестициями в производство, маркетинга и продажу новой продукции , как правило, требует определенной формы защиты ИС. Короче говоря, правительственные НИОКР являются плохой заменой частного предпринимательства при создании  коммерчески ценных инноваций и никоим образом не исключает необходимости правовой охраны ИС.

Хотя открытое программное обеспечение не представляет  всю эту отрасли, существуют обстоятельства, при которых охрана ИС для открытых инноваций не требуется; в частности, если упомянутые выше “сетевые эффекты” играют  ключевую роль. Это также верно для случаев, когда  высокие капиталовложения, развитая  нормативная база или сложность процесса создания и развития бренда для некоторых классов товаров широкого  потребления могут обеспечить достаточно надежный  барьер,  позволяющий поступиться  необходимостью правовой охраны ИС.

В системе свободного рынка внутрикорпоративные  исследования не требует связанных с ИС соглашений, если вся она  принадлежит компании и при условии соблюдения установленных сторонами корпоративных правил. Другое дело, когда  осуществляются    совместные НИОКР несколькими  компаниями, физическими лицами или государственными научно-исследовательскими институтами и частными фирмами. С учетом описанных выше ограничений, основным требованием успешного осуществления любой открытой инновационной программы является заблаговременное установление  принципов распределения инновационных  достижений. Если хотя бы одна из участвующих сторон не может защитить свои инвестиции путем прямой оплаты своего участия в НИОКР, обеспечения  сетевых эффектов,  капиталовложений, преодоления нормативных или брендинговых препятствия, то необходима парадигма распределения ИС, генерируемой в ходе открытой инновационной программы.

Наконец, критически  важным требованием является разграничение ИС, принадлежащей каждому участнику  инновационного процесса до начала осуществления совместной программы.  Необходимо разграничить  существовавшую ранее ИС от той, что должна быть создана на основе сотрудничества. Без понимания этого, было бы иррационально и безответственно приступить к какой-либо совместной инновационной работе.

Глобализация и дигитизация возвестили новую эру хищения интеллектуальной собственности

Intellectual Property Theft: Get Real. Trends: Globalization and Digitization Usher In a New Era of Intellectual Property Theft

www.ncpc.org › Resources › Intellectual Property Theft

Хищение интеллектуальной собственности (ИС), несмотря на меры по его предотвращению и смягчению последствий такого рода дорогостоящей и опасной разновидности  преступлений, растет во всем мире. Причем корень проблем зачастую кроется в стремительной глобализации и дигитизации*, которые расширяют  возможности нарушения прав ИС.

* Digitization (оцифро́вка)— описание объекта, изображения или аудио- видеосигнала (в аналоговом виде) в виде дискретных цифровых наборов (Википедия).

Прежде всего, кража ИС наносит непосредственный ущерб человечеству. Организованные преступные группировки получают выгоду от производства фальсифицированных лекарственных средств, пиратского использования  музыки и фильмов, а также хищения коммерческой и государственной тайны. Всемирная организация здравоохранения недавно предупредил, что половина поставок наркотиков в мире в ближайшее время может состоять из поддельных фармацевтических препаратов.    Поддельные лекарства часто содержат  бесполезные, а то и  опасные ингредиенты. Контрафактные  лекарства в подавляющем большинстве производятся в Индии, несмотря на активное противодействие правительства. В производстве прочей контрафактной продукции лидирует Китай. Говорят, что прибыль от продажи поддельных лекарств теперь превышает поступления  от продажи героина и кокаина, привлекая в эту сферу  организованную преступность из других сфер. Пиратское использование  фильмов, музыки и программного обеспечения также находится на подъеме. Продажа легальных компакт-дисков, например, за последние десять лет снизилась на 70 процентов.

Экономический шпионаж ставит под угрозу крупные корпорации, располагающие обширной коммерческой тайной, которая  привлекает внимание  конкурентов и иностранных правительственных организаций. Ее интеллектуальное содержание зачастую является  более ценным для компании, чем ее физические активы. Между тем,  более 45 % всех предприятий США сообщают об  убытках из-за кражи ИС. Эта угроза резко возросла за последние десять лет в связи с дискретизацией (оцофровкой) целых отраслей экономики. Кража цифровой информации, по  недавним оценкам, обходится  компаниям в  ошеломляющую сумму $ 250 млрд в год. Киберпреступники становятся все  более изощренными, чем когда-либо раньше. Секретные сведения  могут быть загружены непосредственно на внешние сайты, минидиски или отправлены по электронной почте. Их  главной мишенью является армия и подрядчики, посредством которых  оборонные предприятия могут стать особенно уязвимыми при ненадлежащем уровне  их служб безопасности. Привлечение иностранных партнеров из стран с невысоким уровнем цифровой безопасности также увеличивает риск кражи коммерческой тайны. Распространение персональных устройств – веб-телевизоров и смартфонов, которые могут быть оснащены слабыми программами безопасности,   создает дополнительные  проблемы. Специальные организации, противодействующие киберпреступникам,  снижают угрозу хищений, одновременно увеличивая затраты на повышенные меры безопасности. Многие компании, чтобы отвести угрозу, оснащаются  дорогостоящими сканерами отпечатков пальцев, устройствами распознавания голоса и визуальных изображений, применяют  ”белые списки” безопасного программного обеспечения, распознаваемого их  цифровыми системами.



Ноябрь 2016

-Патенты непригодны для оценки инноваций

- Комментарий к статье посетителя сайта

- Оценочные ограничения не снижают важности патентов

Патенты непригодны для оценки инноваций

Patents are a terrible way to measure innovation. By Dominic Basulto, blogger and author of publications on innovation in The Washington Post - https://www.washingtonpost.com/…/innovations/…/patents-ar.

На первый взгляд, патенты обеспечивают простейший  способ оценки инновации. В конце концов, патентно-статистические данные легко доступны, объективны и поддаются количественной оценке. Можно быстро подсчитывать количество патентов в компании, городе или стране, сразу получив представление, как инновации представлены в географическом регионе, отрасли или даже в определенное время. Поэтому не удивительно, что патентные данные часто используется в качестве ведущего показателя инноваций.

Но насколько сильна связь между патентной деятельностью и инновациями в эпоху экспоненциального технологического прогресса? Простое сопоставление  абсолютного числа патентов в компаниях вводит в заблуждение, чтобы не сказать больше. Рассмотрим, например, патенты, полученные рядом компаний  в первой половине 2015 года. Подсчет патентов, компаний IBM и Samsung выводит их в число  самых инновационных компаний  мира (3,059 и 3,052 патентов, соответственно). Компания Google оказывается пятой (1083 патентов), оставив Microsoft на  7-м месте (1037 патентов). Компания Apple, считающаяся, как  правило, одной из самых инновационных в мире, остается только на  11-м месте (780 патентов). А Facebook даже не попадает в число 40 лидеров.

Использование патентов в качестве показателя  инновационного развития стран также может вызвать определенное недоумение. Опираясь только на патенты, Индикатор Bloomberg Innovation Index за 2015 год, например,  отводит США с точки зрения инноваций только на  4 место в мире, пропуская вперед Южную Корею, Японию  и Китай. Германия – бесспорно инновационная страна – не удосужена звания европейского лидера. Зато та или иная   страна Скандинавии, считающейся одним из  самых инновационных регионов в мире,  неизменно оказывается в первой пятерке. Даже применяя коэффициент масштабирования,  например, сопоставление количества  патентных заявок  с численностью населения,  сглаживающее  влияние размера стран, не спасает от   некоторых очевидных аномалий. Например, Организация экономического сотрудничества и развития использует концепцию интенсивности патентования (измерения количества  патентов в процентах на 10000 жителей конкретного мегаполиса), которая может быть использована для определения самых инновационных городов мира. В 2013 году такими городами в США стали  Сан-Диего, Сан-Франциско, Бостон и Миннеаполис. Впрочем, этим городам обычно нетрудно оказаться в лидерах,  когда в них  концентрируются  технологические, фармацевтические и биотехнологические компании, которые вынуждены  регистрировать патенты, чтобы защитить свои инновации. Но как быть  городам, в которых трудятся коллективы  новаторов и творцов,  а  не компании с объемистыми патентными портфелями?

Несколько более точным способом измерения инновационного воздействия патентов может стать изучение  патентного  цитирования, которое, казалось бы,  обеспечивает более строгую  оценку инновационной стоимости патента: если патент часто процитирован в других патентных публикациях, он  должен имеют большую ценность, чем тот, которого  не цитируют. Выдача таких патентов поисковой системой  Google – первое, на что обращают внимание,   в  текущей инновационной работе. Однако наличие множества  высоко цитируемых патентов не гарантирует создания  ценного продукта. При восприятии  инноваций как процесса от первого изобретения до конечного продукта, патенты оценивают только первую стадию  этого процесса – фактическоесоздание  изобретения, а не завершение инновации: запуск коммерческого продукта. В дисбалансированной   системе НИОКР загрузка ее большим количеством патентов, не гарантирует  осязаемых инновационных результатов.

Кроме того, в 21-м веке стремительные технологические изменения размывают стоимость патентов, обреченных на  продление срока их действия в течение многих лет. Жизненные циклы инноваций зачастую  измеряется теперь месяцами, а не годами. Инновации направлены теперь на методы и процессы предпринимательства столь же  часто, как и  на конкретные продукты. В результате, простое накопление патентных активов на длительный срок не всегда приводит к  намечавшимся  результатам. Ко времени, когда к компании появится намерение использовать залежавшиеся  патенты, рынок, возможно, переориентируется на иные инновационные направления.

Тогда, почему же мы наблюдаем такое  множество  компаний, специализирующихся на наращивании патентных активов? Тот факт, что IBM и Samsung только за первые пять месяцев 2015 года получили по  три с лишним тысячи  патентов каждая, следует признать  поразительными. Наивно полагать, что это -  проявление  непревзойденного всплеска технологических инноваций, при котором компании вынуждаются проворачивать патентование умопомрачительными  темпами. Более близким к действительности  был бы ответ, что патенты стали потенциальным средством защиты против патентных троллей – проявлением   оборонительной стратегии компаний. Ведь  платить миллионы долларов за приобретение новых патентов  компаниям становится предпочтительнее, чем тратить  десятки миллионов долларов на оплату юридических услуг или инициированных троллями штрафных судебных санкций,

И это действительно тревожная  особенность инноваций 21-го века: патентные тролли трансформируют патент из почетного знака инновационной деятельности в нечто негативное – в  ”налог на инновации”, добавляемый  к стоимости товаров повседневного спроса. Существует  оценка, согласно которой половина стоимости производства смартфона уходит на  оплату патентно-лицензионных платежей, предъявляемых, том числе, и троллями. Один профессор из Гарвардской школы бизнеса даже предположил, что патенты могут стать  разрушительными, а не творческими, с точки зрения их конечного экономического воздействия. Это означает, что патенты скорее становятся прокси-серверами для сутяжнического американского бизнеса, чем инновационной составляющей  конкретной компании или отрасли. Только в технологическом секторе 90 процентов всех патентных дел ведутся с участием  патентных троллей. В экономике США в целом эта цифра составляет 68 процентов. Огромная доля судебных разбирательств направлена на то, чтобы урвать свою долю от прибылей технологических компаний, наложив при этом тяжкое бремя на их будущий экономический рост.

Однако, если не патенты, то что же может стать  лучшим инструментом оценки  инноваций? Когда Тим О’Рейли (основатель O’Reilly Media, сторонник движений за свободное программное обеспечение и программное обеспечение с открытым исходным кодом) задал этот же вопрос пять лет назад, некоторые из полученных ответов были весьма поучительными. Из них вытекало растущее понимание того, что больше внимания следует уделять  оценке полезности конкретных инноваций “конечным пользователям”,  а не простой концентрации патентов или средств, затраченных на исследования и разработки. Причем  такой метод  измерения  должен охватывать  все виды инноваций – не только патенты крупных технологических конгломератов и фармацевтических компаний – но и инновации новаторов из  мира с открытым исходным кодом,  и развивающихся новых отраслях промышленности, где небольшие компании просто не располагают  временем, деньгами или склонностью отвлекать свои  усилия от инноваций к патентам.

Все выше сказанное  приобретает сегодня значение, конечно, потому, что вопросы патентного реформирования вновь  оказываются в руках  законодателей и лоббистов в Вашингтоне. Вместо того чтобы рассматривать патенты  не только  как  способ поощрения изобретательства  и инноваций, как это  в прошлом  делалось, можем быть правильнее учитывать и то, чем  они зачастую в действительности  становятся : экономическим препятствием и привлекательной мишенью для патентных троллей, которые видят в них средства  сбора дани от богатеющих технологических компаний. Компания Tesla даже пришла к тому, чтобы предоставлять с открытым исходным кодом весь свой портфель патентов. Поэтому реформирование патентной системы потребует переосмысления нашего подхода к  патентам и ​​самой природе инноваций.

Комментарий к статье посетителя сайта

О пионерных патентах_ _gunmaker@mail.ru, 27 ноября в 23:57

Уважаемый Леонид Григорьевич, добрый день.

Случайно наткнулся в инете на статью с вашего сайта “Патенты непригодны для оценки инноваций”. Замечу, что по моему мнению для оценки инноваций пригодны не “патенты”, а пионерные патенты. Просмотрев бегло ваш сайт я не нашел ни одного упоминания о пионерных патентах. И это очень огорчительно потому, что инновация “это внедрённое новшество, обеспечивающее качественный рост эффективности процессов или продукции…”, а никакого качественного роста при употреблении просто “патентов” добиться невозможно в принципе.
А вот с пионерными патентами в России дела мягко говоря…..никак.
Другими словами Россия потому была вечно догоняющей (и всегда будет), что пионерных патентов в России практически не бывает, а если и бывают, то благополучно умирают вместе с их авторами не вхожими в “росгособойму”. Я конечно имею ввиду реализуемые известными средствами техники и технологий пионерные патенты, а не чушь патентуемую в России вроде “антигравитационных фотонных триангуляторов”. Но все же стоит обратить внимание, на то, что количество патентов вполне  пригодно для оценки инноваций.
Но только пионерных патентов, а не “патентов” на болт с повышенным количеством ниток резьбы.
А вот почему в России нет пионерных патентов это предмет долгого объяснения, к вопросу упомянутой статьи не имеющий отношения.

С уважением к вашей деятельности, инженер и  изобретатель
Юрий Ладягин.

Мой ответ – 28 ноября в 9:48

Спасибо, что заглянули на мой сайт.

Что касается пионерных патентов, то такое понятие, насколько мне известно, законодательно не зафиксировано и носит скорее неформальный оценочный характер, присущий научно-популярным публикациям (пионерные патенты – это те, что выдаются на пионерные, особо выдающиеся изобретения). В законе же изобретения, как известно, сухо, без эмоций оцениваются по их новизне, изобретательскому уровню и применимости, а их значимость аналитики оценивают  по частоте цитирования и другим показателям (о чем неоднократно сообщалось на  данном сайте). Статистика показывает, что среди миллионов запатентованных изобретений особо выдающиеся изобретения и охраняющие их патенты составляют  доли процента. Поэтому расчет только на них при оценке охвативших весь мир инновационных процессов малоэффективен.

Желаю успеха в вашей практической новаторской деятельности, которая намного нужнее, чем наши бесплодные дискуссии о судьбах России

Оценочные ограничения не снижают важности патентов

Patents don’t measure innovation. They’re still important. Mark Smith - Principal Attorney at Mark Smith Attorneys. 22 июля 2015 г.- https://www.linkedin.com/…/patents-dont-measure-innovatioSouth Africa: Patents Don’t Measure Innovation. They’re Still Important .. 26 июл. 2016 -www.webberslaw.com/south-africa-patents-dont-measure-innovation-theyre-still-import

Автор выше приведенной статьи (“Patents are a terrible way to measure innovation”, by Dominic Basulto) приводит некоторые верные, хотя  отнюдь  не новые  замечания относительно того,   что патенты не являются лучшим  инструментом  оценки общего уровня инноваций. Но я не согласен с логическим переходом автора  публикации в The Washington Post к следующему основному выводу, что из научно-производственных организаций, включая Силиконовую долину, выплескивается в мир множество ненужных патентов,    что патентные тролли  злоупотребляют ими, а  значит  патенты плохи. Я не верю, что эти два явления связаны между собой: патенты до сих пор – наше самое лучшее средство стимулирования и охраны истинных, меняющих мир инноваций. Поэтому не следует  призывать к перестройке или уничтожению патентной   системы лишь потому, что автор не удовлетворен  уровнем инновационного процесса, происходящего сейчас в мире.

Октябрь 2016

Патентный ландшафт как инструмент конкурентной разведки в сфере интеллектуальной собственности (ИС)

Patent landscape and IP competitive intelligence: should every company have it?

- https://www.linkedin.com/…/patent-landscape-analysis-ip-co.

В условиях, когда анализ патентных ландшафтов испытывает  нехватку полезной и объективной литературы, статья “Leveraging Patent Landscape Analysis and IP Competitive Intelligence for Competitive Advantage”, недавно oпубликованная в журнале World Patent Information (Volume 45, June 2016, Pages 10–20), должна обязательно привлечь к себе  серьезное внимание. Ее автор Y. Р. Pargaonkar является менеджером подразделения, исследующего связанные с ИС вопросы конкурентной разведки  в  компании Chevron.

Автор утверждает, что построение патентных ландшафтов и сопутствующая ему конкурентная разведка направлены на  понимание и прогнозирование конкурентной среды, в которой компания осуществляет свою деятельность. Конкурентная разведка   позволяет раскрывать  новые риски в сфере ИС посредством сопоставительного анализа корпоративных патентных портфелей, мониторинга усилий конкурентов в развития технологии и ее коммерциализации. В статье предлагаются основы построения патентного ландшафта при разработке  стратегических программ. При этом отстаиваются достоинства как  ”количественного” статистического анализа, так и “качественного” человеческого интеллекта при конкурентной разведке в сфере ИС. Предлагаются четыре уровня анализа ИС с указанием его достоинств  при обеспечении должной эффективности конкурентной разведки. Приводимые в статье аргументы подтверждают богатые возможности анализа ИС в сочетании с  разумными коммерческими требованиями.

В работе подчеркивается, что конкурентная разведка в сфере ИС является этическим процессом, исключающим взломы сейфов, копание в мусорных контейнерах и осуществление шпионских программ. Конкурентная разведка в сфере ИС основана на первичном сборе материалов (в основном, в  интервью и  опросах) и на вторичных исследованиях с широким использованием онлайновых источников.  Задачи  конкурентной разведки определяются в самом начале реализации проекта. Ее основная миссия заключается в информировании органов управления ИС, повышении осведомленности о возникающих рисках, планировании и выработке стратегических  решений. Необходимо, чтобы реализация проекта   поддерживалась представителями  старшего руководства, которые  смогут предложить наиболее конкурентоспособные идеи в сфере ИС. При этом важно подключить их в начале процесса, чтобы усвоить  ключевые стратегические вопросы, с которыми они сталкиваются, и регулярно обновлять их через  заданные интервалы времени. Некоторые компании и сектора экономики, например, особенно важным результатом  своей работы считают монетизацию инноваций с помощью лицензирования патентов. Между тем, конкурентная разведка в состоянии оказать положительное воздействие и на другие виды  извлечения стоимости

Конкурентная разведка традиционно ассоциируется с обеспечением эффективных  продаж, финансами и маркетингом. Однако, с расширением масштабов   использования ИС  и аналитических  данных, специалисты в области патентной информации обретают  замечательную возможность содействия стратегическому использованию ИС в конкурентной разведке. Укрепление  персонала и соответствующего оснащения конкурентной разведки в сфере ИС может принести пользу почти каждой компании. Ключевым  здесь является стратегическая направленность  и эффективность аналитического использования информации на разных уровнях предпринимательства.

Сентябрь 2016

Ключевые вопросы интеллектуальной собственности и конфиденциальности данных в Интернет вещей

Key IP and Data Privacy Issues in the Internet of Things//Chris Anderson and Tricia Brauer

Neal, Gerber & Eisenberg, LLP – yandex.ru/imagesKey IP and Data Privacy Issues in the Internet o

Сущность Интернет вещей (IOT) проста: она представляет собой повседневные объекты, подключение их через Интернет и  осуществление контактов с пользователями, приложениями и друг с другом.  По некоторым оценкам к 2020 году более 25 миллиардов устройств IOT будут функционировать         в онлайновом режиме. Хотя различные правовые вопросы, представленные в IoT по отдельности не новы, IoT объединяет множество ранее не связанных между собой, правовых вопросов  безопасности и конфиденциальности данных, интеллектуальной  собственности (ИС) и защиты прав потребителей, а также ряда других юридических вопросов,  с которыми, как правило, сталкиваются развивающиеся компаний: корпоративного управления, труда, льгот, налогов и др. Далее приведены некоторые ключевые юридические вопросы, которые занимают центральное место благодаря происходящему сегодня развитию рынка IoT.
1. Безопасность и конфиденциальности данных
Одной из основных проблем, связанных с использованием и
предоставление устройств IoT,  является сбор, защита и использование конфиденциальной информации (в том числе точное определение географического местоположения интернет-пользователя, номера финансовых счетов, информацию о здоровье и привычки). Инновации в области IoT предполагают, что предприятия должны уделять  должное внимание и надежно соблюдать политику конфиденциальности, условия использования соответствующих данных, а также договора с клиентами,
гарантируя потребителям  регулярный и последовательный контроль потока собственных
данных и их надлежащую защиту. Неспособность адекватно решать эти вопросы
может привести к серьезным репутационным потерям и негативным последствиям.

2. Уточнение и охрана  прав ИС
Вопросы о нарушении патентных прав пространстве являются уникальными
из-за конвергенции нескольких разнородных технологий в одном устройстве. Поскольку многие IoT- компании стремятся,  как можно скорее,  закрепиться на рынке, их главная забота сводится, во-первых, к   принятию защитных мер предосторожности, чтобы свести к минимуму риск нарушения  патентных прав третьих лиц, а во-вторых,  принять  наступательные меры предосторожности, чтобы гарантировать правовую охрану ключевых продуктов от копирования уникальных возможностей и захват своей рыночной доли.
Кроме того, как и с другими потребительскими товарами, успешный  маркетинг IoT – устройств зависит от выбор правильной  стратегии бренда, надежная защита которого занимает центральное место. Выставление продукт на рынок только
Обнаружение недоступности  защиты товарным знаком бренда ключевого продукта может оказаться губительным. Соответственно, IoT-
компании должны тщательно изучит все погрешности в отборе и регистрации товарных знаков, прежде чем инвестировать значительные средства в
продвижение конкретных брендов.

3. Защита прав потребителей
В январе 2015 года, Федеральная торговая палата США опубликовала отчет о IoT – пространстве, отметив
риски для потребителей, которые фокусируются на сведениях (FTC’s radar), включая: (1) несанкционированный доступ и
неправильное использование персональной  информации; (2) нападения на другие системы; и (3) риски для личной безопасности. Будучи поставщиками IoT – уствойств, компании несут бремя решения этих рисков и обеспечения разумных решений, которые сводят к минимуму влияние таких рисков на потребителей. Опубликованные ФТП Принципы справедливой  информационной практики (Fair Information Practice Principles (FIPPs)

являются руководящими нормами, которые представляют собой широко принятые представления о честной информационной практики в электронном рынке. Они фокусируются на ключевых областях выявления рисков для потребителей, включая  безопасность, выбор, минимизацию данных и  уведомление. Хотя ФТП пока еще предстоит обеспечить исчерпывающий набор руководящих принципов или критериев правоприменения
в отношении IoT – устройств, существующие средства будут минимизировать риски компаний.

Интернет вещей представляет собой сложный правовой ландшафт, который располагает  потенциалом, способным увязывать действия  предприятий и потребителей. Однако все еще нуждаются в дальнейшей проработке стратегическое вопросы охраны ИС, неприкосновенности частной жизни и защиты прав потребителей, а также в усилении  стратегической команды знающими адвокатами.

https://www.ftc.gov/system/files/documents/public_statements/904973/160


Август 2016

Интеллектуальная собственность: Индустрия 4.0 влечет за собой ряд изменений в существующем промышленном ландшафте

Intellectual property: Industry 4.0 implies several changes to the existing industrial landscape – www.europarl.europa.eu/…/IPOL_STU(2016)570007_EN.p.

В условиях Индустрии 4.0 информационная безопасность становится все более актуальной. А это существенно повышает роль    охраны интеллектуальной собственности (ИС), обеспечивающий компаниям дополнительный защитный слой  для их процессов и продуктов. Учитывая сложность и неопределенность границ Индустрии 4.0, ИС проявляет себя во множестве характеризуемых ниже фасетов:

  • Патентование бизнес-моделей

Индустрия 4.0 привносит новые модели предпринимательства и кооперирования. Модель предпринимательства на «интеллектуальном заводе» («умной фабрике») может быть очень сложной и привносящей существенный вклад в  конечный производственный результат. Поэтому интеллектуальное содержание конкретной бизнес-модели должна охраняться посредством не только мер безопасности, но и патентной защиты.

  • Содержание ИС конечного продукта

Права собственности и лицензирования должны четко артикулироваться в контрактах с поставщиками. Возрастающая взаимосвязь между машинами, компьютерными программами и собственно компаниями усложнению вопроса о том, кто и в какой степени  вправе пользоваться интеллектуальным содержанием данного бизнеса (например, могут ли пользоваться данными компании-поставщики программного обеспечения). Другая неопределенность возникает между компанией и потребителями, в частности, в вопросе о персонализации продукта (например, при модификации выбивки рисунка на футболке или материала выпускаемой обуви).В подобных случаях необходимо заранее уточнить, , кто владеет правами ИС на конечный продукт. Некоторые из этих примеров взяты из исследования китайских патентов, зарегистрированных в условиях Индустрии 4.0 (https://www.iao.fraunhofer.de/lang-en/aboutus/press-and-media/1230-top-50-chinese-industry-4-0-patents.html).

  • Встроенные системы как объект ИС

Широко применяемая  в Индустрии 4.0 встроенная система (embedded system) представляет собой компьютерную систему, предназначенную для выполнения одной или нескольких специализированных функций, часто в режиме реального времени и вычислительных ограничений. Она встроена как компонент  целого  устройства, часто включающего также  аппаратные средства и механические элементы.  Такие системы контролируют множество устройств, находящихся уже сегодня в широком употреблении. Их патентование затруднено тем, что зачастую вызывает сомнения достигнутый при их создании изобретательский уровень.

Встроенные системы часто основаны на специализированном программном обеспечении – либо с вручную написанным кодом для микро-контроллера, с использованием  Linux, MS-DOS, NetBSD или подобных операционных систем. Здесь мы имеем дело с обычной проблемой патентования программного обеспечения изобретений: чтобы быть патентоспособным, заявляемое изобретение должно носить ярко выраженный технический характер.


Июль 2016

Интеллектуальная собственность в век Индустрии 4.0

Intellectual property in the age of Industry 4.0 by Ottobockenglish.bdi.eu/…/intellectual-property-in-the-age-of-industry..

Германские изобретения приобрели всемирную известность. Тем не менее, разработки в области цифровой связи создают беспрецедентные трудности для применения существующих правил, касающихся интеллектуальной собственности (ИС),  которые нуждаются в устранении.

Активная изобретательская деятельность продолжается в Германии и сегодня. В прошлом годув ЕПВ было подано 274 тыс. патентных заявок. Из их числа 32 тыс. заявок (11%) поступило из Германии, которая заняла первое место в Европе и третье – в мире, вслед за США и Японией. И это не удивительно, учитывая, сто германия бедна природными ископаемыми.  К тому  же, в условиях интернационализации снабженческой цепочки, конкурентоспособность таких стран, как Германия, меньше зависит от стоимости и во все  большей степени – от качества выпускаемой продукции. Поэтому трудно переоценить важность для Германии ИС, как в качестве основы и предпосылки для обеспечения инновационного потенциала и конкурентоспособности. Только если ИС хорошо защищена правом собственности, а  владелец этого права в состоянии  защищать, у него возникает  возможность экономического использования этого блага. Подаче патентной заявки предшествуют многие годы исследований и опытно-конструкторских работ, создание фирменного бренда, отражающего характер продукта и информирующего потребителя о его происхождении и  творческом процессе автора. Как правило, эти процессы связаны с высокими затратами  и усилиями, и их экономическая ценность может быть подтверждена , только если их результат гарантируется правовой охраной.

Патентное законодательство.

Возникает конкретный вопрос о том, как иметь дело с так называемыми существенными патентами (standard-essential patents)* .

* Существенным является патент, который подтверждает, что изобретение должно использоваться в соответствии с техническим стандартом. Стандартные ведомства, поэтому, часто требуют от патентовладельца  раскрывать и предоставлять лицензии на такие патенты – Википедия

Современные технические стандарты в таких областях, как мобильная телефония,  защищены сотнями  индивидуальных патентов. Эти стандарты являются обязательными для поставщиков услуг, в частности потому, что стандарт LTE * был установлен для обеспечения связи между мобильными телефонами. Это неизбежно привело к массовому использованию патентов, приводящему к возникновению  конфликтов между патентовладельцами, способными воспрепятствовать  использованию своих патентов другими лицами и другими поставщиками услуг в секторе мобильной телефонии, которым необходимо использовать эти патенты на свою продукцию.

* LTE (буквально с англ. Long-Term Evolution — долговременное развитие, часто обозначается как 4G LTE) — стандарт беспроводной высокоскоростной передачи данных для мобильных телефонов и других терминалов, работающих с данными – Википедия

Авторское право

Сегодня мы больше не можем представить себе жизнь без Интернета, компьютера, планшета и смартфона. Но эти технические достижения также привели к распространению считывания и копированию к текстов,   защищенных авторским правом (АП), и  ко все более широкому распространению ревалоризации*.

*Установление и поддержание высокой цены определенного товара через правительственные каналы – Википкдия.

Все  это не в полной мере отвечает АП, которое характеризуется принципом территориальности. Технический прогресс в автомобильной промышленности также представляет собой проблему для АП. Например, “подключенный автомобиль” относится к транспортному средству, которое устанавливает соединение с Интернетом через WLAN* или другие технологи.

*WLAN – Беспроводная локальная сеть — локальная сеть, построенная на основе беспроводных технологий. При таком способе построения сетей передача данных осуществляется через радиоэфир – Википедия

Регистратор данных о событиях (EDR) устанавливаются  в некоторых автомобилях для записи информации, связанной с дорожно-транспортными происшествиями. Они следят за такими  показателями, как скорость или торможение,   а в  современных дизельных грузовиках применяется электронная форма восприятия проблем в двигателе (EDRS), подобно тому, как это производит  черный ящик в самолете. Главный вопрос, который здесь возникает, связан с большим объемом генерируемых данных. Наряду с решением проблемы  защиты данных также важно уточнить такие, например, вопросы , как возможность сбора сведений в банках данных, которые пользуются защитой АП.

Законодательство о товарных знаках

Распределение контрафактной продукции через Интернет, несомненно, является вопросом, который был актуален в течение многих лет – и остается таковым до сих пор. Но в последнее время 3-D печать поставила новую проблему перед текущим законодательства по товарным знакам. В последние годы3-D печать развивается очень бурно ,  становится занимая все более важное место  в промышленном производстве. В частности, промышленное использование 3-D печати усыпано крупными юридическими камнями преткновения. Например, товарный знак может быть нарушен производством 3-D печати, если файл модели содержит либо товарный знак, или сам по себе представляет трехмерный товарный знак. Защищенные промышленные образцы могут также стоять на пути производства моделей 3-D и полученных с их помощью 3-D отпечатков.

Что ожидает ИС в будущем?

Все эти изменения в цифровом мире поднимают вопросы перед системой охраны ИС. Должна ли ИС  оцениваться и обрабатываться в цифровом мире не так, как в мире  аналоговом? Необходимо фундаментальное изменение в существующей системе прав для формирования защиты ИС? Или существующая система должна , в основном,  продолжать свое существование, и необходимы  лишь отдельные коррективы с принятием во внимание вызовов  цифровой среды? Все это – важные аспекты в захватывающей дискуссии о будущем ИС. Но даже хотя это многогранное обсуждение все еще находится в зачаточном состоянии, одну вещь уже можно считать бесспорной: права ИС имеют легитимности в цифровом мире – даже если они были созданы в аналоговую эпоху. Мы должны придерживаться основной системы этих прав. В принципе, автору или изобретателю должно быть предоставлено право определять, как он использует свою работу и что происходит с ним. Но, само собой разумеется, что законодательные рамочные условия должны отражать проблему  в реальной жизни,  принимая во внимание все инновационные изменения. Следовательно, корректировки законодательства ИС с ответами на вызовы цифрового мира, безусловно, разумны и необходимы.


Июнь 2016

-Четвертая промышленная революция и интеллектуальная собственность

Экономические и правовые вопросы Индустрии 4.0

Пригодность современного права  к  условиям четвертой  промышленной революции


Четвертая промышленная революция и интеллектуальная собственность

www.businessinsider.com/fourth-industrial-rev. В последующие двадцать  лет мировая экономика будет проходить этап, поучивший на  Всемирном экономическом форуме в Давосе (ВЭФ, 2016) название «Четвертая промышленная революция». Участники ВЭФ утверждают, что она в той или иной мере, является продолжением третьей  или «цифровой» революции. Очередная  революция проявляется  в слиянии технологий, размывании  границы между физической, цифровой и биологической сферами, в развитии  робототехники, искусственного интеллекта и виртуальной экономики. Нечеткость  этих границ размывает и вопрос о том, кто же на самом деле владеет интеллектуальной собственностью. Экономист Пол Донован (UBS) считает  о том, что верховенство  останется за правами  ИС. “Важность закона возрастает в четвертой промышленной революции потому, что экономика, вероятно, во все большей степени  станет виртуальной, а торговля в области ИС, будет вытеснять  торговлю физическими продуктами. Соответственно, охрана прав ИС будет приобретать все большее значение, как средство  стимулирования инноваций и вознаграждения за усилия новаторов. Здесь  нет ничего нового – кроме того, что значимость  идеи может возрасти по отношению к стоимости физического продукта. Экспортер может отказаться от  продажи  компьютерного  кода в страну, где нет гарантии надежной охраны прав собственности на этот компьютерный код. Отсутствие правовой защиты может оказаться барьером для торговли “. По мнению  Донована, здесь нет чего-то принципиально нового. Ведь часть успеха первой промышленной революции можно увязать с тем, что к  правам на ИС стали, наконец, относиться с должным уважением. Защита прав ИС уже тогда стала поощрять инновации, внося некоторую определенность в порядок поощрения своих творческих  усилия. До этого смышленые ребята – такие, как Архимед и Леонардо да Винчи – видимо создавали новшества из любви к своим знаниям,  также потому, что они могли себе позволить это. Конечно, в адрес  патентной системы высказываются и критические замечания. Историк экономии Джоэл Мокир утверждал, что деньги не является единственным мотиватором инноваций,  и что некоторые люди могли бы быть мотивированы альтруизмом и общей любовью к решению трудных задач. Другие предполагают, что там было слишком много факторов, задействованных  в промышленной революции, затрудняющих выделение патентной системы в качестве одной из основных причин инноваций. Но, в любом случае, все-таки интересно думать о том, как защита ИС может влиять на экономический рост и торговлю, а также как она будет выглядеть в будущей среде виртуальной экономики. Еще одна важная  вещь:  где провести черту, когда речь идет о столкновении частной и «общественной» собственности  в медицинской  и биологической среде случаев. Технологии могут создавать продукты с использованием ДНК, открывающие новые лекарства  от рака.  Интересно, кто станет  владельцем инновации: физическое лицо, медицинское исследовательское учреждение  или человечество в целом? Короче говоря, роль закона действительно важна, когда  экономика будет резко меняться в течение следующих нескольких десятилетий. Не случайно писал Донован: “Мы собираемся жить в интересные времена.”

Экономические и правовые вопросы Индустрии 4.0

- .bdi.eu/…/intellectual-property-in-the-age-of-industry

Мы вступили  в век четвертой промышленной революции (Индустрии 4.0), когда природные богатства все заметнее уступают главенствующую роль результатам их переработки, созданию продуктов и систем, которые несут в себе основную дополнительную стоимость. В условиях подобных экономических  преобразований трудно переоценить важность интеллектуальной собственности (ИС), как базового условия обеспечения инноваций и конкурентоспособности. Экономическая ценность творческой  деятельности обеспечивается лишь тогда, когда результаты интеллектуального труда обретают права собственности, а владелец этих прав в состоянии их защитить и компенсировать возрастающие  затраты на осуществление инновационного процесса.

Между тем, век Индустрии 4.0 порождает новые проблемы охраны практически всех объектов ИС. Так, современные технические стандарты в областях, подобных сотовой связи, защищаются сотнями патентов. А их массовое использование неизбежно приводит к обостряющимся  конфликтам между патентовладельцами и провайдерами охраняемых этими патентами услуг. Сегодня трудно себе представить повседневную жизнь без Интернета, компьютеров и смартфонов. Но в этих технических достижениях в возрастающих масштабах обращаются тексты, которые охраняются  авторским правом с присущим ему принципом территориальности. Получающая все более широкое распространение 3-D печать выдвигает дополнительные вызовы действующему законодательству о товарных знаках, создавая 3-мерные знаки и др.

Все эти и подобные им изменения порождают новые экономические и правовые вопросы. Сохранит ли ИС свою значимость и порядок охраны в современной  цифровой среде? Потребуются ли радикальные перемены в действующей системе  или будет достаточно индивидуальных изменений с учетом новых технологических систем и процессов. Хотя обсуждение этих вопросов находится еще в самом начале, ответ на один вопрос уже сейчас вряд ли подлежит сомнению: действующие права ИС сохранили свою легитимность в цифровом мире, хотя они вступили в силу еще в аналоговую эпоху. Предстоящим нововведениям придется подстраиваться к этой фундаментальной правовой системе. Творцу или изобретателю должно быть предоставлено право определять судьбу и характер использования результатов своего труда. Хотя, понятно, что в этом отправном законодательном условии  должна получить отражение реальная инновационная ситуация в современной цифровой среде.

Технологическая сущность четвертой промышленной революции Человечество стоит на пороге  новой, уже четвертой, промышленной революции, за которой закрепился термин “Индустрия 4.0″. Ожидается, что она кардинально изменит то, как мы живем,  работаем и относимся друг к другу. Подобного масштаба и сложности перемен человечеству еще никогда не доводилось испытывать. Конечно, сейчас невозможно предвидеть в деталях, как Индустрия 4.0 будет разворачиваться, но уже сейчас очевидно, что она затронет все группы и прослойки человечества, все профессии и т.д. В ходе первой промышленной революции при помощи воды и пара было механизировано производство. Главной движущей силой  второй промышленной революции было электричество, которое помогло создать массовое производство. В центре третьей революции находилась электроника и информационные технологии, автоматизировавшие производство. Четвертая промышленная революция как бы выходит из третьей, которую еще называют «цифровой» и которая началась в середине прошлого века. Но за этим обозначением “Индустрия 4.0″ скрываются принципиально новые преобразования,  характеризующиеся   слиянием разных технологий и стиранием граней между физическими, цифровыми и биологическими сферами. Поэтому  грядущие перемены  следует считать не простым продолжением третьей промышленной революции, а началом четвертой. В подтверждение этому выдвигаются три причины. Это скорость, с которой происходят перемены; их размах и системный характер последствий. Миллиарды людей, соединенных мобильными устройствами с    беспрецедентной вычислительной мощностью, емкостью запоминающих устройств и небывалым  доступом к знаниям, обретают небывалые  возможности преобразований. И эти возможности будут умножаться за счет  новых технологических прорывов в таких областях, как искусственный интеллект, робототехника, Интернет вещей*, автономные транспортные средства, 3-D печать, нанотехнологии, биотехнологии, материаловедение, хранение энергии и квантовые вычисления.

* Интернет вещей (англ. Internet of Things, IoT) — концепция вычислительной сети физических объектов («вещей»), оснащённых встроенными технологиями для взаимодействия друг с другом или с внешней средой (Википедия)

В будущем технологические инновации приведут к революционному прорыву в области предложения с долгосрочными плюсами в эффективности и производительности труда. Стоимость транспорта и коммуникаций упадут; эффективность логистики и глобальных сетей предложения повысится, а стоимость торговли уменьшится. Все это откроет новые рынки и подстегнет рост экономики. Предстоящие преобразования получили свое отображение  в терминах  “ интеллектуальное производство”,  “умная фабрика” (Intelligent Manufacturing, Smart Factory), которые описывают представление о том,  как промышленное производство будет выглядеть в будущем. Интеллектуальное производство представляется как подмножество, которое стремится воспользоваться преимуществами современных информационных и производственных технологий для обеспечения  гибкости физических процессов применительно к потребностям  глобального рынка. “Умная фабрика” – это система, которая выходит за пределы заводского цеха,  охватывая предприятия, которые создают и используют данные и информацию на протяжении всего жизненного цикла продукта. Гибкие производственные процессы будут быстро реагировать  на изменения спроса при низких затратах и без ущерба для окружающей среды. Ключевым  двигателем «Индустрии 4.0» станет  усиленная интеграция «киберфизических систем» (CPS) в заводские процессы. Производственные мощности будут взаимодействовать с производимыми товарами и адаптироваться при необходимости под новые потребности потребителей. При этом целые этапы производства будут происходить без участия человека. Это производственная часть интернета вещей, который стремительно проникает в нашу жизнь. Скоро многие окружающие нас предметы научатся взаимодействовать друг с другом, и кофеварка сама будет готовить кофе после звонка будильника, в печке будет готовиться завтрак, а автомобиль с подогретым салоном сам подъедет от парковки к вашим дверям. Причем в «Индустрии 4.0» в одну сеть объединяются не только предметы, но и станки, сборочные линии и целые заводы. Уже сейчас на некоторых предприятиях на заготовках установлены RFID-метки, которые передают необходимую информацию сборочному роботу, и отслеживаются запасы сырья. При этом все более привычной становится “”кастомизация” -  каждое изделие может быть сделано на крупной фабрике под индивидуального заказчика. Однако, одновременно с этим, новая революция углубит неравенство, роботы будут замещать живых людей, разрушая рынки труда. Принципиально изменится структура занятости. Если третья промышленная революция лишила рабочих мест многих мастеров, то четвертая грозит уволить следующую волну специалистов. Уже сейчас на любом современном заводе большинство работников в цехах занимаются мониторингом работы станков и компьютеров. Новая промышленная революция даст возможность устройствам взаимодействовать без вмешательства человека. Перед страной стоит драматичный выбор: новая волна впечатляющего роста производительности труда в связи с наступлением технологической революции вновь остро поставит вопрос о трудоустройстве высвобождающихся сотен тысяч рабочих с заводов предыдущих поколений Возрастание роли патентов в новой экономике Промышленные революции редко ощущают себя революционными, поскольку они разворачиваются на фоне вспомогательных изобретение, которые подводят нас к эпохальным  изменениям. Только задним числом амбиции революционных изобретателей и промышленных лидеров вырисовываются как исторические явления. Но современные технологические изменения сегодня настолько глубоко преобразуют  наш мир и развиваются настолько быстро, что мы не можем этого не заметить. Четвертая промышленная революция, которую можно определить как “связность” (элементов системы), не просто ускоряет производство  и распространение товаров. Соединение наших голосов, образов, мыслей, данных, проектов, дополненное  богатыми мультимедийными средствами, действующими  в масштабе реального времени, стирает  географические границы. Разместив  все эти возможности и  средства воздействия в недорогих карманных устройствах, эта революция затронула не только высокоразвитый, но большую часть развивающегося промышленного мира. Мобильная связь  в области здравоохранения подключает удаленных пациентов к врачам и больницам, в то время как мобильные программы образования увеличивают ресурсы, доступные для преподавателей и студентов в регионах. По оценкам Бостонской консалтинговой группы (BCG) –  ведущей международной  компании, специализирующейся на управленческом консалтинге , небольшое число основных инновационных технологий для 2G, 3G и 4G беспроводной связи разрабатывается рядом компаний , включая  Qualcomm и Mobile. Они  пошли на  огромные риски и расходы на исследования и разработки  без гарантии возврата инвестиций, доля которых составляла 21% – больше, чем в любой другой отрасли, кроме биотехнологии . Понятно, что важнейшим стимулом для этого являются надежные  права ИС, которые обеспечивают инновационным компания  и их инвесторам защиту прав и вознаграждения, если их изобретения добьются успеха на рынке. По оценкам BCG исследования были сосредоточены в шести странах (Бразилии, Китае, Германии, Индии, Южной Корее и США) с  годовым объемом расходов на разработку и сбыт мобильных устройств и мобильной связи более $ 1,2 трлн. В США мобильный внутренний валовой продукт  составил 548 $ млрд, или около 3,2 процента общего ВВП, что превышает экономический вклад в автомобильной промышленности. Мобильные технологии еще в большей степени  изменят правила игры на развивающихся рынках, в том числе в Китае и Индии -  как для потребителей, так и для малых и средних предприятий. Китайские и индийские МСП использовали,  по меньшей мере, три мобильных приложения в своих маркетинговых и торговых операциях, приобретя за этот счет значительные преимуществ, позволившие им перегнать  технологии старшего поколения,  до сих пор широко использующиеся в промышленно развитых странах. Эти МСП также обеспечили  в два раза более быстрый рост доходов по сравнением  другими фирмами аналогичных размеров, а также в шесть раз более быстрое   созданных новых рабочих мест. Но революционное изменение нашего образа жизни имеет и обратную сторону. Мобильные технологии в настоящее время настолько вездесущи и их  последние инновации настолько недороги, что люди принимают их как само собой разумеющееся и утрачивают  признательность за скрывающийся за ними трудный и рискованный процесс изобретательства. Забывая, что  эти технологические достижения и их экономические выгоды обеспечиваются  верховенством закона, в частности – за счет охраны ИС, обеспечивающей создание инновации и ее  продвижение  на рынок. А человечество, между тем,   переходит к следующему этапу этой революции всеобщего взаимодействия – к универсально взаимосвязанной  экосистеме наших домов, автомобилей и охватывающего все это Интернета,  что  угрожает ослаблением патентных прав.  Процесс этот подогревается коммерческими интересами компаний, выступающих  за понижение  или даже исключение стоимости использования чужого изобретения. Такой  путь стал  бы ошибкой исторического масштаба. По  заключению  BCG, будущий рост мобильной экономики зависит от поддержания политики, сделавшая  возможным взаимосвязи,  которыми мы в настоящее время пользуются. Включая надежную  патентную охрану,  поощряющую  крупные и рискованные инвестиции в области мобильных инновационных технологий. Политики, которые намерены  продолжать поощрение и продвижение инноваций, должны отстаивать сильные права ИС; иначе  вскоре они могут проснуться и обнаружить, что четвертая промышленная революция стала последней

Пригодность современного права  к  условиям четвертой  промышленной революции

Is the law as we know it still fit for purpose? New technology throws up new challenges for the legal system//

Written by Eduardo Leite, Chairman, Executive Committee, Baker & McKenzie – Published Wednesday 20 January 2016 – https://www.weforum.org/…/the-rule-of-law-an Возможности и проблемы четвертой промышленной революции получили   широкое обсуждение на ежегодной встрече Всемирного экономического форума в Давосе (ВЭФ, 2016 “). Многие из нас считают, что новая промышленная революция таит в себе потенциал значительного улучшения нашей жизни, более глубокого понимания мира, в котором мы живем, и более здорового образа жизни. Но как это воздействует на   права человека и его интеллектуальную собственность (ИС), насколько стабильным остается верховенство закона? Юристы уже сейчас столкнулись с некоторыми из проблем четвертой промышленной революции, связанными, например, с освоением  3D печати. В первую очередь, проблема адаптации права к технологическим и социально- экономическим изменениям не нова. Ведь профессия юриста сталкивалась с этим и в период предшествовавших трех  промышленных революций. Сто двадцать лет назад появился  Kodak и его «мгновенные снимки». Двадцать лет назад адвокаты столкнулись с новым явлением –  Интернетом и последовавшей за ним электронной торговлей и т.д. . Ключевой задачей во всех случаях стремительного эволюционного развития оставалось сохранение справедливого баланса охраны интересов  трех составляющих – физических лиц, бизнеса и государства. Необходимо также изменение взаимоотношений между гражданским и общим правом. Первое  ​​более стабильно и, в некотором смысле, «более справедливо». Но гибкость общего права позволяет ему  быстрее адаптироваться к  технологическим изменениям, избегая  нередко медлительного  государственного вмешательства. Будущие правовые системы должны использовать  более сильные  и приемлемые компоненты обеих двух традиций. Однако, независимо от достоинств и преимуществ того или иного национального правового надзора применительно к  любой регулируемой отрасли устанавливаемые  законодательные рамки должны быть наднациональными, чтобы соответствовать как требованиям технологии, так  и стремлению к более глубокой интеграции многих международных и региональных  институтов – будь то ЕС или АСЕАН – и просто признавать все более глобальный характер общества. Наконец, необходимо соблюдать  сам принцип справедливости. Верховенство права сможет  отвечать на вызовы четвертой промышленной революции , если ему удастся согласовывать интересы  и требования безопасности различных слоев общественности, обеспечивая доступность достижений четвертой революции  широким масс, а не только ее  привилегированной прослойке. Верховенство закона должно быть практичным, прозрачным, гибким и  прежде всего оперативно реагирующим на происходящие преобразования. быстрым. Все это налагает тяжелую ответственность на  институтов, поддерживающие верховенство права во всем мире, которые сами должны быстро модернизироваться, используя  передовые технологии и  не теряя из виду принципы, положенные в  основу своей деятельности..

Май 2016

Индикаторы инноваций и интеллектуальной собственности

Indicators of Innovation and Intellectual Property. Science and Engineering Indicators 2016 (NSB-2016-1) | Digest (NSB-2016-2) | January 2016//National Science FoundationNational Science BoardNational Center for Science and Engineering Statistics (NCSES) Arlington, VA Соотношение инноваций и интеллектуальной собственности Согласно  международному стандарту инновационного измерения, инновации определяются как “применение новых или существенно усовершенствованных товаров или процессов, нового маркетингового или организационного метода. Несмотря на наличие согласованного стандарта возможности международного сопоставления инновационных данных остаются ограниченными. После того, как результаты научно-технических исследований, инновационной деятельности и прочих нематериальных достижений обретают юридическую защиту, предоставляя  ее обладателям право запрещать их использование другими лицами, эти неосязаемые достижения превращаются в интеллектуальную собственность (ИС). В частности, патенты предоставляют на установленный срок право собственности новым, полезным и неочевидным изобретениям. Научные исследования не подтверждают безоговорочных   связей между патентами и инновациями, тем не менее установлено, что усиление режима ИС  способствует иностранным инвестициям, а это, в свою очередь, открывает дорогу потоку знаний. К тому же  возможности патентования в разных технологических отраслях неодинаковы, а многие патенты не превращаются в источник прибыли или не приводят к практическому осуществлению инновации. И все же  патенты и заявки являются определенным индикатором изобретения – важной части инновационного процесса. Распространение патентования по  странам мира Существующие индикаторы инноваций и ИС подтверждают лидерство в этой зоне экономически развитого мира при заметном росте этих показателей в азиатских экономиках (хотя и при низкой исходной базе). В США патентуются  изобретения со  всего мира. Причем все большая часть патентов выдается иностранным изобретателям, которых привлекают размеры американской экономики и надежность предоставляемой там охраны ИС. В 2014 году в США было выдано около 300.000 патентов: 48% американцам, 18% японцам и 15% изобретателям Евросоюза. Причем, хотя абсолютное число американских патентов, полученных изобретателями США, возросло в 2003 – 2014 годах на 61%, доля изобретателей США в этот период снизилась на 4%. Соответственно доля патентов США, выданных изобретателям других развитых и развивающихся экономик возросла. Тем не менее, доля патентов США, выданных изобретателям Китая (3%) и Индии (1%), остается весьма скромной. В последние годы количество патентных заявок, поступавших в Патентное ведомство Китая, возрастало быстрее, чем  аналогичные поступления в США и прочие ведущие ведомства (ВОИС 2014). В отличие от патентов США патенты, выдаваемые ведомством Китая,  не подвергаются столь же интенсивной экспертизе. И хотя доля патентов, выдаваемых иностранцам, растет, подавляющая част поступающих в Патентное ведомство Китая заявок подается гражданами этой страны. Рост коммерческой значимости ИС Для национальных ведомств данные о количестве выданных патентов не свидетельствуют о их качестве. Патенты , выданные одним и тем же изобретателям и на одно и то же изобретение ведомствами “большой триады”(США, Японии и ЕПВ), к которым  изобретатели одновременно  мира, считаются патентами, обладающими относительно более высокой коммерческой значимостью. В 2012 году насчитывалось около 52 тыс. так называемых  ”триадических” патентов, и доля США, Японии и ЕПВ была в 2003-2012 гг.  примерно равной (на Корею приходится 6, а на Китай 4%). Достоинства инноваций возрастают, когда технологии распространяются от изобретателей к пользователям. Торговля в сфере ИС свидетельствует о  рыночном распространении технологий и инноваций. Одним из средств измерения торговли ИС является трансграничная уплата  роялти и пошлин, собираемых при экспорте технологий посредством лицензионных и франшизных* соглашений. * Примечание. Франшиза – договор на использование бренда и предоставление услуг под этим брендом в других странах или регионах страны Они показывают, какие страны производят воплощенную в ИС коммерчески значимую продукцию. Обычно – это страны и экономики, являющиеся обладателями американских и триадических патентов. Рост доходов  от такого экспорта в последнее десятилетие – не только у США, Японии и ЕПВ, но и у Швейцарии, Сингапура и Кореи – является крайне позитивной тенденцией. Аналогичные показатели в развивающихся странах, по состоянию на 2013 годБ были значительно ниже: менее 5 млрд. $ у Индии и менее 1 млрд.$  у Китая Ландшафт концентрации высокотехнологичной и наукоемкой экономики Отрасли, интенсивно насыщающие  свое производство научно-техническими достижениями, составляют 29% глобального экономического продукта, охватывающего высокотехнологичное  производство и наукоемкое обслуживание. CША, в которых этот показатель составляет 39% валового внутреннего продукта, занимает в мире лидирующую позицию. Производство и экспорт высокотехнологичной продукции. Исторически передовые  отрасли сосредоточены в развитых странах. Однако,  в условиях различных темпов развития  по отраслям и странам, а также глобализации мировой экономики, ландшафт концентрации высокотехнологичных секторов мировой экономики претерпевает постоянные трансформации. Достижения в области науки и техники теперь позволяют компаниям распространять знания по всему земному шару, а международная торговля и глобальные цепочки взаимосвязанных поставок устанавливают  прочные контакты  между географически удаленными регионами. географически движущиеся компоненты КТИ вместе. экспорта страны товаров и позволяя им конкурировать на мировом рынке. В высокотехнологичном производстве США все еще сохраняет лидирующую позицию (29%), несколько опережая  Китай (27%), чья доля в резко возросла на рубеже двух столетий. Однако каждая страна концентрирует свои усилия в различных сферах: США в области научного оборудования и аэрокосмоса, который, в свою очередь, нуждается в поставках из других высокотехнологичных отраслей. Китай является крупнейшим мировым поставщиком информационной и телекоммуникационной продукции, компьютеров и полупроводников (39%), фармацевтики (28%). В то же время (2003-2014) в Евросоюзе и Японии высокотехнологическое производство застопорилось или снизилось. А Китай, сконцентрировавшись на сборочном процессе, все еще сильно зависит от поставок высокотехнологичных комплектующих, например,  полупроводников для смартфонов и прочей электроники (США, ЕС, Япония, Корея, Тайвань). В фармацевтике высока доля производства дженериков* китайскими фирмами на оборудовании и под контролем американских и европейских многонациональных компаний. * Примечание. Дженерик это лекарство, по химической формуле полностью совпадающее с известным препаратом, но продающееся под другим названием. Оно гораздо дешевле своих раскрученных именитых аналогов, не всегда в точности соответствуют своим «донорам», иногда производятся путём «обратного инжиниринга», то есть изучения состава своего именитого аналога и попытки его точного воспроизведения. Быстрый рост капиталовложений Китая в НИОКР и образование, проявляющийся в  увеличении научных публикаций, открывают потенциальную возможность роста производства высокотехнологичной продукции. Однако движение по этому пути может затормозиться многими социально-экономическими и политическими факторами. В целом высокотехнологичная экономика имеет тенденцию смещения не Восток, охватывая все новые страны, включая, помимо вышеназванных стран, также   Малайзию, Филиппины, Сингапур, Таиланд и, особенно Вьетнам, куда переместилась – по причине более дешевой рабочей силы – часть китайских фирм сборочного производства смартфонов, сотовых телефонов и т.п. В итоге его высокотехнологичный экспорт возрос в  2007 – 2014 г. с  3 до 39 млрд.долл.  После 2007 года отмечается быстрое развитие высокотехнологичного экспорта также из Бразилии, ОАЭ, , Индии и  Австралии. Распространение наукоемкого обслуживания. Оно включает предпринимательские, финансовые и коммуникационные коммерческие службы, а также  службы, связанные с обучением и здравоохранением. Среди коммерческих наиболее развиты предпринимательские службы, включающие высокоразвитые отрасли компьютерного программирования  и НИОКР. Более половины наукоемких коммерческих   служб,  оценивавшихся в 2014 году суммой в   12,8 триллионов долл., концентрируется в США (33%), и Евросоюзе(25%). Однако объем представляемых Евросоюзом наукоемких услуг в исследуемый период сокращался под воздействием общей экономической рецессии. В Соединенных Штатах объем обслуживания, начиная с предпринимательских и финансовых услуг, восстановился. Одним из источников восстановления стал инфраструктурный бум в развивающихся странах с привлечением американских фирм в области архитектуры, машиностроения и консалтинга. Доля наукоемкого коммерческого обслуживания Китая  в сфере предпринимательства и финансов,   почти не затронутое общей рецессией, осталась относительно невысокой, не превысив 10% общемирового объема.  Среди  остальных развивающихся стран Бразилия, Индия и Россия увеличили свои доли в общемировом наукоемком обслуживании; при этом Бразилия – за счет улучшения финансовых и информационных услуг, а  Индия  в сфере предпринимательства  и, особенно, компьютерного программирования. В целом в 2013 году мировой экспорт наукоемких коммерческих услуг составил  1,5 триллиона долл. Торговля наукоемкими коммерческими услугами в мире отчасти стимулировалась  аутсорсингом многонациональных корпораций, получавших услуги от внешних или иностранных  поставщиков на более выгодных условиях. Доля США и Евросоюза в мировом экспорте составляла 48%, Китая  и Индии – по 7%. Однако в компьютерных и информационных услугах,  представляемых развитым странам,  особенно в сфере информационных технологий, доля Индии значительно выше – 26%. Более полная информация содержится в отчете NATIONAL SCIENCE BOARD Science & Engineering Indicators 2016 DIGEST January 2016 • NSB-2016-2 – www.nsf.gov/nsb/…/2016/nsb20162.pdf

Апрель 2016

Инновационное развитие России и охрана интеллектуальной  собственности

www.saworldview.com/…/revolutionizing-russi. IP Protection: Objective and perceived measurements can diverge considerably- IP Protection : worldVIEW saworldview.comscorecard/ip-protection/ Инновационные перспективы России Многих экспертов интересует: к чему приведет отдаление России от Запада. Возрастет ли ее авторитет среди так называемых стран БРИК? Не является ли усиление экономической мощи Бразилии, России, Индии и Китая под угрозой срыва? Не станут ли в будущем обсуждать вместо этого вероятность возвышения стран БИКС, имея в виду  замену в этой группе стран России на Южную Африку, чей растущие потенциал нельзя игнорировать? И как прошлое России, с его сложным отношением к бизнесу и капитализации, повлияет на нынешнюю способность страны самостоятельно взращивать начинающих предпринимателей? В своей книге “Lonely Ideas – Can Russia Compete?” Л. Грэхэм, являющийся иностранным членом Российской академии наук, излагает блестящую хронику  русского изобретательства и, вместе с тем, сохраняющуюся неспособность нации поддерживать и развивать свои научные достижения. Далее он ставит вопрос: сможет ли Россия пересмотреть свою многовековую схему удушения отечественного технического прогресса? “Русские снова и снова повторяют  ошибку, думая, что модернизация это то же самое, что и  получение технологий,” – говорит Грэхэм. “Пора прийти к осознанию того, что общество высокотехнологичной страны обладает такими экономическими компонентами, которые делают развитие высоких технологий самоподдерживающимся. Технологическое развитие  нельзя  навязывать  сверху. При наличии правильных компонентов современные технологии будут  воспроизводиться сами по себе “.* Между тем, среди российских ученых все еще не изжито  негативное отношение к коммерциализации своих изобретений. * Loren Grahem. Lonely Ideas – Can Russia Compete?” (См. русский перевод – Л. Грэхэм. «Сможет ли Россия конкурировать?” -  2015nnm-club.meforum/viewtopic.php?t=926952 Тем не менее, Грэхэм видит некоторые обнадеживающие признаки экономического будущего России, которые повышают  вероятность сотрудничества зарубежных научных учреждений и компаний с российскими учеными и нарождающимся современным предпринимательством. Однако располагающие капиталом иностранцы пока не ощущают должной  юридической безопасности своих инвестиций в России,  нуждаясь в усилении ее системы правовой охраны  интеллектуальной собственности. Без этого путь к улучшению экономических перспектив страны будет долгим. Чтобы вступить в экономическое будущее, Россия должна распрощаться со своим прошлым. Оценки надежности охраны  интеллектуальной собственности Интеллектуальная собственность (ИС) является невидимой инфраструктурой инноваций. Это утверждение нигде не является столь же правомерным, как в науке о жизни (бионауке). Капиталовложения и время, затраченные на создание нового препарата могут окупиться только посредством надежной охраны ИС. Без нее трудно привлечь инвестиции или убедить амбициозных ученых или предпринимателей пойти на риск осуществления пионерских исследований и разработок.   Кроме того, охрана ИС может инициировать зарубежную разработку лекарств для удовлетворения местных нужд. Компания может быть вынуждена отказаться от продвижения  лекарства, не сумев найти прибыльный рынок его сбыта. К тому же надежность национальной охраны ИС коррелирует с интенсивностью клинических испытаний. Соответственно, охрана ИС может сказаться на возможностях национальных ученых и врачей играть существенную роль в глобальном развитии фармацевтики. Надежность  охраны ИС измеряется объективно и субъективно. Ее оценка может включать пять показателей патентоспособные изобретения,  членство в международных договорах, длительность охраны, средства ее осуществления и ограничения (например, принудительное лицензирование). Сознавая, что восприятие тоже влияет на инвестиционные решения и что национальной охраны ИС может  не соответствовать объективным показателям, в работе используется “индекс воспринимаемой охраны ИС” (К.Schwab, K. The Global Competitiveness Report, 2014–2015. World Economic Forum (2014). Этот индекс был создан посредством обратной связи с представителями группы глобальных лидеров бизнеса, которых опрашивали относительно их восприятия охраны ИС в своих странах. И хотя США первыми по объективному показателю надежности ИС после добавления показателя “воспринимаемой надежности ИС” в числе лидеров по оказались Финляндия, Катар и Япония. Scientific American, a division of Nature America, Inc. and Worldview, 2016

Март 2016

- Инновации в прорывных технологиях продвигаются небольшой группой стран Россия – не аутсайдер в мире инноваций

- Россия – не аутсайдер в мире инноваций

- Колебания инновационного рейтинга России по оценке агентства Блумберга

Инновации в прорывных технологиях продвигаются небольшой группой стран

Genève, 11 ноября, 2015 PR / 2015/785 – www.wipo.int/…/en/…/2015/article_0015.html В новом докладе ВОИС (World Intellectual Property Report 2015: Breakthrough Innovation and Economic Growth) указывается, что Япония и США возглавляют  небольшую группу стран, стимулирующих инновации в 3D печати, нанотехнологиях и робототехнике -   трех ведущих  технологиях, которые обладают потенциалом для обеспечения дальнейшего экономического роста.  На тусклым фоте мирового экономического роста особенно заметны прорывные инновации в области самолетостроения, антибиотиков и полупроводников, которые  вызвали новый всплеск деловой активности. Они  звучат призывом к  правительствам и деловым кругам активизировать инвестиционную поддержку инноваций.      Успешные инновации, на уровне компании или экономики в целом, требует к себе настойчивого внимания, особенно в периоды слабого экономического  роста, когда инновационные бюджеты находятся под давлением прочих насущных нужд. И, тем не менее, мы должны усиливать отрасли, в которых рождаются  прорывные технологии завтрашнего дня. Лидеры прорывов Отчет, базирующийся   на оригинальном патентном картировании инновационной сферы, показывает, что на Японию, США, Германию, Францию, Великобританию и Корею приходилось 75 или более процентов поданных за все время патентных заявок  по  3D печати, нанотехнологиям и робототехнике. Японские компании сегодня лидируют  в области робототехники. Восемь из десяти ведущих патентных заявителей в области робототехники представляют   Японию, а именно – Toyota, Honda, Nissan, Denso, Hitachi, Panasonic, Yaskawa, и Sony; два другие – Bosch и Samsung – относятся к  Германии и  Корее. Хотя в совокупности большинство патентных заявок по  нанотехнологиям поступают из США,  единоличное лидерство принадлежит здесь компании  Samsung, а в числе 10 ведущих заявителей оказались шесть японских компаний (Nippon Steel, Toshiba, Canon, Hitachi, Panasonic и TDK).   Завершают  десятку лидеров американцы – компании IBM, Hewlett Packard  и Калифорнийский университет. Китай является единственной развивающейся страной со средним уровнем дохода, которая приближается к вышеназванной  группе передовых промышленно развитых стран. Обратившись к недавней истории – патентным заявкам, поданным с 2005 года,  мы увидим, что китайским заявителям принадлежат в мире уже  больше четверти патентных заявок в области 3D-печати и робототехники – самая высокая  долю заявок среди всех стран. В области  нанотехнологий доля китайских заявителей составляет около 15 процентов от всех подаваемых в  мире заявок; Китай стал здесь  третей страной  по величине порождаемых в нем   патентных заявок. В отличие от уже названных стран, китайские патентные ландшафты показывают заметно возросшее  присутствие среди заявителей университетов и государственных научно-исследовательских организаций. Успешные инновационные экосистемы При оценке стран в докладе подчеркивается фактор  наличия успешных инновационных экосистем*), включающих:  государственное финансирование научных исследований и продвижение перспективных технологий из лабораторий к производству; конкурентные рыночные силы, которые подталкивают фирмы к инновациям при разумном регулировании, а также гибкие  связи между государственными и частными участниками инновационных процессов . *) Экосистемы : сложные, самоорганизующиеся, саморегулирующиеся и саморазвивающиеся системы (Л. Берталанфи – Википедия) В докладе также отмечаются крепнущие  связи  инноваций с исследованиями в университетах и государственных научно-исследовательских организациях. При этом возрастает доля патентования учеными инноваций  в области  3D печать, нанотехнологий и робототехники по сравнению с тремя исторически лидировавшими сферами  самолетостроения,  антибиотиков и полупроводников. Особенно выделяется роль ученых   в нанотехнологиях : на их долю  приходится около четверти мировых поступлений патентных заявок. Интеллектуальная собственность как средство обеспечения  динамичности  технологических  рынков Исследование конкретных примеров раскрывает  процесс развития  инноваций, активизировавшегося  посредством  обмена знаниями – от первых любительских клубов изобретателей самолета до современным моделей открытых инноваций, проявившихся в ходе решения проблем  3D печати и робототехники. Поощряя открытость и  предлагая гибкий инструмент для лицензирования, система ИС содействовала обмену знаниями. Патентное картирование, проведенное в ходе  шести  таких примеров показывает, что новаторы, в подавляющем большинстве, стремились обеспечить патентную охрану своих изобретений в странах с высоким уровнем дохода плюс в  Китае, учитывая  большие размеры рынков в  этих странах, а также наличие конкурентов с высокими  технологическими возможностями. Изложенные в докладе результаты  исследований  в области  3D-печати, нанотехнологий и робототехники показывают, что большое количество патентных заявок в этих инновационных сферах до сих пор подлежат судебному разбирательству и рассмотрению прочих разногласий относительно  прав ИС. При этом, можно полагать, что – поскольку многие из базовых технологий по-прежнему находятся на относительно ранней стадии развития и не принесли каких-либо существенных примеров коммерциализации – конфликты вокруг прав ИС могут в будущем значительно возрасти. Авторское право также становится более заметным  участником  технологических инноваций, начиная с включения  программного обеспечения как субъекта авторских прав, и кончая  защитой любой разновидности цифрового выражения, включая  дизайн 3D объектов и компьютерных чипов. Доклады по ИС публикуется каждые два года; при этом каждый из них акцентирует внимание на конкретных тенденциях в области ИС. В предыдущих докладах исследовались  роль  брендов на мировом рынке и изменение природы инноваций.

Россия – не аутсайдер в мире инноваций

Russia is One of World Leaders in Innovation, Scientific Research//TECH(updated 27.05.2015) - sputniknews.comscience/20150527/1022621038.html В мае 2015 года отделение медиакорпорации  Thomson Reuters , именуемое Интеллектуальная собственность (ИС) и Наука” (The Intellectual Property & Science Business)*  – всемирно известныи поставщик информации об интеллектуальной деятельности инновационных предприятий  и научно-исследовательских учреждений мира,   опубликовало очередной  доклад  “Будущее открыто: Состояние инноваций в 2015 году”.

* Отделение “Интеллектуальная собственность (ИС) и Наука” включает три научно-производственные подразделения: “Активы ИС“, обеспечивающее  предоставление информационных продуктов и услуг о патентах, товарных  знаках и брендах, раскрывая предпринимателям и юристам новые возможности охраны и эффективного использования интеллектуальных активов; “ Науки о жизни“, осуществляющее информационо-аналитическую поддержку  принятия решений и проведения исследований и разработок в фармацевтических и биотехнологических компаниях;  “Правительство и наука”, способствующее их  сотрудничеству  в  научном поиске и освоении инноваций посредством  предоставления доступа к данным о цитируемости научных и патентных публикаций, а также результатов сравнительного анализа, призванного  оптимизировать  финансирование научных исследований. Отделение ведет  Всемирный указатель патентов (Derwent World Patents Index ® – DWPI) ― самую полную в мире базу обогащенных патентных документов, которые  реферируются, анализируются и заносят в указатель, оперативно обеспечивая  информацию, необходимую для принятия обоснованных предпринимательских решенийБазирующаяся на DWPI система Thomson Innovation повышает надежность принимаемых решений  с использованием  патентных данных, научной литературы и деловой информации, интегрированных с мощными и несложнными  в обращении  поисково-аналитическими средствами.. – Википедия .

В докладе  Thomson Reuters отмечается прогресс России в области инноваций и научных исследований. Если в предыдущем докладе отделения Thomson Reuters за 2014 год только одна российская организация  – Университет дружбы народов – кратко упоминалась среди лидеров  в разделе, посвященном фармацевтике, медицинскому оборудованию, пищевым продуктам, табаку и напиткам, то в 2015 году сообщалось уже о трех российских компаниях,  двух университетах и ряде  научно-исследовательских институтов, оказавшихся в числе лидеров в пяти различных инновационных направлениях. Сегодня Россию нельзя считать  аутсайдером в мире инноваций, особенно когда речь идет об  аэрокосмосе, обороне,  нефти и газе. Кроме того, российские ученые являются лидерами в проведении исследований, связанных с полупроводниками и фармацевтикой,  а также с инновациями в области пищевых продуктов, табака и напитков.    Ракетно-космическая корпорация “Энергия” -  ведущий в России производитель космических аппаратов и компонентов космических станций, а также  ведущая  спутниковая компания «Информационные спутниковые системы» имени академика М. Ф. Решетнёва»,  заняли пятое и шестое место в инновационном списке лидеров  космической техники (103 и 52 изобретений, соответственно, за период между 2010 – 2014 годами). Список ведущих мировых компаний в области аэрокосмических и оборонных инноваций возглавили комппании Airbus (211), Боинг (210) и Корейский институт аэрокосмических исследований (147). Базирующиеся в США гиганты аэрокосмической и оборонной промышленности Lockheed Martin и НАСА, завершили группу  лидеров в области  космической техники с 41 до 28 инновациями соответственно. Ископаемое топливо останется основой экономики России. Несмотря на резкое снижение  мировых цен на нефть в прошлом году, уровень инноваций в нефтегазовой отрасли в течение последних двух лет оставался устойчивым. Ведущие мировые нефтяные и газовые компании работают над передовыми технологиями, которые помогли бы им производить больше топлива для постоянно увеличивающегося мирового спроса на нефть и газ. Татнефть, нефтегазовая компания российской республики Татарстан, стала ведущим новатором  Европы в области  разведки новых месторождений,  опережая компании Shell Oil, IFP Energy Nouvelles и Saudi Aramco. Базирующийся в Москве Российский университет дружбы народов вошел 2014 году в тройку мировых новаторов   фармацевтической промышленности, развернув  одно из самых впечатляющие исследований в области фармацевтики, которое, согласно прогнозам, имеют сильный потенциал коммерциализации в ближайшем будущем. Исследования,  связанные с производством продуктов питания, напитков и табака,  играют все более важную роль в научных изобретениях, из года в год активизирующих инновационную деятельность в этой области.  Среди ведущих европейских новаторов этого инновационного направления Кубанский государственный технологический университет России занял второе место после германской компанией  Hauni. И, наконец, среди  наиболее активных организаций, осуществляющих исследования, связанные с полупроводниками, Российская академия наук, объединяющая  сеть научно-исследовательских институтов, стала вторым по своей продуктивности научно-исследовательским объединением,  опубликовавшим  3574 научных работ, пропустив вперед только Китайскую академию наук. Четыре японских научных учреждений – плюс  одно из Сингапура и одно из Тайваня – также вошли в десятку лидеров, показав, что Восточная Азия является бесспорным лидером. Запад здесь представлен Калифорнийским университетом в Беркли с 1622 и Кембриджским университетом – с 1297 опубликованными работами соответственно. В целом, в прошлом году в мире достигнут новый максимум патентных публикаций, представляющих  2,1 млн уникальных изобретений.. Наибольший рост в отмечен в  области  пищевых продуктов, табака и напитков (21 %), фармацевтики (12 %) и биотехнологии (7 %). Подробнее см.: http://sputniknews.com/science/20150527/1022621038.html#ixzz3zknrrcBa

Колебания инновационного рейтинга России по оценке агентства Блумберга

Россия в международных рейтингахnewsruss.rudoc/index.php/Россия_в…рейтингах

В рейтинге самых инновационных государств  мира, регулярно составляемом  американским агентством Bloomberg, в последние годы отмечается некоторый рост инновационного рейтинга России. Так, в рейтинге Блумберга, составленном в начале 2013 года, Россия оказалась на 14-м месте среди стран мира. В начале 2014 года, Россия опустилась  на 18-е место среди прочих стран мира, уступив четыре позиции по сравнению с рейтингом предыдущего года. Однако затем наметился некоторый подъем. В рейтинге на  начало 2015 года, Россия оказалась на 14-м месте,  а в  рейтинге, составленном в январе 2016 года, она передвинулась на  12-е место. Рейтинг Bloomberg’s Global Innovation Index составляется на основе изучения 50 самых инновационных государств в мире по семи позициям: интенсивность исследований и разработок (у России 33 место), производство добавленной стоимости (47 место), плотность высоких технологий (7 место), концентрация научных работников (25 место), производственные возможности (17 место), высшее образование (4 место) и активность патентования (9 место). Источниками данных стали Всемирный банк, Всемирная организация интеллектуальной собственности, Некоммерческая исследовательская организация The Conference Board, Организация экономического сотрудничества и развития и ЮНЕСКО. Для сравнения, в рейтинге ,  составляемом  Корнельским университетом совместно с бизнес-школой INSEAD и Всемирной организацией интеллектуальной собственности по 143 странам,  в 2012 г. Россия  опустилась (по сравнению с предыдущим рейтингом) с 51-го на 62 место, а  в 2014 году  поднялась на 13 позиций и заняла 49 место. Между 14-18 местами в первом рейтинге и 49-62 – во втором  большая  разница. Столь заметное  отличие в рейтингах Bloomberg и Корнельского университета можно объяснить тем, что Bloomberg опирается, в основном, на количественные показатели, а эксперты Корнельского университета (и его партнеров) — преимущественно на субъективные оценки.

Примечание: Однако количественные показатели также далеко не всегда отражают реальную картину. Высказываются мнения, что де-факто на 12-е место к началу 2016 года мы вырвались лишь за счёт высокого показателя образования. Однако большое количество выпускников указывает лишь на случившуюся девальвацию института высшего образования в Российской Федерации. Диплом о высшем образовании зачастую превращается лишь в в средство уклонения от  военной службы.

Подробнее о Bloomberg’s Global Innovation Index см. bloomberg.comgraphics/2015-innovative-countries/, а о Global Innovation Index Корнельского университета совместно,  бизнес-школой INSEAD и ВОИС см. https://www.globalinnovationindex.org/

Февраль 2016

Прогнозируемый уровень развития искусственного интеллекта

в 2030-х годах Ray Kurzweil: In The 2030s, Nanobots In Our Brains Will Make Us ‘Godlike’ Once we’re cyborgs, he says, we’ll be funnier, sexier and more loving. 10/01/2015 08:47 am ET//Kathleen Miles Senior Editor, WorldPost Series on Exponential Technology = huffingtonpost.com…kurzweil-nanobots…godlike_…. Рэй Курцвейл, участвующий  в разработке искусственного интеллекта в качестве руководителя одного из подразделений компании  Google, заявил на недавней дискуссии в Singularity University,  что в 2030-х годах, человеческий мозг получит  возможность подключаться к облаку*, что позволит нам отправлять электронные письма и фотографии непосредственно в мозг и улавливать наши мысли и воспоминания.

*Облачные вычисления (англ. cloud computing) — информационно-технологическая концепция, подразумевающая обеспечение повсеместного и удобного сетевого доступа по требованию к общему пулу (англ. pool) конфигурируемых вычислительных ресурсов (например, сетям передачи данных, серверам, устройствам хранения данных, приложениям и сервисам — как вместе, так и по отдельности), которые могут быть оперативно предоставлены и освобождены с минимальными эксплуатационными затратами или обращениями к провайдеру.(Википедия)

Это станет возможным, говорит он, с помощью нанороботов – крошечных роботов с нитями ДНК,  плавающих по  капиллярам мозга. Он видит расширение возможностей нашего мозга, в основном, в небиологическом направлении,  в качестве следующего шага в эволюции человека – подобно тому , как наши предки от ручного труда перешли к   использованию инструментов. И это расширение будет способствовать развитию не только нашего логического, но  и эмоционального интеллекта. А произойдет это за счет  увеличения  уровней иерархии модулей головного мозга и создания более глубоких уровней экспрессии. Курцвейл считает, что подключение нашего мозга  к компьютерам сделает нас более человечными, более уникальными и даже богоподобными . Люди будут в состоянии, например,  более глубоко, чем сегодня,  постигать  некоторые особые виды музыки в гораздо большей степени, чем сегодня. Это будет способствовать развитию их  индивидуальности.

*Эта точка зрения находится в явном противоречии с научной фантастикой,  где технологические киборги делают нас более роботизированными, менее эмоциональными и менее человечными. Подобное  беспокойство выражается М. Николелисом, руководителем нейроинженерии Университета Дьюка. Он опасается, что чрезмерно  полагаясь на машины, мы утратим  разнообразие в поведении человека, поскольку  компьютеры различают только  “черное-белое” (“нули- единицы).

Эволюция создает структуры и модели, считает Курцвейл, которые, по прошествии  долгого времени, становятся  более сложными, более осведомленными, более творческими, способными выражать более высокие чувства, подобные  любовными. По мере развития мы становимся ближе к Богу, поскольку эволюция – духовный процесс. В мире существует красота и любовь,  творчество и интеллект – все это приходит из коры головного мозга. Итак, расширив неокортекс* мозга мы станем более богоподобными “

*Неокортекс – часть коры больших полушарий нашего головного мозга, осуществляющая высший уровень координации работы мозга и формирование сложных форм поведения (Википедия)

Вслед за  Курцвейлом, Н. Негропонте, основатель MIT Media Lab, считает, что нанороботы в человеческих мозгах могут стать средством нашего  будущего обучения, что позволит, например, осуществлять  загрузку французского языка в кровоток нашего мозга. Д. Друг, профессор машиностроения в Калифорнийском университете в Сан-Диего,  концентрирующийся на медицинской нанотехнологии, считает, что нас отделяют  только два – пять лет от возможности эффективного использования нанороботов мозга, например, для предотвращения эпилептических припадков. Находятся и другие ученые, которые  сомневаются, что нанороботизированный  мозг будет безопасным и эффективным в ближайшее время или вообще, если учесть, как мало мы в настоящее время разбираемся в  том, как работает мозг. Один из таких ученых – Д. Линден, профессор неврологии в Университете Джонса Хопкинса -  думает, что сроки оценки Курцвейла относительно  нанороботизации нашего мозга в 2030-х годах являются преждевременными. По его мнению, на этом пути существуют  огромные препятствия, такие как оснащение нанороботов источниками питания, уклонение от клеток, которые атакуют инородные тела; предотвращение разрушительного воздействия на  белки и сахар в мизерных пространствах между клетками головного мозга. Хотя наука еще далека от внутримозгового  применения своих достижений, нанотехнология уже давно провозглашена в качестве нового потенциального игрока в медицине, который возглавит будущие  исследования. В прошлом году, исследователи уже вводили в живых тараканов искусственные структуры нуклеиновой кислоты (DNA nanobots), которые были в состоянии следовать конкретным инструкциям, в том числе при распространении лекарств, а в этом году, нанороботы вводились в слизистые желудка  мышей. Кроме того, теперь предпринимаются попытки улучшить наши мозги без использования   нанороботов. Исследователи уже успешно справились с отправкой сообщения от одного человеческого мозга к другому, стимулируя мозг извне с помощью электромагнитной индукции. В другом исследовании, сходная  стимуляция мозга позволяет  людям ускоренно  учиться математике. А в недавнем исследовании правительства США, несколько десятков человек, которым были вставлены мозговые имплантанты целевого воздействия, добились  лучших показателей  на тестах памяти. Тысячам пациентов, страдающих болезнью  Паркинсона, имплантированы мозговые чипы, которые   позволяют им лучше контролировать свои движения, а кохлеарный имплантан позволяет  глухим людям восстанавливать  слух. Но когда дело доходит до активизации мозговой деятельности в  немедицинских целях, возникают этические  проблемы и проблемы  безопасности. По данным опроса, в 2014  году, 72 процента американцев не проявили заинтересованности  в имплантат мозга,  улучшающих память или их умственные способности. И тем не менее, немало ученых  считают, что повышение мозговой деятельности людей неизбежно.  В их числе , К. Кох -  главный научный сотрудник Института Аллена в области  науки о мозге, а также  профессор психологии в Университете Нью-Йорка. Г. Маркус.  Они используют аналогичные  грудные имплантаты в хирургии груди для коррекции врожденных дефектов, получившие широкое применение  для увеличения груди. Они считают, что мозговые имплантаты могут последовать по тому же пути. В ходе дискуссии в Singularity University  Курцвейлу задали  вопрос относительно прогноза, согласно которому искусственный интеллект к 2029 году превысит  возможности человеческого интеллекта. В частности,  возникли сомнения относительно связанных с этим перспектив  трудоустройства.  Он сказал, что его настроения более оптимистичны, поскольку история подтверждает положительное воздействие технологий на жизнь человека. Что касается  , вызванной ИИ потенциальной безработицы, то это происходило всегда с появлением новых технологий, а началось    200 лет назад в текстильной промышленности в Англии. Ткачи, которые пользовались привычной  бизнес-моделью  в течение столетий, вдруг потеряли свои рабочие места, поскольку машины смогли делать это за них. И если вы обернетесь вокруг, то увидите, что почти каждая работа будет через не столь продолжительное время  автоматизирована. Реальность же такова, что в результате пошли вверх и занятость, и процветание. Опасения, вызванные развитием ИИ, исходят из государственных и социальных структур. Действительно, между различными группами людей, на которые распространялся ИИ, возникали   конфликтные ситуации. Они происходят и сейчас среди тех, кто  использует, например, интеллектуальные виды вооружения. Лучшее средство борьбы с этим явлением -  продолжать усилия по развитию  нашей демократии, свободы и уважения друг к другу. Мы устраняем рабочие места нам нижних ступенях квалификационной  лестницы  и создаем новые на ее вершине. Неуклонно увеличиваются инвестиций в образование. В 1870 году в США насчитывалось  50,000 студентов, а сегодня их уже  20 миллионов. Политическая ситуация непроста; люди спрашивают у ученых уже сегодня: какую работу вы предлагаете взамен утраченной. А они  не знают, что им ответить,так как эти работы еще не были изобретены. Тем не менее, создается все больше новых рабочих мест, которые движутся вверх в иерархии Маслоу* и направлены на то,  чтобы мы могли проводить  больше времени, делая вещи, которые доставляют  нам удовлетворение

*Согласно теории А. Маслоу, различаются– физиологические потребности первого уровня (потребность в пище, отдыхе, тепле и т.д.); потребность в безопасности, защите и порядке; Социальные потребности (в дружбе, уважении, одобрении, признании, любви) ; потребность в самоуважении, которое подразумевает достижение определенного социального статуса  и, наконец, потребность в самоактуализации, самовыражении, реализации своего творческого потенциала.

Сегодня, в дополнение к 20 миллионам студентов насчитывается аналогичное количество людей, которые обучают их и обеспечивают соответствующую инфраструктуру, думают о развитии образования и его более эффективной организации Наконец, в 2030-х годах, когда мы научимся вживлять нанороботы в мозги живых людей, большинство продуктов будет создаваться  с использованием информационных технологий, включая  одежду, которая будет печатаmься на 3-D принтерах. Мы будем в состоянии выращивать продукты питания  в вертикальном сельском хозяйстве* и за гроши распечатывать их на 3-D принтерах. Уже в 2020-х годах 3-D печатный дизайн будет в свободном доступе, и каждый сможет распечатать все, что ему нужно, включая  распечатку жилищ.

* Вертикальное сельское хозяйство является методом выращивания растений и зерновых культур друг над другом, главным образом в зданиях со многими ярусами.

Слышатся возражения:  ведь и сейчас некоторые отрасли перешли от физической к цифровой, зачастую бесплатной,  продукции – такой,   как музыка, фильмы и книги; но люди по-прежнему тратят деньги, чтобы читать Гарри Поттера, увидеть новый блокбастер и покупать музыку в исполнении любимых артистов. И это действительно так: мы движемся в направлении  сосуществования открытого доступа к разнообразной продукции и предпринимательского  рынка. В прошлом мы создали общество, в котором люди  нуждаются  в работе, чтобы иметь средства к существованию. Так почему же люди расстраиваются, если эти рабочие места уходят? Сегодня еще нельзя  точно описать, какими будут новые виды занятости,  но они будут более привлекательными. Уже сегодня пересматривается  характер многих работ, которые делаются с увлечением. Общество перестраивается таким образом, чтобы в пределах от 15 до 20 лет обеспечить высокий уровень увлекательной жизни для всех. Немало сомнений вызывает и выдвинутая Курцвелом теория бессмертия, на которой построен фильм “Трансцендентный человек” о возвращение кого-то, кто скончался. Имеется в виду “репликант” *-  вымышленный биоинженерный или биороботический андроид*, создание которого  пройдет  через несколько различных стадий. Во-первых, на основе электронной почты, текстовых сообщений, писем, видео, аудио и воспоминаний человека создается  аватар*. Нечто подобное может произойти  – тем более, что некоторые люди на самом деле заинтересованы в возвращении нереального репликанта, которого  они любили.

*Репликант -  вымышленный биоинженерный или биороботический андроид; Андро́ид — человекоподобный  робот; Авата́р (санскр. अवतार, avatāra IAST, «нисхождение») — термин в философии индуизма, обычно используемый для обозначения нисхождения божества на землю, его воплощение в смертное существо..(Википедия).

К  2030-м годам, ИИ будет в состоянии создавать аватары, которые будут представляться  очень близкими к людям, которые действительно жили. При этом  могут т быть  приняты во внимание их ДНК. В 2030-х годах, мы сможем вживлять нанороботы в человеческий мозг и извлекать воспоминания людей, которые жили до нас, и создавать в виртуальной среде аватаров, дополненных действительно реалистичными чертами.

Примечание:                О возможном воздействии ИИ на систему  ИС см. в данном разделе более раннее обновление за сентябрь 2015 г. ( “Развитие искусственного интеллекта и изменение стандартов интеллектуальной собственности”): Э.Кахана предлагает стандарт «итерационной ответственности», согласно которому  разработчик будет виноват  в нарушении законодательства об ИС только в том случае, когда не может быть доказано, что приложение ИИ действовало самостоятельно. Однако Кахана признает, что даже этот стандарт может оказаться проблематичным, если само приложение ИИ научится   избегать подобные обнаружения.

С полным текстом статьи можно ознакомиться по адресу http://web.stanford.edu/dept/law/ipsc/PDF/Kahana,

Январь 2016

Важность статистического анализа  интеллектуальной собственности (ИС) для лиц, принимающих инновационные решения

The power of IP statistics.  Statistics for Decision-Makers, 3 and 4 November 2015 Vienna – www.epo.org Почти 200 экспертов собрались в Вене в начале ноября 2015 года,  чтобы обсудить последние политические и предпринимательские события по результатам статистического анализа ИС и проинформировать лиц, принимающих решения в государственном и частном секторах, а также определить ключевые информационные потребности и возможные недостатки, нуждающиеся в устранении. Некоторые из тем, которые вызвали  особый интерес, обсуждаются далее. Рынок патентов Несколько исследовательских групп во всем мире пытаются пролить свет на состояние рынка для новых технологии с использованием информации о глобальных переводах патентных прав. Я. Меньера и его соавторы используют для этого базу данных о правовом статусе PATSTAT, чтобы отслеживать количество и анализировать ход торговли европейскими  патентами, начиная еще до их  официальной выдача в ЕПВ и после их подтверждения в различных государствах-членах ЕРО. Особое внимание исследователей было обращено на сектор медицинских инструментов, который  является основным источником инноваций и экономической активности в Европе. Они считают, что, в среднем, 35 ​​процентов патентов сменяли своих обладателей,  по крайней мере, один раз в течение своей жизни. В своей работе, они также разработали методику, которая позволяет им различать внутригрупповые операции (например, из соображений налогообложения) и реальные рыночные сделки. Исследователи отметили, что факты передачи права собственности, зачастую плохо документированы в национальных реестрах. Это осложняет другим  компаниям процедуру определения владельцев соответствующих технологий при запросах о возможностях  лицензионных соглашений и  является препятствием для функционирования рынка патентов. Основанные на патентах индикаторы технологической новизны Патент данные часто формирует основу для разработки экономических или технологических показателей. R. Veuglers и ее соавторы воспользовались  богатством общедоступных патентных данных для разработки нового, более комплексного  способа определения  новизны изобретений. Разработанная ими  концепция “техно-логической новизны” включает два  аспекта: новизны рекомбинации и новизны  происхождения знаний. Пользуясь  информацией об  индексах патентной классификации совместно с информацией о цитировании патентов, новый показатель может облегчить  идентификацию  будущих радикально прорывных  изобретений и улучшить понимание происходящих в подобных случаях изобретательских процессов. Качество патентов А. Галассо и М. Schanker исследовали то, как  признание патентов недействительными  после их выдачи может воздействовать  на  последующий инновационный процесс бывшего владельца патента. Они обнаружили, что признание патента недействительным, в среднем, приводит к 50-процентному  снижению в будущем изобретательской деятельности обладателя “фокального патента”*. —————————————- *Метод фокальных объектов предложен немецким ученым В.Кунцем в 1926 году, который позже был усовершенствован американцем А.Вайтингом. Метод фокальных объектов (МФО) основан на концентрации внимания к определенному объекту. Суть метода фокальных объектов состоит в том, что признаки нескольких случайно выбранных объектов переносят на выбранный объект, в результате чего получаются необычные сочетания. Для получения хорошего решения требуется богатое воображение и преодоление психологической инерции. Наличие случайного поиска не позволяет данному методу иметь большую эффективность. Но метод фокальных объектов хорошо развивает воображение. Влияние этого явления неоднородно и  зависит от типа компании и рыночной среды. Оно может быть огромным для малых инновационных фирм, особенно если они должны конкурировать со многими крупными компаниями, и практически не заметно для больших концернов. Это показывает, насколько важны высококачественные  патенты, которые могут преодолевать процедуру аннулирования – что особенно важно для  малых инновационных фирм. Высокоразвитая промышленность и ИС В этом году на данном  мероприятии также профессионалы IP получили возможность  обсудить вопрос «Интегрированного управления ИС” и его значения  для компаний различных размеров, работающих в различных отраслях промышленности. В  результате обсуждения было достигнуто понимание:  ИС может  создавать ценности для компании лишь в том случае, если управление ИС будет интегрировано с управлением исследований, разработок   инновационного процесса, а также с общей бизнес-стратегией компании. Одним из главных препятствий на пути успешной интеграции, однако, часто становится фрагментированный доступ к внутренней информацией о ИС и отсутствие канала к  легко доступной внешней информации  о правах на  ИС. PATSTAT Всемирная  патентно-статистическая базы данных (PATSTAT) стала  снова основным источником патентных данных для большинства участников  конференции. PATSTAT рассматривается как стандартный источник для анализа данных на основе патента. Ведется работа, чтобы связать его с другими базами данных о ИС, включая товарные знаки, промышленные образцы, а также информацию, распространяющуюся на корпоративном и общеотраслевом уровне. Дополнительные сведения об этом мероприятии можно получить по адресу   www.epo.org/ipsdm —————————————————————————————————————————————————————–

2015 год


Новые рефераты  в 2015 году

- Оптимизация  соотношения инноваций, экономического развития и прав интеллектуальной собственности – Декабрь

-Сможет  ли Россия догнать Западную Европу? – ноябрь

- ЧТО ДАЛЬШЕ: Жизнь в завтрашнем цифровом мире – октябрь

- Угроза гонки роботизированных вооружений – сентябрь

-Развитие искусственного интеллекта и изменение стандартов интеллектуальной собственности – сентябрь

--Американо-российский инновационный коридор связывает стартапы России с экспертами США- август

- Роль охраны интеллектуальной собственности в стимулировании  инноваций   – август

-Защита инноваций и конкурентных преимуществ: коммерческая тайна против патентов- июль

- Российско – Китайский бизнес-инкубатор открывается в Инновационном центре Сколково -июнь

- Космические технологии и патенты – май

-Готов ли  российский нефтегазовый сектор к инновационному освоению арктического шельфа? – апрель

– Воздействие интеллектуальной собственности на развитие зеленых технологий – март

-Инновационная политика России нуждается в развитии патентной системы и рынка интеллектуальной собственности- февраль

--Роль интеллектуальной собственности в  инновационном процессе. Мнение членов Совета ВТО по интеллектуальной собственности – январь - Современные методы  патентного анализа при разработке инновационной стратегии – январь

………………………………………………………………………………………………………………

Содержание рефератов

Декабрь 2015 года

Оптимизация  соотношения инноваций, экономического развития и прав интеллектуальной собственности

In search of Optimality: Innovation, Economic Development, and Intellectual Property Rights, By William Daley// The Fletcher School of Law and Diplomacy, Tufts University – https://sustainabledevelopment.un.org/…/5580I Инновации рассматриваются как важнейший катализатор долгосрочного экономического развития. Наряду с прочими факторами права интеллектуальной  собственности (ИС) и их относительная строгость  играют важную роль в развитии и распространении технологий. При этом не прекращаются дискуссии между сторонниками ужесточения и смягчения этих прав. Проведенное недавно исследование содержит рекомендации по оптимальному решению этой проблемы. Аргументы в пользу надежной защиты прав ИС Соединенные Штаты, наряду со многими развитыми странами, являются непоколебимым  сторонником надежной охраны прав ИС и Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), считая бесспорной способность Соглашения содействовать  долгосрочному экономическому росту и национальному развитию. Предполагается, что промышленно развитые страны обретают  международную защиту от нарушения прав ИС, а  перед развивающимися странами  открывается возможность  увеличения торговли, прямых иностранных инвестиций (ПИИ), создания  и распространения технологии. Таким образом, все участники якобы получают выгоду от участия в Соглашении. Защита прав ИС располагает  возможностью стимулировать инновации и формирование  хорошо функционирующей рыночной системы в развивающихся странах, что способствует  их   экономическому росту. Прочность системы и способность надлежащего применения прав являются важнейшими компонентами позитивной связи между правами ИС и экономическим развитием. Кроме того, существуют эмпирические доказательства в поддержку утверждения, что инициируемое ТРИПС увеличение продолжительности патентной охраны, составляющей минимум двадцать лет, способствовало активизации инновационного процесса. В одном из исследований, охватывающем  выборку развивающихся стран,  после заключения ТРИПС проводилось  измерение влияния охраны ИС на ПИИ и импорт внациональных масштабах. Результаты анализа позволили выявить позитивные взаимосвязи: 10-процентное  усиление  охраны ИС в  исследовавшихся  странах позволяло увеличить  ПИИ в среднем на $ 1,5 млрд (50 процентов от средней суммы), а импорт – на $ 8, 9 млрд. (40 процентов от средней суммы). Развивающимся странам  рекомендовалось  рассмотреть эти позитивные показатели  при разработке политики в области охраны ИС. Результаты другого эмпирического  исследования, в котором сопоставлялись данные за  1990¬2005 г.г.,  подтверждают две гипотезы: охрана ИС стимулирует как передачу технологий, так и внутренние инновации. В целом проведенные оценки показывают, что 1-процентное  усиления патентных прав приводит к  2-процентному  росту притока ПИИ и импорта, который, в свою очередь, активизирует  передачу технологий. Положительная связь между развитием национальной системы ИС и ростом передачи технологий особенно видна в высокотехнологичных отраслях, связанных с производством  химикатов, аэрокосмическими исследованиями и предоставлением компьютерных услуг. Аргументы против усиления защиты прав ИС Вместе с тем, растет контингент ученых, политиков и практиков, указывающих на  недостатки Соглашения ТРИПС , которые особенно ощущаются развивающимися странами. Сторонники этой точки зрения подвергают критике утверждение, что сильная система охраны ИС способствует развитию межнациональных  инноваций и экономическому росту. Кроме того, даже если теоретически защита ИС и порождает  стимулы для инноваций и передачи  технологий,  это не обязательно приводит к  устойчивому развитию. Ограниченный местный потенциал слабо развитых стран может затруднить  использование предоставляемых им возможностей. К тому же, возможно порождение “эффекта вытеснения”: увеличение притока ПИИ и зарубежных технологий снижает отечественные  инновационные стимулы, тормозя экономический рост отстающих стран. Различные исследования выдвигают аргументы в поддержку  выступлений  против повсеместного внедрения  усиленной  охраны ИС. Результаты эмпирического анализа данных из 22 развитых и 76 развивающихся стран за  30 летний период (1965-1995) показывают, что  положительное и существенное влияние на инновации обеспечивается  не только охраной ИС, но и вкладывавшимися в этот период инвестициями в НИОКР. Понятно, что развитые и развивающиеся страны  располагали тогда существенно различающимися детерминантами инновационного развития. Наконец, в исследовании, опубликованном в журнале World Business, анализируются 18 развивающихся латиноамериканских стран  и стран Карибского бассейна за период с 1990 по -2003 год, в котором вообще  бросается вызов наличию положительной связи между ИС и ПИИ. Утверждается, что при низких уровнях экономического развития этих стран ужесточение  системы правовой охраны ИС будет, скорее всего, препятствовать их инновациям и экономическому росту. Возможность  оптиммизации соотношения рассматриваемых показателей Несмотря на продолжающиеся дебаты, условие “все или ничего” для системы охраны ИС неприемлемо. Последние публикации  подчеркивают важность индивидуального подхода: оптимальный уровень защиты ИС зависит от специфических факторов, присущих данной стране. Опубликованное в журнале the Journal of Development Economics исследование свидетельствует о  существовании U-образной кривой,  характеризующей оптимальный уровень охраны ИС и уровень  экономического развития.   Вполне возможно, что оптимальный уровень охраны ИС той  или иной страны зависит от уровня развития ее технологических возможностей, который протекает немонотонно: сначала снижается, а затем повышается. Эта U-образная кривая показывает, что при низком уровне развития, снижение охраны ИС до определенной точки будет способствовать экономическому росту; а затем для дальнейшего экономического роста  потребуется  усиление охраны ИС. Воздействие прав ИС на инновации зависит от исходного уровня этих прав и  показателей экономического развития, проявляющихся в доле  ВВП на душу населения. Анализ данных о 62 развитых и развивающихся странах в период с  1980 по -2009 год, указывает на нелинейное  влияние уровня охраны ИС на инновации, а  уровня экономического развития – на отношение инновации / охрана ИС. Например, в некий момент времени X, Гватемала и Норвегия имеют сопоставимый уровень ПИС (примерно 3,15). Вместе с тем,  в то же время ВВП на душу населения у  Гватемала составляет  $ 5527 и негативное отношение инновации / ПИС, а у  Норвегии ВВП на душу населения составляет $ 24381 при позитивном отношении инновации / ПИС. В результате, усиление охраны ИС в Гватемале привело бы к сокращению  инноваций, в то время как усиление охраны ИС в  Норвегии привело бы к развитию  инноваций. Таким образом, относительные уровни охраны ИС и развитости стран являются важнейшими факторами, определяющими интенсивность инноваций и экономического роста. При разработке политики в области ИС следует уделять  должное внимание  начальным уровням охраны ИС и экономического развития данной страны. Многие развивающиеся страны, и особенно наименее развитые страны, не в состоянии извлечь выгоду из строгой защиты ИС. В результате, базовый уровень охраны ИС и экономического развития имеет важное значение при создании систем ИС. Здесь необходимо соблюдать два критических условия. На начальном этапе минимальная стандартная охрана ИС должна выражаться ее  низким значением, поскольку, независимо от уровня экономического развития,  она в определенной степени стимулирует   инновации,  а любое ужесточение прав ИС оказывает   негативное воздействие на инновации. По мере экономического развития и укрепления системы ИС  наступает  конец фазы удушения инноваций и начало новой фазы инновационного стимулирования. Вместо поспешных  и губительных рывков  развивающиеся страны должны оставаться на начальным уровням охраны ИС в течение неопределенного периода времени. Этот этап временной оптимальности позволяет стране извлечь выгоду из инноваций, которые в свою очередь, стимулируют экономический рост и готовят страну к будущему скачку повышения уровня правовой охраны ИС. В определенный момент развития страна сможет перейти на высший  уровень правовой охраны ИС. Это движение зависит  от текущего состояния  экономического развития и не ограничивается  определенными временными рамками. Заключение Страны должны располагать свободой  самостоятельного определения уровня правовой охраны ИС с учетом соответствующих национальных факторов. Если лидеры международного сообщества действительно заинтересованы в   ускоренном распространении современных технологий и всеобщем экономическом развитии, им надлежит перестроить существующую систему, которая повинна в навязывании несправедливого единообразного подхода всем участникам мирового сообщества и неэффективных временных ограничений в развитии системы правовой охраны интеллектуальной собственности.

Ноябрь 2015 года

Сможет  ли Россия догнать Западную Европу?

M.Russell . Will Russia ever catch up?  European Parliamentary Research Service\March 2015 —PE 551.320 – www.epthinktank.eurussianwill-russia-ever-catch-up/

Данная  публикация предлагает обзор российской экономики, включая   объяснение  сложившейся ситуации на фоне исторических событий и давно возникших структурных проблем, а также  обсуждение экономических перспектив в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

За последние 25 лет, Россия претерпела драматические экономические изменения, включавшие тяжелые реформы,  катастрофический экономический коллапс 1990-х годов, бум первых  лет нового века, мировой экономический кризис и современный спад. Несмотря на все эти события, многие из структурных экономических проблем, стоящих перед Россией, остаются неизменными с советских времен. Обильные природные ресурсы стимулировали экономический рост ценой формирования нездоровой сырьевой зависимости, которая столь  наглядно проявляется сегодня. Многие из структурных проблемы достались России по наследству от советских и даже царских времен. Большие сектора экономики остаются под контролем государства, воздвигаются  многочисленные барьеры на пути  внутренней и международной конкуренции. Компании борются с волокитой и массовой коррупцией. Усугубление структурных проблем, падение цен на нефть и экономические санкции привели к резкому ухудшению экономической ситуации. Рубль потерял половину своей стоимости, инфляция подскочила, государственные финансы становятся более шатким, и экономика, по прогнозам, вступила в 2015 году в рецессию. Сроки преодоления Россией нынешних трудностей будут зависеть от колебания цен на нефть и перспектив ослабления санкций. Но независимо от этих факторов структурные проблемы, вероятно, продолжат затруднение процесса модернизации экономики в обозримом будущем. Оценка структурных проблем Приступая к прогнозным оценкам, необходимо иметь в виду  характерные для России  структурные факторы. Прежде всего, нельзя не учитывать огромные запасы полезных ископаемых и связанную с этим опасность зависимости от природных ресурсов. Далее перечисляются прочие  структурные препятствия на пути к конкурентоспособности российской экономики. В их число входят: – отсутствие либерализованных и конкурентных рынков; – недостатки образовательной системы, для которой характерна  посредственная работа, несмотря на широкий охват; – наличие проблем в формировании рынков труда; – отсутствие должного прогресса в формировании нормативно-правовой среды; – наличие всеобъемлющей коррупции как основного  препятствия  на пути построения  конкурентоспособной России. В век знаний особую важность приобретают исследования и разработки и эффективность инновационного развития экономики. Для России характерна  низкая производительность (по европейским меркам) исследований и разработок, объясняющаяся, прежде всего, относительно низким уровнем финансирования НИОКР вообще и из частных источников – в особенности. К этому можно добавить  устаревшее оборудование, недопустимо низкий уровень   заработной платы и др. С учетом этого и ряда других факторов неудивительна наблюдаемая в российской экономике  острая нехватка инноваций. Это во многом объясняется слабым развитием  корпоративных НИОКР, что приводит их к низким  коммерческим результатам.  Замедленные инновационные процессы проявляются и в состоянии    патентования изобретений. Хотя число патентов, зарегистрированных в России относительно  высоко, международное патентование, являющееся  более надежным показателем коммерческого потенциала российских НИОКР,  находится на крайне низком уровне: в 2009 году, например, Россия получила только 63 патента, зарегистрированных параллельно в США, Евросоюзе и Японии – по сравнению с 279 патентами Дании и, тем более,  с 13 715 патентами США.. Прогнозные оценки Краткосрочные перспективы. Учитывая изменчивость цен на нефть и неопределенность ситуации в Украине, даже выдвинутые ранее краткосрочные прогнозы развития российской экономики (включая 2015 год)  оказываются ненадежными. Глобальные запасы нефти неуклонно растут, и предложение здесь зачастую превышает спрос. Поэтому изменчивость цен в краткосрочной перспективе, скорее всего,  сохранится. Однако, по оценкам МВФ, нефтяные фьючерсные цены (текущие рыночные цены фьючерсных  контрактов с заданным сроком окончания действия) указывают на возможность частичного ценового восстановления. Что касается санкций, то, по мнению   НАТО, Россия принимает непосредственное участие в недавней эскалации насилия в Восточной Украине. Поэтому президент США Барак Обама призвал к предъявлению  России дополнительных санкций, хотя неясно, в какой форме они могут быть приняты. Одним из вариантов может стать болезненное для финансов России  исключение  ее из системы международных платежей (SWIFT). Однако Евросоюзу трудно согласиться на такого рода меры, учитывая позицию  греческих и  венгерских властей, выдвигающих  оговорки относительно дальнейших санкций. Долгосрочные перспективы. Результаты все еще развивающегося украинского  кризиса пока предсказать невозможно.. Что касается цен на нефть, то они, скорее всего, в течение ближайших нескольких лет вернутся к долгосрочным тенденциям: инвестиционные сокращения нефтяных компаний приведут к ослаблению   производственного потенциала и снижению  запасов нефти. Например, один из руководителей итальянской нефтяной промышленности (Claudio Descalzi) предсказал возможность  повышения цен на нефть вплоть до $ 200 за баррель. В связи с этим, экономическая ситуация в России,  в конечном итоге, должна улучшиться – с возобновлением роста, хотя и не на уровне бума 1999-2008 гг. Конечно, это не решит основную проблему зависимости России от нефти. А инициируемый нефтью экономический рост ограничивается тем, что производственные мощности не могут расширяться  до бесконечности, особенно с учетом нынешней нехватки  инвестиций. Кроме того, он подвержен негативному воздействию  неустойчивых цен на нефть, что наглядно демонстрирует нынешний кризис. Для обеспечения  устойчивого роста России необходимо модернизировать  экономику посредством осуществления  структурных  преобразований. К сожалению, даже в период президентского правления  Дмитрия Медведева заявленная реформа правительством  России не была осуществлена: принятые меры были половинчатыми, а то и  бессмысленными. Уже тогда проявились напряженные отношения между,  либеральными реформаторами и силовиками – сторонниками жесткой линии, которые привели к  отставке пользовавшегося уважением министра финансов Алексея Кудрина, выступавшего, среди прочего, против планировавшегося увеличения оборонных расходов. Эти противоречия сохранились и до сих пор. Например, либералы  утверждают, что обвинения в коррупции,  связанной с созданием  инновационного  центра Сколково,  были результатом усилий силовиков, опиравшихся на военные и правоохранительные органы, которые стремились  дискредитировать реформы. На данный момент, геополитическая ситуация, похоже, скорее всего, формируется сторонниками жесткой линии, что проявляется в  агрессивной внешней политике страны без учета ее экономической стоимости. На этом фоне экономическим реформам будет оделяться еще меньше внимания. Россия всегда далеко  отставала от  остальной Европы.  Этот разрыв,  существовавший еще в царское время, так и осталась практически неизменным:  ВВП на душу населения составляет  около половины того, чем располагают  развитые западные страны. Это подтверждает выдвинутый бывшим премьер-министром Егором Гайдаром тезис  о  наличии стабильного 50-летнего временного лага в развитии России и Западной Европы.  При отсутствии перспектив проведения столь необходимых России радикальных структурных реформ, этот  разрыв сохранится  и  в обозримом будущем.

Октябрь 2015 г.

ЧТО ДАЛЬШЕ: Жизнь в завтрашнем цифровом мире

B. Stembridge, Senior IP Analyst, Thomson Reuters - http://thomsonreuters.com/know360app В нынешней повседневной жизни фактически всё, в той или иной степени облечено в цифровой формат: от стирки одежды, интеллектуальных телевизоров, поездов без машинистов  и автоматизированных  систем управления до  международных  виртуальных конференций – повсюду задействована вычислительное оборудование и плоды  электронной промышленности. Наша склонность к потреблению многофункциональных комплексов вместо обычных изолированных технологий обесценила монофункциональные устройства типа различного фото, аудио и видеооборудования. Современные офисы оснащены компьютерами, в миллионы раз превосходящими быстродействие первых электронно-вычислительных машин компании IBM, фотокопировальными устройствами, объединяющими процессы печати, сканирования и электронной почты. Переносные устройства отслеживают деятельность нашего организма, а вся наша жизнь немыслима сегодня без смартфонов – мобильных телефонов, дополненных функциональностью карманного персонального компьютера, охватывающего своей деятельностью весь мир. И все это стало возможным благодаря небывалому прогрессу вычислительного оборудования и продукции электронной промышленности. Из Отчета о состоянии инноваций (“The Future is Open”), представленного на сайте  the State of Innovation website, следует, что среди 12 обследованных технологических отраслей в сфере вычислительного оборудования и продукции электронной промышленности лидируют две отрасли – информационные технологии и телекоммуникации, на которые приходятся  соответственно 30 и 13% от общего числа запатентованных в 2014 году изобретений. В сфере информационных технологий доминируют подотрасли вычислительной техники. В США здесь из года в год   лидирует IBM, но в мире компания занимает лишь второе место после Samsung. По количеству патентов в 2014 году четыре из пяти первых мест в этом секторе занимают страны  Азии: Samsung, Canon, Ricoh and State Grid Corp of China. Samsung также лидирует в сфере телекоммуникаций, имея  здесь в 2014 году более 4000 изобретений. За ней следуют три   другие азиатские компании: LG, BOE Technology, Toshiba. Только Samsung располагал в 2014 году более чем 14000 патентов в сфере вычислительного оборудования и продукции электронной промышленности. Однако оценка инновационного развития отдельных секторов бытовой электроники посредством патентов позволяет выявить некоторые интересные особенности. В стремительно развивающихся областях бытовой электроники ко времени, когда полки начинают ломиться под грузом новой запатентованной продукции, изобретатели уже заняты новыми  технологиями, продвижение которых тормозится их перезрелыми предшественниками. Это явление можно проиллюстрировать на примере смартфонов. Согласно данным Thomson Reuters DWPI on Thomson Innovation инновации в исследуемой области возвратились на уровень, который они занимали 10 лет назад, и развиваются далее по горизонтали с тенденцией к снижению. Растущая популярность многофункциональных устройств, которые размывают продажи монофункциональных устройств, таких как фотоаппараты и аудио развлечения, также гасят инноваций в этих обычных, автономных технологиях. Принимая за базовый уровень 2005 года, мы увидим, что относительные показатели патентования инноваций в области цифровых камер и устройств аудио записи / воспроизведения за 2005 – 2014 гг. снизились по сравнению с инновациями в   смартфонах. Они же стали сферой судебных тяжб типа Apple v Samsung. Аналогичная картина отмечена в 2012-2013 гг  в сфере вычислительного оборудования и продукции электронной промышленности. Появилось немало сообщений  о развитии Интернета, которые  подкрепляются данными о  фактических применениях полученных достижений. Компания Whirlpool, например, получила в октябре 2011 г. патент US8040234B2 на “Метод и устройство для дистанционного обслуживания приборов”. Этот патент защищает способ доставки инструкции с вашего мобильного телефона на бытовые приборы через Интернет. В патенте также описывается возможность обслуживания  других бытовых приборов, включая  холодильники, микроволновые печи, сушилки для одежды, посудомоечные машины, вафельницы, тостеры, блендеры, миксеры, кухонные и кофейные комбайны. Эти примеры показывают, как абстрактные идеи превращаются в реальные и полезные устройства.

Сентябрь 2015

- Угроза гонки роботизированных вооружений

- Развитие искусственного интеллекта и изменение стандартов интеллектуальной собственности

Угроза гонки роботизированных вооружений

Tech leaders warn of killer robot arms race// Mark Odell, London, Aerospace & Defence, July 27, 2015 – www.ft.comCompaniesIndustrials

Организация объединенных наций проявила высокую озабоченность разработками «летального автономного оружия». В 2014 году    на специальном заседании обсуждались  угрозы, таящиеся в новых технологиях, «делающих человечество полностью беззащитным» (С. Рассел, Университет Беркли, Калифорния). В том же году, по инициативе группы ученых, возглавляемой  соучредителем Skype Дж. Таллины, был  учрежден  Институт будущего жизни, который выступил  против переноса искусственного интеллекта на поле боя. Идея автономных роботов-убийц привлекает многих военных специалистов, потому что она содержит в себе возможность обеспечения  решающих преимуществ над  противником. Она исключает необходимость  создания какие-либо собственных войск для отражения нападения. А в долгосрочной перспективе новое оружие  должно стать  дешевле, чем современные системы вооружения, предполагающие участие человека. По инициативе Института более 1000 ведущих   ученых в области искусственного интеллекта обратились в  своем открытом письме с призывом  установить запрет на разработку и производство «роботов-убийц». Они  указывают, что  мир приближается к порогу, за которым может развернуться новая глобальная гонка вооружений. «Солдаты-роботы» еще не  вышли за стены исследовательских лабораторий, но  стремительное развитие вычислительной техники и искусственного интеллекта открывает перспективу их появления на поле военных действий уже в ближайшие 20 лет. В петиции, подготовленной для оглашения на Объединенной международной конференции по искусственном интеллекту в Буэнос Айресе (25-31 июля 2015 г.), содержится предостережение: разработка систем вооружения, способных автономно  обнаруживать и атаковать цели без какого-либо участия человека, приведет к «третьей революции в военных действиях» -  после изобретения стрелкового и атомного  оружия. Пентагон является одним наиболее влиятельных  покровителей исследований и разработок в области военной робототехники.  В 2013 году один из его  мозговых центров (Управление военно-морских исследований) награжден $ 7,5 грантом для исследователей из Политехнического института Rensselaer,  изучающих возможность определения  автономными роботами разницы между «правильным» и «неправильным». В военно-воздушных силах ряд автономных систем находится на различных стадиях разработки. В ВМС США еще в 2013 году осуществлено  приземление на авианосец беспилотного автономного самолета,  построенного компанией  Northrop Grumman. Аналогично, компания BAE Systems Великобритании разработала опытный беспилотный самолет, который предназначен для автономного полета и целеуказания. Развертывание подобных исследований вызвано опасением военных планировщиков Запада, что отстав в разработке подобных технологий, они могут уступить ведущую роль в новой гонке вооружений потенциальным противникам, таким как Китай.

Развитие искусственного интеллекта и изменение стандартов интеллектуальной собственности

The Rise Of Artificial Intelligence And Changing Intellectual Property Standards//AZRIGHTS, March 28, 2015

Соучредитель компании Apple Стив Возняк присоединился к неуклонно расширяющейся  группе известных ученых и технологов, проявляющих беспокойство в связи с развитием искусственного интеллекта . В особенности они озабочены ролью, которая будет отведена  человеку, когда искусственный интеллект со временем превзойдет его интеллектуальные  возможности.  В интервью газете Australian Financial Reviewон он сказал: «Мы создаем  роботы, чтобы они делали  для нас все необходимое. Однако,  в конце концов, они станут думать  быстрее нас и захотят  избавиться от медлительных людей, чтобы обеспечить более эффективную работу  компаний». При этом Возняк понимает, что хотя все вышесказанное действительно может произойти, это не должно тормозить инновации в области искусственного интеллекта.

В связи с этим возникает вопрос: как развитие искусственного интеллекта  будет воздействовать на законодательство об интеллектуальной собственности? Этот вопрос достаточно глубоко исследовал   Эран Кахана в статье Intellectual Property Infringement by AI Applications</a>,  излагающей различные уровни приложений интеллектуального интеллекта. При этом  он подчеркивает, что проблемы охраны интеллектуальной собственности могут создаваться только более продвинутыми приложениями, достигающими  «уровня D». Они  демонстрируют сложнейший уровень интеллекта,  способного  определить и перепрограммировать любую часть своего поведения. В статье также указывается, что современные формулировки законодательства об интеллектуальной собственности, когда речь заходит о правонарушениях, предполагают участие в регулируемом процессе человека. В качестве примера приводится вариант вторжения  поискового робота в  охраняемый контент, за которое, согласно действующим стандартам,  надлежит предъявить   иск его разработчику или дизайнеру. Автор считает, что подобный, не допускающий отклонений  стандарт ответственности проблематичен, поскольку разработчик или дизайнер вряд ли  мог предвидеть свою виновность, если  приложение искусственного интеллекта уровня D допускает перепрограммирование роботом своего поведения.

Поэтому автором предлагается стандарт «итерационной ответственности», согласно которому  разработчик будет виноват  только в том случае, когда не может быть доказано, что приложение искусственного интеллекта действовало самостоятельно. Однако Кахана признает, что даже этот стандарт может оказаться проблематичным, если само

приложение искусственного интеллекта научится   избегать подобные обнаружения.

С полным текстом статьи можно ознакомиться по адресу http://web.stanford.edu/dept/law/ipsc/PDF/Kahana,

Август 2015 г.

-Американо-российский инновационный коридор связывает стартапы России с экспертами США

- Роль охраны интеллектуальной собственности в стимулировании  инноваций

Американо-российский инновационный коридор связывает стартапы России с экспертами США

U.S.-RUSSIAN INNOVATION CORRIDOR CONNECTS RUSSIAN STARTUPS TO U.S. EXPERTSApril 23rd, 2015  – americancouncils.orgnews/us…corridor…startups-us…
Американо-русский инновационный коридор был создан Американским советом международного образования – некоммерческой международной организацией, призванной готовить отдельных специалистов и организации  к успешному сотрудничеству в стремительно меняющемся мире. Посредством  академических обменов, зарубежной  языковой подготовки и программ развития образования Американский совет инициирует и  управляет инновационными программами, способствуя  расширению знаний и углублению  взаимопонимания.

В течение 40 лет Американский совет международного образования отвечал на нужды общественности, осуществляя сотни международных образовательных программ, охвативших более 70 стран, на 40 языках, в которых участвовали более 55 000 государственных чиновников, руководителей системы образования, промышленных новаторов, представителей общественности и студентов.  Созданный Американским советом Американо-российский инновационный коридор представляет собой одну из инициатив Программы активизации университетских исследований и сотрудничества с промышленностью (EURECA), спонсируемой Американо-русским фондом. Университет штата Мэриленд и университет Нижнего Новгорода являются партнерами-основателями Американо-российского инновационного коридора. После 2013 года партнеры организовали рабочие  визиты представителей  более 20 стартапов  из университетов Нижнего Новгорода, Перми, Ярославля, Санкт-Петербурга и Казани. В порядке осуществления программы Американо-российского инновационного коридора (USRIC) в апреле 2015 года из России в Вашингтон  прибыли шесть стартапов. Это уже четвертая группа биотехнологических стартапов, участвующих в программе USRIC после подписания в 2013 году Университетом Нижнего Новгорода и  Университетом Мериленда Меморандума об углублении связей в области Лобачевского университета Нижнего Новгорода и Перми вошли шесть научных биомедицинских и инженерных проектов. В первой половине интенсивной двухнедельной рабочей поездки, Мэрилендский технологический институт (Mtech) провел в университете штата Мэриленд семинары своих инновационных клиентов, тренинги и персональные  встречи с стартапов. Эксперты Технической школы Кларка поделились опытом развития технологий, финансирования и исследовательских инструментов биотехнологических  стартапов. Американский совет международного образования организовал встречу российской делегации  академическими и отраслевыми экспертами США, в том числе с представителями  Американского сварочного общества, Национального института борьбы со злоупотреблениями наркотиками и Биотехнологического центра Мэриленда (BioMaryland). Были также изучены возможности  научного сотрудничества с кафедрой Университета Джорджа Мейсона и Школой инженерных и прикладных наук Университета Джорджа Вашингтона. В ходе  визита американские инвесторы и стартапы рассмотрели  перспективы защиты интеллектуальной собственности, стратегии выхода на рынок и основные тенденций развития в области биотехнологии. Визит завершился круглым  столом,  состоявшимся в компании  Cisco Systems, в котором участвовали представители  университетов США и России, а также  региональных лидеров экономического развития. На нем обсуждалась  роль Американо-российского инновационного коридора в продвижении двусторонних инновационных партнерств. При этом было отмечено, что Россия обладает продвинутой  наукой, технологией, инженерами  и системой математического  образования. Руководство Cisco видит возможность реализации миллиардов долларов на инновационное развитие в ближайшие годы, и образовательный потенциал России мог бы сыграть здесь важную роль.


Роль охраны интеллектуальной собственности в стимулировании  инноваций и создании рабочих мест

IP Protection Incentivizes Innovation and Creates Jobs: A Message Worth Repeating// Dr. Kristina Lybecker, June 8, 2015 –       www.ipwatchdog.com/…/ip-protection-incentiv.

Экономическое процветание невозможно без увязки охраны интеллектуальной собственности (ИС), инноваций и создания новых рабочих мест. Права  ИС, особенно патенты, пожалуй, наиболее важны в отраслях, характеризующихся высоким уровнем постоянных затрат на их развитие  и низкими издержками производства. Это, в частности, особенно наглядно проявляется в фармацевтической промышленности. Стоимость исследования и разработки нового фармацевтического препарата является чрезвычайно высокой. Текущие оценки подобных затрат, хотя по общему признанию и весьма спорные, превышают  $ 2 млрд .     В то же время, после того, как затраты инновационной фирмы на разработку были осуществлены, предельные издержки производства, расходы на производство одной дополнительной дозы / таблетки относительно скромны. Кроме того, конечный продукт легко реплицируется.  В результате ни одна фирма не пойдет на миллиардные затраты без уверенности в получении компенсации своих инвестиций.  Без патентной и других видов охраны ИС дальнейшее развитие фармацевтики остановится. Поэтому не удивительно, что инновации чаще всего появляются там, где обеспечена должная охрана ИС. Всемирный центр ИС (GIPC) недавно приступил к ежегодной оценке прочности правовой охраны ИС в 30 странах, на которые приходится около 80% глобального ВВП. Общие результаты оценки состояния охраны ИС по странам интересно сопоставить с их инновационной активностью. Сог ласно оценке  Bloomberg.com, в десятку стран с наивысшим уровнем инновационного развития входят (в порядке убывания): Южная Корея, Швеция, Соединенные Штаты, Япония, Германия, Дания, Швейцария, Финляндия, Китай  и Тайвань (Россия оказалась на 18 месте). Сопоставление показателей охраны ИС (GIPC)  с показателями инновационного развития (Bloomberg.com) показывает четкую корреляцию между распространением инноваций и защитой прав ИС. Уровень корреляции между двумя сериями показателей (0.86) подтверждает неоспоримую взаимосвязь  между защитой ИС и стимулированием инновационной деятельности. Права ИС, особенно патенты, не только охраняют корпоративные инновации, но  и служат сигналом для их финансирования с привлечением венчурного капитала (ВК). Исследования показывают, что патенты помогают инвесторам преодолевать  огромную неопределенность в оценке перспектив потенциальных объектов финансирования. Патенты уменьшить асимметрию информации, циркулирующей  между финансистами и новаторами, тем самым стимулируя выход на рынок стартапов и создание новых рабочих мест. Достоверность этих выводов можно  проиллюстрировать на примере развития фармацевтической промышленности в ведущих странах. Соединенные Штаты, обеспечивающие, по мнению специалистов,  наиболее надежную  охрану  прав ИС, достигли  непревзойденного уровня инновационного развития  по сравнению с  другими странами. На их долю в 2011 году приходилось 2908 разработок (клинических испытаний)  новых фармацевтических препаратов  и процессов. Далее в пятерку лидеров входят: Япония (476), Австралия (416), Южная Корея (231) и Китай (139). Этот пример наглядно показывает, что должная охрана ИС стимулирует создание новых лекарств и методов лечения. Вместе с тем, нельзя не признать, что наряду с ИС благоприятные возможности для монетизации новшеств  создают потребности и конкурентная среда, а многие охраняемые правом инновации, наряду с их достоинствами, снижают потребность в рабочей силе. Например, технологии, обеспечивающие людям возможность заказа товаров прямо из дома, создавая ограниченное количество новых рабочих мест для компании Amazon, вместе с тем увеличивают число безработных в сфере торговли. Пользуясь языком биологии, можно сказать, что мы наблюдаем процесс  промышленной мутации  или  «созидательного разрушения», которое непрестанно революционизирует экономическую структуру, разрушая старые модели  и  создавая новые. Этот процесс созидательного разрушения считают  существенным фактом  капитализма (Schumpeter, Joseph. “Capitalism, Socialism, and Democracy (1942). Однако, устраняя потребность в некоторых рабочих местах, инновации подталкивают к созданию новых отраслей производства и обслуживания. Одним  из лучших примеров является механизация сельскохозяйственного производства США. Доля американцев, непосредственно занятых в сельском хозяйстве, сократилась  с 70-80 процентов населения США в 1870 году до менее двух процентов в 2008 году. Приведя к  потере определенных категорий рабочих мест,   промышленная революция создала гораздо больше,  расширив набор имеющихся возможностей для перемещения и поглощения рабочей силы. Кроме того, важно помнить, что создание рабочих мест может быть  прямым и косвенным. Рабочие места, создаваемые в Amazon.com только верхушка айсберга. Новые  рабочие места  создаются в FedEx  и в других базирующихся на ИС компаниях, которые повысили свою  эффективность, используя услуги Amazon.com. Общее количество обусловленного ИС прямого и косвенного создания рабочих мест огромно.  Все это – вместе с рассмотренными выше факторами – подтверждает бесспорную важность ИС в обеспечении процветания современной экономики.

Июль 2015

Защита инноваций и конкурентных преимуществ: коммерческая тайна против патентов

Protecting Innovation and Competitive Advantage: Trade Secrets v. Patents//Thomas Dye,  3/10/2015 – www. jdsupra.com…protecting-innovation…competitive-ad

Патенты уже давно служат средством  защиты предпринимательских инноваций. Однако, перед обращением за патентом необходимо проверить, не содержит ли  раскрываемая в заявке  конфиденциальная информация об инновации экономически ценную   коммерческую тайну, заслуживающую  разумных усилий по ее защите. Процедура защиты включает обеспечение  компьютерной  и физической безопасности, предполагающей  организацию   доступа к информации только тем, “кому ее нужно знать”. Все эти вопросы должны быть тщательно рассмотрены, прежде чем решить, следует ли прибегать к патентной охране. В 2015 году Конгресс США впервые намеревается принять закон,  включающий общие федеральные меры предотвращения  незаконного присвоения коммерческой тайны. При этом следует иметь в виду ряд факторов. Множество  ценной конфиденциальной и деловой информации (списки клиентов,  маркетинговые планы и др.) не подлежат  патентной охране. Тем не менее, такая  информация часто становится кандидатом на получение статуса коммерческой тайны. Многие изобретения, до опубликования патентной заявки потенциально составляют коммерческую тайну.  В случаях, когда продажа новой продукции открывает возможность обратного проектирования, раскрывающего секрет изобретения, патентная охрана становится  единственным жизнеспособным вариантом. Заявка на патент обычно публикуется через 18 месяцев после ее подачи,  и до публикации, содержание заявки  является секретом. В случае отклонения заявки после публикации, содержащаяся в ней  информация становится  общедоступной для справедливого  использования всеми желающими. Таким образом, перед публикацией заявки следует принять  решение  о  предпочтительности   продолжения  заявочной процедуры с    потерей  статуса коммерческой тайны либо отзыва заявки и отказа от ее публикации, чтобы сохранить статус коммерческой тайны. Однако, как и в случае с патентной заявкой, охрана интеллектуальной собственности с использованием законодательства о коммерческой тайне таит свои риски. В случае независимой разработки той же или сходной идеи другим изобретателем он может подать на нее патентную заявку или  использовать содержащуюся в ней информацию. Возможность обратного проектирования коммерческой тайны грозит утратой ею соответствующего статуса. В случае умышленной или случайной публикации информации она может утратить свой собственнический статус. Чаще всего коммерческая тайна утрачивается посредством ее кражи сотрудниками компании или  третьими лицами. Риск ее утраты увеличивается по мере роста мобильности рабочей силы и облегчения копирования больших объемов информации с применением современных технологий. Даже при  больших затратах на борьбу с хакерством и компьютерную  безопасность  риски ее нарушения  продолжают расти.     Нарушение коммерческой тайны своими сотрудниками или сторонними лицами трудно установить,  а судебное разбирательство дорогостояще. Коммерческой тайне изначально приписывались два преимущества над патентами: низкая стоимость обретения прав и неограниченная  продолжительность пользования ими.  Принятая в большинстве штатов судебная практика, признающая множество патентов недействительными и  делающая  содержащуюся в них информацию доступной для конкурентов, предоставляет коммерческой тайне дополнительные преимущества. Действующее законодательство, например, считает, что для признания нарушения коммерческой тайны уже ни требуется подтверждения использования всех элементов содержащегося в ней секрета. Достаточно доказать наличие в продукции конкурента существенного сходства. Уровень новизны, необходимый для признания наличия коммерческой тайны, ниже того,  требуется для подтверждения патентоспособности. Факта обнаружения раскрытия для общественности хотя бы определения некоторой части изобретения может быть достаточно для аннулирования патента, но не коммерческой тайны. Использование  коммерческой тайны в качестве замены патентной защиты становится особенно привлекательной  альтернативой там, где запатентованная технология легко держится в секрете, скорее всего не будет дублироваться и не поддается  обратному проектированию.

ИЮНЬ 2015

Российско – Китайский бизнес-инкубатор открывается в Инновационном центре Сколково

Russian-Chinese business incubator to open at Skolkovo Innovation Center April 21, 2015 Gleb Fedorov, RBTH – - http://rbth.com news/2015/04/21/russian-chinese business_incubator_to_open_at_skolkovo_innovation_center_45383.html)

Фонд “Сколково” и Инвестиционная Группа Cybernaut подписали соглашение о сотрудничестве под эгидой российско-китайского форума «Расширение возможностей для малого и среднего бизнеса”, состоявшегося в Пекине 21-22 апреля. Соглашением предусматривается создание совместного Российско-Китайского инкубатора, центра робототехники и венчурного фонда. Здание инкубатора площадью 1500 кв. м. будет расположено в инновационном центре Сколково и вместит в себя , по крайней мере, 15 компаний-резидентов Сколково, которые проводят исследования в области ИТ и робототехники, космических, технологий, энергоэффективности и новых материалов. Центр робототехники Cybernaut, который намечено создать в Китае с помощью Центра робототехники Сколково, будет осуществлять совместную программу ускорения деятельности компаний- резидентов Сколково и облегчения их поступления на китайский рынок. Кроме того, $ 200-миллионный российско-китайский венчурный фонд будет инвестировать в Сколково компании-резиденты, которые специализируются в области ИТ и робототехники, а также космических и телекоммуникационных технологий. Инвестиционная группа Cybernaut специалируется на удовлетворении растущих потребностей крупнейшего в мире потребительского рынка – в сфере финансовых услуг, образования, здравоохранения, бытового обслуживания, высоких технологий и передовых производственных секторов. Она инвестирует вновь создаваемые и развивающиеся компании с сильными партнерскими и консолидационными возможностями построения глобальных предприятий. Поэтому она будет весьма полезной в дальниешем развитии инновационного центра Сколково, который уже сейчас включает более 1000 высокотехнологичных стартапов, Технопарк и технологический институт (Skoltech), созданный в сотрудничестве с Массачусетским технологическим институтом. Соглашение Сколково Cybernaut вступает в силу в третьем квартале 2015 года.

Май 2015

Космические технологии и патенты

Patents and space technologies- epo.org›news-issues/technology/space/space… Результаты реализации космических технологий  мы наблюдаем в своей повседневной жизни. Они включают  спутниковую навигацию (GPS) в автомобилях и смартфонах, исследование земной поверхности (Google Maps),  новые медицинские технологиии и др. Космические и спутниковые технологии обеспечивают прогнозирование погоды, глобальные коммуникации, климатические исследования, контроль авиационного сообщения и многое другое. Эта сфера деятельности, в которую закладываются многие миллиарды евро, лежит в основе современной электронной жизни: спутники связи соединяют нас друг с другом, а обследование земной поверхности с использованием аэрокосмической сьемки – с нашей планетой. Космические исследования и разработки составляют основу деятельности ведомств, созданных  более чем в 50 странах. Эта деятельность простирается от аэродинамики и современной навигации до создания новых поколений телекоммуникаций, освоения космоса и здравоохранения. Сегодня эта деятельность рассматривается как один из важнейших стратегических секторов, который порождает  все новые виды связанной с космосом коммерческой активности, поддерживаемой частными и государственными инвестициями.Только в Великобритании в космической экономике занято более 80000 человек. Евросоюз предполагает, что  его космическая программа предоставит 50000 новых рабочих мест. Рынок основанных на космических исследованиях и разработках товарах  и услугах оценивается примерно в 114-125 млрд. евро, хотя на деле он может быть и более внушительным. Особенно значительную долю этого рынка составляют   спутники связи (66 млрд. евро), за которыми следуют навигационные спутники (11млрд). Другая важнейшая сфера деятельности связана с исследованием земной поверхности, на которую затрачивается около 750 млн. евро. Инновационные компании нуждаются в патентной охране своих идей, без которой их бизнес будет подорван конкурентами. Поэтому не удивительно, что количество  связанных с комическими исследованиями патентов за последние 15 лет возросло в четыре раза. В патентной базе данных  ЕПВ (Espacenet) только в области технологий, относящихся к спутниковой навигации, насчитывается более 3200 патентных заявок. Патенты важны, прежде всего,  тем, что обеспечивают компенсацию затрат на исследования и  стимулируют проведение последующих разработок.

Апрель 2015 года

Готов ли  российский нефтегазовый сектор к инновационному освоению

арктического шельфа?

Innovation in the Russian Oil & Gas sector – prepared for Arctic offshore development?
Svein Sundalsfoll, Håvard Bjerke // Universitetet i Nordland. – MBA Business in Russia, June 2014 – http://hdl.handle.net/11250/221262
Добыча углеводородных ресурсов является непременным условием устойчивого роста российской экономики. Сокращение возможностей открытия новых месторождений на суше усилило интерес России к углеводородным ресурсам на арктическом шельфе. Между тем, проведенный анализ показывает, что возможности разведки, разработки и эксплуатации  арктических углеводородных ресурсов у России ограничены в силу ряда  технических и организационных факторов. Суровый арктический климат и неразвитая  транспортная инфраструктура подтверждают  необходимость инновационного подхода к разработке российского арктического шельфа и  корректировки ряда институциональных факторов, связанных, в частности,  с контролем и лицензированием шельфовых ресурсов.
Поэтому центральным становится  вопрос: готова ли Россия к инновациям. Пока стремление к инновациям в России относительно невелико. Причем инновации следует понимать и  рассматривать  в самом широком плане,  не ограничиваясь только чисто техническими исследованиями  и разработками. Инновации могут представлять собой введение нового товара или нового качества продукта, внедрение нового метода производства, открытие нового рынка, покорение  нового источника питания, или, наконец, это может быть освоение новой организация  промышленного производства.      Учитывая сложность и рискованность  освоения арктического шельфа,  участвующим в этом деле организациям надлежит кооперировать свои усилия  в преодолении проблем, обмениваться знаниями и  участвовать в  открытых инновационных процессах,  создавая  корпоративные кластеры, решающие совокупность  проблем освоения арктического шельфа. В дополнение к этому требуется  подключение международной цепи, восполняющей пробелы в технологии и компетенции нефтегазовой промышленности России. Однако потребность в инновациях наталкивается на действующую в России вертикаль принятия решений, вступающую в противоречие с идеей открытого инновационного процесса.
В итоге, на вопрос о готовности России к освоению арктического шельфа можно дать и отрицательный, и положительный и ответ. С одной стороны, приходится признавать, что инновационный потенциал российской промышленности недостаточен для решения проблем морского развития Арктики, как такового.  С другой стороны, имеются положительные примеры партнерских отношений, например, Роснефти при создания совместных проектов.
Потребность в инновационных решениях
Весьма распространено мнение, что промышленность России, сама по себе, технологически недостаточно  готова к суровым условиям, связанным с освоением арктических углеводородных ресурсов. Развитие арктического шельфа  является, бесспорно, новой сферой деятельности для российских нефтегазовых компаний. Она таит в себе проблемы логистики, вызванные удаленностью месторождений от береговой полосы; потенциальные разливы нефти с нанесением ущерба экосистеме, подвижки льдов, столкновения с дрейфующими айсбергами и прочие несчастные и трагические случаи с ограниченной возможностью оказания экстренной помощи.  Присутствие сероводорода и высокое давление на трубы  в экстремальных арктических условиях требует поиска и применения  специальных сплавов, контрольного оборудования и т.д.
Компании  могут решать все эти и многие другие  проблемы по-разному, пользуясь  отечественными или зарубежными ресурсными возможностями. Но инновации остаются  необходимым условием для достижения успеха в этой сфере. Многие столь необходимые  решения и технологии находятся еще в стадии разработки.
Повышенные риски  дополняются также  стоимостными факторами,  показывающими, что рентабельность работы в арктических морях значительно  ограничена. Инновации, предполагающие  создание новых знаний и технологий, помогли бы  российской  промышленности  лучше адаптироваться к столь сложным  условиям, и, таким образом, повысить рентабельность и снизить риски, связанные с организацией  производства в Арктике.
Состояние инноваций в нефтяной и газовой промышленности
Рассмотрение этой проблемы в сопоставлении с глобальным состоянием промышленности в целом показывает, что по масштабам  и уровню научно-исследовательских работ (НИОКР) нефтяная и газовая промышленность традиционно отстает от других отраслей промышленности. Это проявляется и в незначительной доле  инвестиций на НИОКР в общих расходах даже ведущих компаний, и в относительно низкой активности патентования ими своих новшеств. Это подтверждается и тем фактом, что все большая часть  НИОКР проводится  поставщиками  услуг и оборудования, а также в научно-исследовательских институтах и университетах, то есть – за пределами нефтяных и газовых компаний-операторов или владельцы полей. В результате, многие крупные нефтяные компании вообще не контролируют значительную часть  передовых  технологий.  Это обстоятельство должно приниматься во внимание руководителями российской нефтегазовой промышленности при разработке своей инновационной стратегии.
Отмечено также, что одни организации или компании достигают относительно больших результатов в  открытии новых направлений и формулировке четких руководящих принципов. Другие проявляют более высокие способности в подборе, подготовке и формировании команды, способной осуществлять инновации. Особая  задача   заключается в организации инновационного процесса вместе с привлекаемыми в нужный момент потребителями. Далее наступает время  перестройки  организации, которой предстоит проводить инновации, и болезненного процесса смены ее управления, являющегося  важнейшей  частью инновационного процесса.  Наконец,  последняя его стадия  заключается в  формировании  рынка для коммерциализации созданных  инноваций.
Однако этот процесс может рассматриваться и  с позиций некой общности  организаций, придерживающихся стратегии открытых инноваций – парадигмы, согласно которой фирма может и должна использовать как приходящие извне, так и собственные  идеи в интересах развития своих технологий. На путь открытых инноваций становится  все больше  компаний. Этой тенденции способствует ряд факторов:
- возросшая мобильность населения, сопровождающаяся более частой сменой работы;
- возможность использования венчурного  капитала для освоения побочных результатов НИОКР и новых идей, которые будут рождаться как  вне , как и в пределах существующей структуры;
- возможность участия в инновационном процессе компании, находящихся  в цепочке поставщиков.
Будущее – за сбалансированным подходом к открытым инновациям, при котором компания или организация использует все доступные средства, чтобы создать успешные продукты и услуги быстрее, чем их конкурент, не забывая о правовой охране своей интеллектуальной собственности.
Рассмотренные выше подходы к стимулированию и развитию инноваций должны приниматься о внимание при  анализе инновационного уровня российской нефтегазовой промышленности и ее  готовности к освоению арктического шельфа. Особенно это касается  оценки возможностей и  значимости открытых инноваций в российских условиях,  организации сотрудничества, способного  преодолевать общие инновационные проблемы. Например российские нефтяные и газовые компании при  разработке месторождений на суше предпочитают осваивать их  в одиночку, в то время как на международном уровне большинство особо  сложных подводных и шельфовых проектов разрабатываются в рамках кооперации  между партнерами, формирующими  совместные предприятия.
Подводя итоги
Исследование показало, что разработка арктического шельфа России сдерживается технологическими и институциональными факторами. При этом  на передний план выдвигаются проблемы, связанные с суровым арктическим климатом, и политизированное лицензирование углеводородных ресурсов. Роснефть занимает здесь монопольную позицию, в связи с чем промышленность утрачивает возможности воспользоваться преимуществами зарубежного опыта и технологий. А это, в свою очередь, замедляет освоение российского арктического шельфа.
Изученные  источники указывают на необходимость международной цепи поставок для восполнения недостатков в технологии и компетентности российской нефтегазовой промышленности. Несмотря на наличие отдельных примеров горизонтального сотрудничества с международными нефтяными компаниями, доминирующими игроками на российском арктическом шельфе остаются вертикально интегрированные компании, намеренные контролировать  все мероприятия по созданию рыночной стоимости в нефтегазовой  цепи. В подобных условиях жизнеспособной стратегией поставщиков оборудования или других нефтедобывающих  компаний, пытающихся выйти на этот рынок, может стать только их сотрудничество с сегодняшними держателями лицензий.
Таким образом, создается  парадоксальное положение дел, которое тормозит  инновации, необходимые для решения  проблем в области развития арктического шельфа России: С одной стороны, углеводородные ресурсы имеют стратегическое значение для российского государства, являясь основным источником его доходов. Учитывая это, власти   стремятся контролировать лицензирование этих ресурсов, приводящее к  доминированию нескольких вертикально ориентированных компаний. С другой стороны, для достижения успеха в этой сфере не обойтись без соответствующего опыта и технологических инноваций,  безусловно необходимых для  преодоления технических  и организационных проблем работы в условиях арктического климата и построения инфраструктуры при сохранении окружающей среды. Однако в сложившихся  лицензионных условиях обладающие необходимым опытом компании ограничены в возможностях выхода на данный рынок.
Как уже указывалось,  уровень и интенсивность  инновационных процессов в российском обществе уступают показателями  других развитых  государств. Тем не менее, потребность в инновациях и модернизации была  в последние годы включена в политическую повестку дня России. В частности, на правительственном уровне были введены  в действие многие  рекомендации ОБСЕ. Однако широта охвата и степень их реализации недостаточны. Остается не решенным ряд проблем, в частности – в области судопроизводства. Это снижает доверие представителей частного сектора к судебной системе и вынуждает их искать иные пути решения своих рыночных проблем. Преобладающее вертикальное построение организационных структур ограждает отрасль от использования внешних инновационных ресурсов, а слабость  горизонтальных корпоративных связей тормозит распространение инноваций среди  нефтегазовых организаций, противодействуя утверждению  принципа открытых инноваций.
На основании сказанного можно заключить, что сегодня инновационной мощи России еще недостаточно для самостоятельного освоения ресурсов арктического шельфа., которое требует не только решения множества технологических проблем, но и утверждения современного  организационного подхода к ведению дел, включая, при необходимости,  международное партнерство. Оно не ограничивается закупкой оборудования, предполагая также многостороннее технологическое и сервисное сотрудничество. Тем более, что международные партнеры, по мнению авторов,  более чем готовы принять участие в грандиозных арктических свершениях, развивая  сотрудничество, несмотря на нааличие  политических противостояний на высоком уровне.
Примечание. Авторы данного исследования выше подчеркивали: Учитывая сложность и рискованность  освоения арктического шельфа,  участвующим в этом деле организациям надлежит кооперировать свои усилия  в преодолении проблем, обмениваться знаниями и  участвовать в  открытых инновационных процессах,  создавая  корпоративные кластеры, решающие совокупность  проблем освоения арктического шельфа. В дополнение к этому требуется  подключение международной цепи, восполняющей пробелы в технологии и компетенции нефтегазовой промышленности России. Однако потребность в инновациях наталкивается на действующую в России вертикаль принятия решений, вступающую в противоречие с идеей открытого инновационного процесса”.
Учитывая  недавние сенсационное сообщение СМИ (РБК, Апрель, 4, 2015 и др.), “действующая вертикаль” вряд ли  намерена претерпевать изменения.
Младший сын бывшего руководителя ФСБ, нынешнего главы Совета безопасности России Николая Патрушева, возглавит шельфовое направление «Газпром нефти». Андрей Патрушев родился 26 октября 1981 в Ленинграде. В 2003 году окончил Академию ФСБ, капитан ФСБ. Служил заместителем начальника 9-го отдела управления «П» («Промышленность») ФСБ РФ (отдел именуют также «нефтяным», поскольку его сотрудники отслеживают ситуацию на нефтяном рынке). В сентябре 2006 года назначен советником председателя совета директоров ОАО «Роснефть» Игоря Сечина по вопросам защиты информации. Осенью 2011 года перешел из «Роснефти» в «Зарубежнефть», получив кураторство над вьетнамским направлением. В начале февраля 2012 года назначен первым заместителем генерального директора СП «Вьетсовпетро» — совместного предприятия въетнамской PetroVietnam и российской «Зарубежнефти» В сентябре 2013 назначен вице-президентом ОАО «Газпром добыча шельф Южно-Сахалинск» (дочерняя структура «Газпрома»).
Печально и забавно, что “крупных специалистов” в нефтяной геологии выпускает ФСБ
Подробнее на РБК:http://top.rbc.ru/business/03/04/2015/551eadcf9a794735e9d852b9 817204 94 6
Март 2015 года

Воздействие интеллектуальной собственности на развитие зеленых технологий

Jonathan M. Developing and Diffusing Green Technologies: The Impact of Intellectual Property Rights and their Justification – www. greenpatentblog.comwp-content/uploads/2013/11/7-…
С начала XXI века заметно усилилось осознание негативного воздействия на окружающую среду современного образа жизни человечества. Оно проявляется в загрязнении окружающей среды, неуклонно растущем  потреблении и разрушении природных ресурсы, возрастающих выбросах парниковых газов. Как следствие, растет угроза изменения климата  и глобального потепления. Все это требует не только перестройки всего социального уклада жизни человечества, но и интенсификации разработки и распространения экологически чистых,  так называемых “зеленых” технологий, не оказывающих  вредного и опасного воздействие на здоровье человека и не наносящих вреда окружающей среде. В их число входят  технологии альтернативной энергетики, энергосбережения, атомной энергетики, транспорта, переработки отходов, сельского / лесного  хозяйства, а также  административных, нормативных или проектировочных аспектов.
Однако создание таких технологий требует больших инвестиций и сильных стимулов для претворения соответствующих проектов в жизнь. В связи с этим обострились дебаты относительно роли прав интеллектуальной собственности (ИС) в решении рассматриваемой проблемы.  С одной стороны, ИС можно рассматривать как ценный инструмент содействия созданию  зеленых технологий. С другой стороны, ИС может стать барьером на пути глобальных усилий по  смягчению последствий изменения климата.
Права ИС занимают центральное место в технологиях, поскольку они часто воплощаются и концептуализируются в виде имущественных прав. При этом при обсуждении  отношений ИС с инновациями предпочитают  рассматривать ИС в качестве слитного блока. На деле же роль различных прав ИС меняется применительно к разным отраслям и технологическим сферам. Разные типы ИС в большей или меньшей степени соотносятся с технологиями и их дальнейшим развитием. Поэтому можно выделить технологические и нетехнологические типы ИС. К первому типу относятся патенты, конструкции интегральных схем, авторские права на компьютерные программы, защиту от недобросовестной конкуренция (включая  коммерческую  тайну и конфиденциальную информацию). Второй тип включает авторские права (за исключением прав на компьютерные программы и конструкции интегральных схем, товарные знаки Промышленные образцы, географические указания и защиту от недобросовестной конкуренция (включая  коммерческую  тайну и конфиденциальную информацию).
Вместе с тем,  обостряется дискуссия относительно того, как  именно права ИС воздействуют на зеленые технологии и как они  могут  содействовать распространению и развитию этих технологий. Отмечается, например, что технологии, которые играют значительную роль в смягчении климатических изменений, нуждаются в разных видах поддержки их развития и распространения. Одним нужна существенная поддержка исследований и разработок (НИОКР), а другим – рыночный  стимул. Другой спорный вопрос касается оценки степени позитивного или негативного воздействия на развитие и распространение зеленых технологий.
Позитивное воздействие. Наиболее очевидная  причастность ИС к развитию и распространению экологически чистых технологий вполне проста: НИОКР обретут своих покупателей  только при наличии  финансовых стимулов, предоставить которые могут права ИС. На начальной стадии НИОКР решающее значение имеет государственная поддержка, но по мере приближения к завершающим этапам освоения новшества и создания условий для его успешного внедрения на рынке на передний план выдвигается частный сектор. А права ИС призваны  при это обеспечить разработчикам технологий и производству гарантии получения исключительных прав на доходное использование и распространение созданной ими инновации. Эта коммерческая роль ИС хорошо известна,  и ее использование не обязательно вступает в противоречие с  идеалом глобального доступа к зеленым технологиям..
Надежные и предсказуемые патентные права на изобретения  привлекают частные инвестиции, которые составляют существенную долю финансирования зеленых технологий и содействуют их последующей коммерциализации.  Законодательство о ИС также способствует распространению зеленых технологий посредством патентных публикаций, инициирующих новые разработки. Например, предоставляемые законодательством о ИС стимулы могут подтолкнуть к улучшению  дизайна интегральных схем, которые, в конечном счете, будут стимулировать продажи. К тому же отдельные патентные ведомства предусматривают льготную процедуру рассмотрения заявок на патентование зеленых технологий
Негативное воздействие. Региональные и международные соглашения содержат вытекающие  из моральных соображений обязательства, направленные на предотвращение создания технологий, которые могут нанести ущерб окружающей среде. Подобные обязательства и прочие ограничения  обычно закладываются в законодательство о ИС. Традиционно, моральный элемент всегда присутствовал в системе ИС,  в предоставляемых ею конкретных правах и устанавливаемых ограничениях.
Предоставляемая надежной системой ИС охрана и сопровождающие ее стимулы могут приводить к снижению “второй инновационной волны”. Когда прочие научно-исследовательские организации “расслабляются” в ожидании чужих технологий, которым можно подражать “нахаляву”. Одним из неизбежных последствий прав ИС является запрет несанкционированного применения таких прав другими лицами. То есть ИС преграждает доступ к технологиям, охраняемым этими правами. В результате более богатые и развитые страны обычно становятся обладателями зеленых технологий, сопутствующей им инфраструктуры и навыков применения, чего лишены  менее развитые  страны. Правда в отдельных странах права ИС не преграждают пути к зеленым технологиям, если их защита не предусмотрена законодательством этих стран. В этих случаях патентовладельцам приходится подкреплять свои патентные права непубликуемым  ноу-хау.
Приведенные выше примеры показывают, что ИС обычно тем или иным образом воздействует на развитие и распространение зеленых технологий. Однако это относится не ко всем видам ИС. Далее более подробно рассматриваются  технологические и нетехнологические виды ИС.
Технологические виды  ИС в целом оказывают позитивное воздействие на  развитие и распространение зеленых технологий, ограничивая, вместе с тем, не санкционированный  правообладателем доступ к охраняемым технологиям. Ведущая роль здесь отводится патентам. Именно они являются предметом коммерческого лицензирования и передачи новых зеленых технологий, а также источником патентной информации. Хотя нынешнее поколение зеленых технологий благодаря этому, как правило, доступно, постижение  будущих зеленых технологий несколько затруднено. Примерами  таких технологий будущего являются ферменты и преобразования организмов, предназначенные для производства биотоплива, передовые технологии ветровой  и солнечной  энергии, а также  охраняемое авторским правом программное обеспечение машин и оборудования, смягчающих последствия изменения климата, таких как гибридные   или электромобили.
Нетехнологические виды ИС включают права на товарные знаки, промышленные образцы  и авторские права (исключая  права на программы для ЭВМ). Они,   в целом,не препятствуют развитию и распространению экологически чистых технологий и, сами по себе, не относятся к прямым решениям проблемы изменения климата, не воплощая в себе самих технологий. Их роль  фактически проявляется в поощрении распространения зеленых технологий. Товарные знаки, например, способствуют индивидуализации фирм и производимых ими товаров и услуг. Промышленные образцы охраняют внешний вид продукции, не связанный с ее функциональными особенностями.
Таким образом, положительное воздействие нетехнологических прав ИС на разработку и распространение зеленых технологий можно считать  бесспорным. Однако в оценке технологических прав ИС сохраняется неопределенность. С одной стороны, отмечаются  возможности  их негативного  влияния, в частности –  патентов, на развитие и распространение зеленых технологий. Однако это влияние реально распространяется сегодня преимущественно на решения, усовершенствующие уже существующие технологии. С другой стороны,  позитивное воздействие технологических прав ИС  является движущей силой всего инновационного процесса в сфере зеленых технологий. Потому попытки внесения изменений в действующую систему ИС представляются сомнительными.

Февраль 2015

Инновационная политика России нуждается в развитии патентной системы и рынка интеллектуальной собственности .

// VI Международной научно-практической конференции в области экономики – «Гайдаровский форум». – www.economy.gov.ru/minec/press/news/2015011421

14 января 2015 года статс-секретарь – заместитель Министра экономического развития Олег Фомичев принял участие в экспертной дискуссии «Институциональная модернизация России – в чем роль инноваций?» в рамках VI Международной научно-практической конференции в области экономики – «Гайдаровский форум». Говоря о стратегии инновационного развития Олег Фомичев отметил: «Мы обсуждаем отдельные инструменты, систему институтов развития – это очень важные компоненты, но они являются надстройкой над нормальной эффективно работающей в целом экономикой. Только у нас это не надстройка над эффективной экономикой, а попытка заместить значительное количество недостатков, которое экономика производит». Также заместитель министра отметил, что в нынешних условиях, несмотря на то, что национальная инновационная система по набору инструментов институтов, можно считать в целом сформирована – инновационная экономика по прежнему не заработала. В экономике сейчас, по сути, две неравных части. Одна из них – современная новая инновационная система генерирующая стартапы, поддерживающая средние инновационные компании на стадии роста– кластеры, Сколково и т.д. И одновременно подавляющая часть экономики – традиционная, в которой инновационная активность традиционно в последние годы в целом находится на уровне меньше 10% при том, что средний уровень для самых не инновационных стран Европы начинается от 25%. «Это проблема, с которой локальными мерами инновационной политики, переписыванием стратегии, не справиться, – заметил Фомичев. – Надо решать более глубокие вопросы». В заключение Олег Фомичев отметил, что проблемы с инновационным развитием в крупных компаниях связаны с отсутствием нормальной технологии внедрения инноваций в свою деятельность: отсутствует патентная система, недостаточно развит рынок интеллектуальной собственности. «На самом деле рынок интеллектуальной собственности, как большое здание рынка, в котором нет покупателей и продавцов – оно очень красивое, соответствует лучшим мировым аналогам, но интеллектуальную собственность никто не производит и никто не покупает», – подчеркнул заместитель Министра. Он пояснил, что «это не проблема рынка, это проблема патентования, вывода на рынок интеллектуальной собственности на уровне предприятий, несмотря на то, что в целом система институтов, если иметь ввиду правовую основу, создана и работает эффективно

Январь 2015 года

-Роль интеллектуальной собственности в  инновационном процессе. Мнение членов Совета ВТО по интеллектуальной собственности

Современные методы  патентного анализа при разработке инновационной стратегии


Роль интеллектуальной собственности в  инновационном процессе

IP in Innovation and New Product Development – www.wipo.int/…/ip_innovation_development
Вообще говоря, инновация это процесс разработки практической реализации новой идеи с поставкой  полезных товаров  и услуг на рынок. Иными словами, посредством инновации предприниматель стремится    доставить новую уникальную ценность   своим клиентам. Наряду с некоторыми разновидностями  технологических инноваций выделяют инновации, не являющиеся результатом научно-технических разработок (маркетинговые, институциональные и  взаимодополняющие инновации).
Однако среди экономистов и политиков бытуют разные мнения по поводу истинной роли интеллектуальной собственности (ИС)в инновационном процессе. С одной стороны, теоретически, система ИС является абсолютно необходимым условием стимулирования творческой деятельности в общественных интересах. С другой стороны, некоторые обозреватели считают, что на практике система ИС препятствует развитию конкуренции в такой степени, что ее роль в инновационном процессе нередко становится негативной. Отсюда возникает необходимость неустанного изучения фактического использования предпринимателями инструментов системы ИС, чтобы экономисты могли вырабатывать научно-обоснованные рекомендации руководящим лицам относительно применения  системы ИС с учетом противоречивых частных и государственных интересов в сфере  инновационного развития.
Всем уже понятно, что инновации не то же самое, что и  изобретения. Инновации это процесс, который начинается с формирования концепции/идеи и завершается поставкой  нового продукта / процесса на  рынок. В свою очередь, права ИС могут быть эффективно использованы для содействия успешному осуществления инноваций. У инновационных технологий больше шансов успешно достичь рынок, если существует стратегический план применения ИС на разных этапах инновационного процесса, а не только при его начале или завершении,  без должного внимания к  другим инструментам  ИС. Поэтому необходим более широкий подход к роли ИС в инновации, не забывая также и о ее  важной навигационной роли при преодолении   «долины смерти» – особо трудоемкого и дорогого этапа освоения новшества,  связанного с привлечением сторонних технологических  и инвестиционных ресурсов, а также наличием надежных переговорных позиций, когда дело доходит до заключения и поддержания деловых партнерских отношений.

Мнение членов Совета ВТО по интеллектуальной собственности

Members discuss role of intellectual property in innovation and development - www.wto.org › wto news › Большинство участников обсуждения высказалось за построение сбалансированной системы ИС, с одной стороны,  стимулирующей инновации, предоставляя творческим людям ограниченные исключительные права, а с другой стороны,  предоставляя возможность распространения изобретений и новшеств в обществе в целом. Установление баланса предполагает наличие гибкости, позволяющей государству, в определенных условиях,  обходить запретные меры.Было подчеркнуто также, что обсуждаемые вопросы распространяются не только на изобретения и патенты, но также на товарные знаки и авторские права. Вместе с тем представители некоторых развивающихся стран указали на то, что действующая система ИС предоставляет особые преимущества высокоразвитым странам и крупным корпорациям, что с ними трудно конкурировать малому и среднему бизнесу. Подчеркивая при этом, что увлечение принудительной передачей технологий может подорвать стимулы к инновациям. В данном случае необходимы специальные программы сотрудничества небольших компаний с более развитыми предприятиями и исследовательскими институтами. Участники встречи  отмечали, что инновационная политика призвана  сочетать в себе государственное финансирование базовых исследований и разработок с рыночно ориентированным режимом интеллектуальной собственности. Особо подчеркивалось, что хорошая система ИС должна также поощрять иностранные инвестиции.

Современные методы  патентного анализа при разработке инновационной стратегии

Timmermans M. Patent analysis as an input to strategy: case of electric vehicle industry// DISSERTATION AT AALTO UNIVERSITY SCHOOL OF SCIENCE, 28.05.2014.- https://aaltodoc.aalto.fi/…/master_timmermans_
Понимание технологического ландшафта и тенденций инновационного развития жизненно важны для обеспечения успешного функционирования как национальной экономики, так и отдельных компаний в  усложняющейся конкурентной среде, порождающей все новые и новые технологии. Руководители разного уровня вынуждены выявлять реальные возможности соперничества и сотрудничества для выработки эффективных инновационных  стратегий. При решении этих задач в данном исследовании предлагается использовать метод выявления и изучения библиографических связей (bibliographic coupling) и теории графов для построения динамичных сетей патентного цитирования, раскрывающих связи между патентуемыми инновациями и изменения патентной активности организаций в различных технологических отраслях.
Библиографические связи уже довольно давно применяется  в качестве метода научного картирования при анализе технологических взаимосвязей между патентами, проявляющихся в их цитировании. Два  патента считаются библиографически связанными, если они имеют одну или несколько ссылок на патентные  документы, журнальные статьи,  материалы конференций и прочие публикации, представляющих их общий интеллектуальный фон. Карта патентного цитирования используется для идентификации важных “игроков” на данном технологическом поле, уяснения сущности связей между компаниями, включая конкуренцию и сотрудничество, или для наглядного представления  траектории развития технологий и моделей их  распространения.
В последние годы этот метод вызвал возрастающий интерес благодаря его способности группировать новейшие патенты, отражая ранние стадии эволюционного развития отрасли и возникновения новых технологий. При этом используется ряд инструментов анализа социальных сетей, облегчающих  руководителям картирование и анализ патентов  в составе сетей.  Эти инструменты позволяют переориентировать усилия исследователей на визуализацию и интерпретацию данных, открывающих  новые знания  в интересующей их области или подтверждающих уже известные или намечающиеся тенденции.
При составлении карт цитирования научных документов для анализа технологических трендов широко применяются инструменты отслеживания общих  цитат и библиографических связей. При этом считается, что одна  или несколько общих ссылок у документов указываю  на наличие между ними значимых связей.
Анализ патентного цитирования
Исторически наиболее популярная методология патентного анализа базировалась преимущественно на группировке и статистическом сопоставлении количества патентов, относящихся к некой технологической области или фирме. При этом патентное цитирование постепенно все более широко         использовалось при оценке качества патентов, анализе потоков знаний и их последствий, а затем и  при разработке предпринимательских стратегий фирм. Однако оно редко или только вскользь касалось построения корпоративных стратегий во вновь возникающих технологических отраслях.
Сегодня появилась возможность воспользоваться в патентных исследованиях недавними разработками инструментов количественного анализа социальных сетей. Он основан на теории графов, которая рассматривает социальные взаимосвязи и исследует взаимодействие  субъектов социальной сети. Сеть  патентного цитирования представляет собой двухмерный граф, который визуализирует библиографические связи между патентами. Она состоит из узлов, представляющих патенты, и связывающих их ребер. Расстояния между узлами на карте отражают ассоциации между библиографически связанными патентам: чем короче расстояния, тем плотнее технологическое поле. Толщина ребер обозначает силу библиографических связей между патентами в сети.   Построение сетей патентного цитирования с использованием инструментов анализа социальных сетей позволяет получить глобальную картину технологических инноваций с выявлением отношений  между патентами как отдельными частицами технологических знаний.
Карта патентного цитирования используется для идентификации важных “игроков” на данном технологическом поле, уяснения сущности связей между компаниями, включая конкуренцию и сотрудничество, или для наглядного представления  траектории развития технологий и моделей их  распространения.
Результаты анализа
В рассматриваемой работе были подвергнуты анализу новейшие технологии разработки электромобилей. В период с 2007 по 2012 год анализируемая  предметная область была представлена в патентном фонде США 1244 выданными патентами. С использованием библиографических ссылок сформировалась  сеть, включающая 1118 связанных патентных пар, соединенных 11411 ребрами. Полученная сеть патентного цитирования была подвергнута визуализации с использованием программы анализа социальных сетей Gephi. Для проведения более детализированного анализа полученный массив данных был поделен на три временных отрезка по два года каждый. Это позволило сопоставлять развитие технологий по прошествии времени и подвергать их более детальному рассмотрению.
Одной из важнейших  составляющих анализа сети патентного цитирования является   идентификация и интерпретация кластеров запатентованных технологических инноваций. Они строились  с использованием приписанных экспертами классификационных индексов и ключевых слов, наиболее часто встречающихся в заглавиях и рефератах патентных документов.   Количество  и содержание  кластеров, а также состав лидирующих в них стран и компаний, менялись по мере перехода от одного к другому временному отрезку анализа.
Все это позволяло отслеживать последние изменения в технологическом развитии,  активности патентования  ключевых конкурентов  в данной предметной области, а также преобразований в технологической структуре инновационного развития отрасли в целом. Эта информация  открывает  руководителям возможность  оценки общего технологического ландшафта с выделением участков с наиболее высокой активностью патентования; инноваций, таящих  в себе угрозы для данной компании или открывающих новые возможности для бизнеса; выявлять предпочтительные направления технологического развития,  потенциальных конкурентов или партнеров  и вносить соответствующие коррективы в национальную или корпоративную технологическую стратегию.

2014 год

Перечень новых рефератов в 2014 году

Декабрь

– Доклад Всемирного банка об экономике России: неопределенность политики, туманность среднесрочной перспективы
– Возможности инновационного развития России в условиях санкций Ноябрь 2014 года
Ноябрь
- Воздействие институциональной среды на инновационный потенциал российских компаний
– Конкурентоспособность российской экономики: оценки зарубежных ученых
- Перспективы инновационного развития России в условиях Западных санкций Октябрь 2014 года Воздействие системы интеллектуальной собственности на инновационный процесс

Октябрь 2014 года

Воздействие системы интеллектуальной собственности на инновационный процесс

……………………………………………………………………………….

Содержание рефератов

>Декабрь 2014 года

Доклад Всемирного банка  об экономике России: неопределенность политики, туманность среднесрочной перспективы

- Возможности инновационного развития России в условиях санкций

Доклад Всемирного банка  об экономике России: неопределенность политики, туманность среднесрочной перспективы

Policy Uncertainty. Clouds Medium-Term Prospects in Russia. //PRESS-RELEASE. Sep 24, 2014 – .- www.worldbank.orgen…russiarussian-economic-report-32

Данный доклад входит в серию докладов, выпускаемых дважды  в год экономистами Всемирного банка. Его суммарная оценка сводится к тому, что российская экономика находится сегодня в состоянии стагнации. Авторы доклада считают, что возросшая неопределенность в экономической  сфере оказывает отрицательное воздействие на позицию инвесторов и потребительский рынок. Среднесрочная перспектива отягощена существенными рисками. Для восстановления экономики необходима предсказуемая политика и новая  модель диверсифицированного развития. Без этого перспективы роста благосостояния населения и  общего процветания страны ограничены.

Последние изменения в экономике

Присущие российской экономике структурные барьеры обусловили замедление экономического роста  еще до возрастания  вокруг страны геополитической напряженности.  В первой половине 2014 года ВВП России составлял всего 0,9%. Причины замедления экономического роста носят структурный характер, а экономика работает почти на пределе своих возможностей. Россия интегрирована в мировую экономику посредством экспорта энергоемких продуктов в страны с высоким уровнем доходов, что  тесно переплетает пути их развития. Однако возникшая недавно геополитическая напряженнось негативно сказывается на этих торговых отношениях.

Прогноз

В среднесрочной перспективе рост экономики будет по-прежнему определяться медленным прогрессом в в структурных реформах и политикой неопределенности, складывающейся под воздействием геополитической напряженности.  Стоящие перед Россией основные вызовы носят двоякий характер: рост потребления скорее всего, окажется ниже ранее прогнозировавшегося уровня, а восстановление инвестиционного спроса будет более медленным, чем ожидалось ранее. Высокие инфляционные ожидания в ближайшие  два года еще больше снизят потребительский спрос- этот главный двигатель развития российского хозяйства. Невыполнение ранее запланированных серьезных структурных реформ и неизменность микро экономических основ будут и далее сдерживать инвестиции, ограничивая положительный эффект импортозамещения. Кроме того, совокупный доход в ответ на увеличение государственных и квази-государственных инвестиционных расходов будет, вероятно, весьма скромным.

Условия диверсифицированного развития

Портфель России насыщен материальными активами, включающими нефть и газ, а также инфраструктурой, включающей сеть учебных заведений  . Но ему недостает нематериальных активов типа институтов управления, обеспечения высокого качества социального обслуживания и собственноручно регулируемых предприятий. Институциональная слабость России является в настоящее время главным камнем преткновения на пути к увеличению экономической эффективности и и более высоким темпам роста. Формирование более сбалансированных портфелей национальных активов, а именно – природных ресурсов, капитала и экономических институтов, поможет России преодолеть структурные препятствия на пути роста. Стабилизация прозрачных правил хозяйствования, повышение  качества государственных инвестиций и конкуренция должны стать  приоритетными задачами реформ на ближайшие десятилетия.

Возможные сценарии развития

Россия может развиваться по одному из трех путей. Оптимистический сценарий (Восстановление) предполагает возобновление экономического роста в 2015-2016 гг., которое возможно  в случае прекращения геополитической напряженности и снятия с России всех санкций. Базовый сценарий (Стагнация) предполагает сохранение экономического застоя ввиду продолжения геополитической напряженности и сохранение существующих санкций. Пессимистический сценарий (Рецессия) означает углубление экономического спада, вызванное ожесточением геополитической напряженности.

Возможности инновационного развития России в условиях санкций

How can Russian innovation thrive despite sanctions? Sep 18, 2014. Igor Rozin. Russia Direct – Russian Media 11 – www. russia-direct.orghowinnovation-thrivesanctions

Хотя, согласно опубликованному в 2014 году Глобальному инновационному индексу (Global Innovation Index), Россия оказалась в числе 50 наиболее инновационных стран мира (в основном за счет успехов в области ядерной энергетики, космонавтики и ,военно-промышленного комплекса), Западные санкции остаются серьезной угрозой для будущего развития инновационной экономики России. Для их преодоления в последнем квартальном отчете “Будущее российской инновационной экономики” предлагаются два принципиально различающихся сценария для продвижения вперед.

Первый сценарий  ориентирован на укрепление контактов с Китаем. Сторонники этого  направления подчеркивают, что центр мировой экономики все более заметно смещается в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона. Россия должна всемерно воспользоваться этим фактором и ослабить свою экономическую  и технологическую зависимость  от США и их ближайших союзников.  Дальнейшее ухудшение отношений с Западом будет, вероятно, все более болезненным для научного сектора России. В этой связи рассматриваются возможности укрепляющегося Российско-Китайского союза бросить вызов Западу в инновационной сфере, преимущественно  – в сферах, где Россия занимает твердые научно-технические позиции.

Второй  сценарий, отодвигая в сторону возросшую неопределенность во взаимоотношениях США и России, продолжает полагаться  на  партнерство с американскими университетами и Западными венчурными инвесторами. Рассчитывая таким образом на повышение российской предпринимательской культуры и получение новых технологических инноваций, отвечающих  на потребительскому  спрос России. Сторонники второго направления фокусируют внимание на перспективах Американо-Российского инновационного сотрудничества. в условиях предъявления  новых санкций. При этом возлагаются большие надежды на научный потенциал обеих стран и развитие общественной дипломатии. Подчеркивается недооценка университетов как связующего звена в российско-американских научных и деловых связях, а также важность развернутой в 2010 году Программы наращивания научного и предпринимательского потенциала университетов (EURECA) – своеобразного инновационного коридора между США и Россией, способствующего установлению прочных партнерских отношений.

Выбор того или иного варианта  может определить пути экономического развития и модернизации на ближайшее десятилетие.

Ноябрь 2014 года

- Воздействие институциональной среды на инновационный потенциал российских компаний

- Конкурентоспособность российской экономики: оценки зарубежных ученых

- Перспективы инновационного развития России в условиях Западных  санкций

Воздействие институциональной среды на инновационный потенциал российских компаний

Chadee D., Roxas B. Institutional environment, innovation capacity and

firm performance in Russia, Critical perspectives on international business, vol. 9, no. 1/2,

pp. 19-39. Copyright : 2013, Emerald Group Publishing – http://hdl.handle.net/10536/DRO/DU:30052140

Общепризнано, что экономическая эффективность и конкурентное преимущество компаний достигается  преимущественно за счет инноваций. Исследования и разработки обеспечивают   создание новой продукции и технологий с более низкой себестоимостью. Широко распространенным индикатором осуществления инновационных процессов на национальном уровне является количество патентов, выдаваемых в тех или иных странах. В этом отношении Россия до недавнего времени выглядела относительно благополучно. По количеству патентов на миллион  населения  она существенно превосходила  прочие страны группы БРИК, пока в 2010 году ее не опередил Китай. Согласно данным Глобального индекса конкурентоспособности 2013-2014 Россия, несколько укрепившая свои позиции, поднявшись  в 2013 году среди 148 стран с 67 на 64 место, все же остается наименее конкурентоспособной среди стран группы БРИК.

У ведущих исследователей инновационных процессов  крепнет убеждение, что одной из главных причин низкого рейтинга конкурентоспособности России является отсутствие у нее  институциональной среды, стимулирующей инновации,  поддерживающей  экономический рост и конкурентоспособность своих компаний. Институциональная среда представляет собой  совокупность основополагающих политических, социальных и юридических правил, которые образуют базис для эффективного производства и определяют рамки общественного поведения. Однако, несмотря на наличие отдельных положительных показателей инновационного развития,   политические и экономические институты России остаются слабым звеном,  испытывающим  доминирующее воздействие влиятельной элиты, которая продолжает цепляться за остатки институциональной среды бывшего Советского Союза.

В данной работе были исследованы и подвергнуты количественному анализу три  критических показателя институциональной среды, которые негативно воздействуют на  инновационные и производственные процессы российских компаний: а) качество регулирования, б) верховенство закона и в) коррупция. Исследования проводились на основе данных, которые были получены в ходе последнего широкомасштабного обследования деятельности российских компаний, опубликованного  в 2010 году исследовательским подразделением Международного банка (the World Bank Enterprise Surveys Unit). Обследованием были охвачены 1004 компании, при этом достаточно содержательные сведения были получены от 787 респондентов. 80% полученной выборки представляли малые и средние предприятия из различных секторов  производства и обслуживания. 85% респондентов располагали солидным деловым опытом до 20 лет. И такая же доля опрошенных представляли чисто местные компании, не  участвовавшие в каком-либо международном бизнесе.

Воздействие трех вышеуказанных   критических показателей институциональной среды на инновационную  деятельность опрашиваемых компаний  предлагалось оценивать по 5-бальной системе. При оценке качества регулирования респонденты определяли степень негативного воздействия на их бизнес установленных налоговых ставок, налогового администрирования, лицензирования и инспектирования их предпринимательства. Верховенство закона оценивалось    по степени негативного воздействия на бизнес преступности, хищений, беспорядков, а также политической нестабильности и недостатков  судебной системы. В ходе исследования оно определялось  по авторитету  судебных органов, возможности осуществления законных прав компаний, включая правовую охрану интеллектуальной собственности. Негативное влияние коррупции оценивали по распространенности вынужденного преподнесения подарков и прочих неофициальных поборов за выполнение  обращенных к государственным учреждениям просьб, включая  отношения с таможней, судами и налоговыми службами.

Исследованиями  установлено, что  хорошее  состоянием институциональной среды, активизирует инновационные процессы, которые, в свою очередь, способствуют повышению эффективности производства. Это проливает свет на состояние дел в развивающихся странах, включая Россию, в которых недоразвитость основных элементов институциональной среды, в которой функционируют местные компании, их производственная деятельность подавляется нехваткой инноваций. Поэтому в ходе данного обследования были подвергнуты изучению еще два аспекта: инновационный потенциал опрашиваемых фирм и их производственные показатели.

В первом случае респондентов просили ответить на четыре дополнительных вопроса: 1) было ли налажено за последние три года производство новых товаров или услуг; 2) размеры затрат на исследования и разработки в предыдущем финансовом году; 3) закрыта ли за последние три года хотя бы одна линия производства товаров или услуг; 4) обновилась ли за тот же срок хотя бы один вид  производства товаров или услуг?  Во втором случае требовалось сообщить показатели по двум зависимым переменным:

росту объемов продаж и и использования производственных мощностей.

Результаты исследования подтвердили негативное  воздействие на инновационную и производственную деятельность  российских компаний критического состояния всех трех упомянутых ранее показателей институциональной среды :  качества регулирования,  верховенства закона и  коррупции.

Недостатки качества регулирования проявляются в бюрократизме, с которыми компании сталкиваются, например, в отношениях с правительственными учреждениями при оформлении разрешений или лицензий на проведение конкретного деловой активности, налоговыми, надзорными и прочими органами.   Он увеличивает ненужные расходы, которые  включают в себя прямые финансовые потери, а также затраты времени и усилий на осуществление ненужных операций. Отсутствие верховенства закона проявляется в отсутствии или слабости соответствующих  правовых и нормативных актов, государственной политики, программ и инфраструктуры, поддерживающих функционирование рыночной экономики.  Коррупция определяется как злоупотребление служебным положением на всех уровнях управленческого аппарата в целях извлечения личной выгоды, получения   доходов по возможности от каждого правительственной сделки. В ее арсенале   подкупы, контрактные откаты и растрата государственная собственность. Все это  подрывает общее качество управления в масштабах страна и имеет далеко идущие  негативные последствия для принятия инвестиционных решений, производительность компаний и  и  национального  экономического роста.

Перечисленные  выводы получили в данном исследовании статистическое подтверждение. Они указывают на острую необходимость обращения особого внимания российского руководства на реформирование всех рассмотренных выше компонентов институциональной среды. При этом фактор верховенства закона относительно более  важен для компаний, действующих в производственной сфере;  совершенствование регулирования – для тех, что ориентированы на  сферу услуг, а коррупция является бедствием, пронизывающим все сферы. В любом случае приоритет должен отдаваться институциональным реформам, которые призваны поддерживать и стимулировать инновации, обеспечивающие конкурентные преимущества российских компаний. Неспособность перестроить институциональную среду приведет к дальнейшему снижению глобальной конкурентоспособности России и утрате ею статуса мировой экономической державы.

Конкурентоспособность российской экономики: оценки зарубежных ученых

Россия на распутье

Michael E. Porter   Competitiveness at the Crossroads: Choosing the Future Direction of the Russian Economy – www.hbs.edu/…/Russia_Competitiveness_Cross…

М.Е.Портер – профессор кафедры делового администрирования Гарвардской бизнес-школы , признанный специалист в области изучения экономической конкуренции, в том числе конкуренции на международных рынках, конкуренции между странами и регионами. Разработал теорию национальных конкурентных преимуществ

.

В начале  2000-х годов был отмечен рост экономических показателей России благодаря достаточно высокому уровню макроэкономического управления и росту нефтяных доходов. Однако конкурентоспособность России на микроэкономическом уровне с 2004 года стала снижаться. Реформы замедлились, а усилившееся вмешательство государства привело к снижению производства и диверсификации экономики. Противопоставление макроэкономического прогресса с серьезными микроэкономическими слабостями способствовало противоречивым представлениям о российской экономике.

Действующая российская политика не в состоянии обеспечить достижение поставленных перед страной целей построения сильной и глобально конкурентоспособной экономики. Малый и средний бизнес, призванный создавать в России подлинно передовую экономику, жестко притесняется существующим политическим режимом. Сохраняется также большая  неопределенность с долгосрочными целями российской экономической политики, которая приводит к снижению инвестиций в  строительство объектов, разработку технологий и повышение квалификации специалистов.

Россия в настоящее время оказалась на перекрестке. Она может продолжить движение по прежнему пути смешения политики с экономикой, частичных реформ с благополучием , основанным в значительной степени за счет использования природных ресурсов;  сохранять  поддержку государственной собственности и участия государства в качестве  средства реструктуризации экономики, мириться со сложными и     неприемлемыми в современной бизнес-среде  правовыми и  административными порядками; ориентироваться на местный рынок вместо интеграции в глобальную торговую сеть. Квалифицированные и талантливые работники видимо продолжат миграцию за границу. Все это будет препятствовать построению подлинно конкурентоспособной экономики.

Другой путь России предполагает принятие конкурентоспособности в качестве основополагающего принципа экономической политики, охватывающего и отрасли освоения природных ресурсов. Сохраняя  свою приверженность разумной  макроэкономической политике, России надлежит  сконцентрировать внимание на  недостатках в сфере своего бизнеса. Пора, наконец, заняться борьбой с бюрократической неэффективностью руководства, коррупцией и осуществлением правовой реформы. Желательно также достичь консенсуса относительно роли государства, направив его усилия  на формировании среды,  благоприятствующей конкуренции  – как внутренней, так и международной. Опираясь на образованные  человеческие ресурсы и технологические навыки, Россия смогла бы построить более открытую, многообразную и  диверсифицированную экономику, став центром инноваций, торговли и культуры со стабилизированной миграцией.

Хотя не все обозреватели могут согласиться с подобной формулировкой стоящего перед Россией выбора, вряд ли можно отрицать противоречия в    провозглашаемой Россией приверженности к конкурентной экономике и  несоответствие фактических действий поставленным целям. Все заметнее признаки того, что экономический попутный ветер в  последние несколько лет ослабевает. Россия нуждается в долгосрочных инвестициях, на которые компании по-прежнему идут неохотно. Нынешняя политика должна измениться, потому что она  не соответствует  амбициям России.

Готова ли  Россия к технологическим инновациям?

Graham L. Lonely Ideas. Can Russia Compete? September 2013  – www.mitpress.mit.edubooks/lonely-ideas

Л. Грэхэм – известный исследователь российской и советской науки, профессор Массачусетского технологического института, преподаватель Гарварда, обладатель научных наград и автор книг по истории науки. Он был участником одной из первых программ по обмену учеными между США и СССР (1960 г.) и с тех пор провел множество поездок по России и встреч с русскими учеными, студентами и предпринимателями

Л.Грэхэм отмечает, что русские – очень творческие люди, и это наглядно  подтверждают их достижения в музыке, литературе, искусстве и фундаментальных науках. Однако технологии – это совсем другая сфера. Здесь начинается реальная деятельность, когда интеллектуальное творчество взаимодействует с обществом в целом,  и общество определяет успех технологических проектов. Успех конкретной технологии, который обычно означает получение прибыли в условиях конкурентного международного рынка, происходит за стенами исследовательской лаборатории, в социальной и экономической среде общества в целом. Преуспеть в этом русским пока не удается. Из своих путешествий по России Грэхэм вынес прискорбное убеждение, что русский человек столь же талантлив, сколь ограничен в возможностях воспользоваться плодами своих дарований, а зачастую не проявляет и склонности к освоению и коммерциализации своих идей, широко распространенной, например, среди ученых и студентов инженерных специальностей  в США.

Вопреки провозглашенным руководителями страны амбициям построить экономику знаний Россия по-прежнему находится в экономической зависимости от производства газа и нефти. Причины неспособности России коммерциализировать и применять технические изобретения уходят глубоко в ее историю. В течение трех столетий Россия проявляла   большие способности в  разработке технических идей, но  они сопровождались плачевными  результатами их освоения. Начиная с достижений оборонной промышленности  17-го века и кончая отмеченным  20-м веке Нобелевской премией созданием лазера, России не удавалось промышленно поддерживать свою технологическую изобретательность.

Периодические попытки руководства страны приступить к  модернизации отражают колебания в ее политической и социальной эволюции, а также  сопротивление установлению  демократических принципов, распространенных в высокоразвитых странах.

Самым серьезным недостатком проектов «Сколково» и «Роснано», например,  Грэхэм считает то,  что оба они нацелены на совершенствование технологий без изменения общества, в котором должны развиваться эти технологии. Это именно тот недостаток, который преследовал российские усилия по модернизации на протяжении трех сотен лет: российские лидеры концентрируются на развитии новых технологий, а не на реформировании общества таким образом, чтобы передовые технологии могли развиваться и поддерживаться в нем самостоятельно. Урок, который преподала история России, заключается в том, что успешная технологическая модернизация зависит от характеристик общества, в котором она предпринимается, в гораздо большей степени, чем от отдельных технологий, какими бы современными они ни являлись на момент внедрения. Без глубоких социальных реформ, которые сделают российское общество более открытым, восприимчивым, свободным и стимулирующим, отдельные технологии будут иметь лишь частичный эффект с точки зрения модернизации. Они будут действовать лишь некоторое время, а затем устаревать.

В качестве  главных  условий, призванных поддерживать технологические инновации, выделены: наличие общества, способного ценить изобретательность и прагматичность в использовании ее результатов; экономической системы, предоставляющей инвестиционные возможности; правовой системы, надежно охраняющей интеллектуальную собственность, и политической системы, стимулирующей инновации и основанное на них успешное предпринимательство. По мнению Грэхэма, в России пока отсутствуют все перечисленные условия.

Примечание. Книга Л. Грэхэма “Сможет ли Россия конкурировать” недавно издана на русском языке

Перспективы инновационного развития России в условиях Западных  санкций

Avramov K., Guryanova A. Western Sanctions, Russia’s Pivot East, and the Innovation CrisisOctober 10, 2014 |- www.globalinterests.org/…/western-sanctions-ru.

Во время недавнего обмена санкциями между Западом и Россией основное внимание международной общественности было сконцентрировано на вопросах поставок газа из России в Европу и Китай и  ограничения закупок продовольствия Россией на Западе. Санкции, связанные с технологиями, пока еще не подвергались серьезному обсуждению. Технологические трудности  упоминались преимущественно в связи с операциями извлечения энергоресурсов. Хотя отрицательное воздействие технологических санкций может проявиться и за пределами этой сферы.

Впрочем, санкции предъявлены России совсем недавно, а корни технологического отставания России уходят далеко в советское и постсоветское прошлое. Одно из объяснений крушения Советского Союза сводилось к его неспособности трансформировать научные достижения в продукцию и рост экономики. В проведенном еще  в 1980 году исследовании американской компании RAND Corporation отмечалось, например, что “слабость советской компьютерной технологии является преимущественно производственной, а не научной проблемой”. Правительство в период президентства Дмитрия Медведева  вспомнило  эти уроки и предприняло попытки перевести технологические инновации в число приоритетных задач. Главный  проект заключался в создании инновационного парка Сколково , смоделированного  по образцу Силиконовой долины. Однако Сколково  стало, по сути,  конечным проявлением этих усилий.

Одним из краеугольных камней  построения Сколково было партнерство с известными зарубежными компаниями. Участвовать в нем изъявила согласие внушительная группа западных компаний, включающая Intel, Microsoft, Siemens, Samsung, and Cisco. Компания Boeing согласилась на строительство в Сколково исследовательского центра в обмен на закупку российской компанией Ростехнологии 50 самолетов Boeing 737, Масачуссетский технологический институт проявил готовность исследовательского сотрудничества с рядом российских университетов. Сегодня, когда связи России с Западом достигли исторического минимума,  эти технологические замыслы поставлены под вопрос. Хотя руководство Сколково и утверждает, что геополитические конфликты пока не оказали существенного отрицательного воздействия на инновационный климат.

Впрочем, судьба  и самого Сколкова оказалась незавидной. Продвижение инновационных проектов сверху вниз посредством Сколково не увенчалось ожидавшимся успехом. Его стоимость , оценивавшаяся на стадии проектирования в 4 млрд.$, выросла вдвое, а для завершения основных объектов проекта недостает еще 2 миллиардов частных инвестиций.  Пожалуй, наиболее важно то, что поддержка проекта стала сокращаться и со стороны Кремля. Придя к власти,   Путин сначала  отменил приказ Медведева о выделении государственными компаниями 910 млн.$. на строительство кампуса университета Сколково. Затем  такая же судьба постигла первоначальный план – разместить в нем  к началу 2014 г. для проживания и работы около 10000 человек. Сейчас там находится только 2500 жителей. Аналитики считают, что фактически Сколково стало пешкой в ​​политической борьбе между сторонниками Путина и Медведева. Все эти неудачи поставили под вопрос дальнейшую судьбу проекта.

Однако дело не только в Сколково. Опыт высокоразвитых стран доказывает, что инициативы, направленные от науки к производству, должны подкрепляться исходящим снизу постоянным  спросом на новшества. В действительности  же проявилось отсутствие расположенности российской экономики к восприятию инноваций, унаследованное еще с советских времен. Согласно докладу Центра экономического анализа Интерфакса, опубликованному в   2007 году, “Инновационный сектор России крайне незначителен в соотношении с масштабами российской экономики в целом”.     К выводам о существовании разрыва между генерированием знаний и их воплощением в инновации приходят как  отечественные, так  и зарубежные исследователи.

Инновационный спрос должен подкрепляться соответствующим кадровым и финансовым обеспечением. Ни один из этих факторов сегодня должным образом не представлен.

Опрос Левада-центра в мае 2014 г.показал, что среди респондентов с высшим образованием 8% были решительно настроены на эмиграцию или сильно склонялись  к ней (15%). Подобные опросы подтверждаются и фактическими данными: в России зафиксирован резкий скачек эмиграции: со 122751 человек в 2012 г. до 186382 – в 2013 году. А среди остающейся молодежи в возрасте до 24 лет 58% не горят желанием включиться в инновационный процесс, предпочитая  работать в  правительственных учреждениях.

Еще одна проблема, оставшаяся в наследство от  советской экономической системы, это скудное  финансирование исследований и разработок в  предпринимательской сфере. В высокоразвитых странах НИОКР  в значительной степени финансируются частным сектором: в США – около 60%, Японии – 70%, Германии 80%, а в России – только 20%, зато  60-70% – государством.  При этом коммерциализация вложений в НИОКР в гражданском секторе остается одним из самых слабых мест российской инновационной системы.

Каково же будущее российских инноваций? В настоящее время Правительство России, отмечая  застывшие  на одном уровне  прибыли от своей старой нефтяной инфраструктуры,  озабочено повышением  нефтедобычи  за счет  Арктики и  Крыма, по всей видимости,  мало заботясь о стимулировании продуктивной инновации. А это сулит стране поражение в инновационном сражении в глобальной конкурентной среде. Лорен Грэхэм –   ведущий зарубежный учёный по истории российской и советской науки – дал в своем интервью пессимистическую оценку краткосрочным перспективам инновационного развития России. Он считает, что до тех пор, пока в России буден действовать  привнесенный Владимиром Путиным  режим государственного управления экономикой, ориентированное  на инновации общество не воцарится в  стране, из которой  утекают талантливые мозги и финансовые капиталы. Правда, долгосрочная перспектива видится им более оптимистично: крепнущий в России средний класс рано или поздно потребует предоставления ему более широких прав и возможностей, с получением которых откроются новые перспективы инновационного развития российской экономики. Хотя  никто не знает, как скоро это произойдет.

Октябрь 2014 года

Воздействие системы интеллектуальной собственности на инновационный процесс

Intellectual Property: Im-patent to innovate | The Economist. Jul 25th 2014, 11:26 by Z.G. | LONDON -  www.economist.com/…/intellectual-property

Система  интеллектуальной собственности и порождаемая ею патентная информация, бесспорно, является одним из важнейших компонентов    создания и коммерциализации инноваций. Однако осуществляя охранные меры, следует   учитывать, что инновация зачастую представляет собой кумулятивный процесс. Каждый новый шаг в нем опирается на предыдущие идеи. Поэтому чрезмерное усиление патентной  охраны,  ограждая созидателей от использования более ранних инноваций, может воспрепятствовать созданию новых технологий и их продвижению на рынок.

Проведенные статистические исследования*) показали, что устранение тем или иным способом блокирующего патента существенно увеличивает количество последующих инноваций, отталкивающихся от первоначальной идеи. Если будущий изобретатель не получит доступа к основополагающему патенту, он лишится возможности монетизировать свои инновации. Признание  патента недействительным снимает преграды на пути новых инноваций. Правда, эффективность такой меры в разных отраслях неодинакова.  В “сложных” отраслях (электроника, информационные и биотехнологии), где продукты связаны с многочисленными патентами,  последующее цитирование – вслед за признанием патента недействительным – возрастает в три раза. В “несложных” отраслях эффект оказывается несущественным. Когда новое изобретение нуждается в доступе к большому числу патентов, возрастает и риск неудачного завершения переговоров. Кроме того, эффект аннулирования увеличивается и тогда, когда блокирующие патенты принадлежат крупным компаниям.

Патентная система предназначена для поощрения инноваций посредством предоставления прав собственности изобретателю. Однако нахождение сбалансированной силы  таких прав оказывается весьма деликатной проблемой. Слишком слабая  сила таких прав сделает стимулы к новаторству несущественными, чрезмерная их сила может воспрепятствовать дальнейшему инновационному процессу.

Авторы данного исследования воздерживаются  от конкретных предложений реформирования патентной системы, поскольку они измеряли лишь одну из  сторону финансового расчета затрат и выгод (сопоставление преимуществ дальнейшего инновационного развития после аннулирования патента и  положительной роли патента в  стимулировании создания и коммерциализации  данной инновации).  Тем не мене, они приходят к выводу, что  потенциальные издержки нынешней патентной системы оказались больше ожидавшихся.  Кроме того, указывается, что рассматриваемые ограничения инновационных процессов концентрируются в конкретных рыночных сегментах. А если так, то было бы правильнее нацеливать реформы прежде всего на эти сферы, а не на патентную систему в целом.

……………………………………..

* Patents and Cumulative Innovation: Causal Evidence from the Courts. Alberto Galasso and Mark Schankerman. NBER Working Paper June 2014